воскресенье, 23 февраля 2020 года   

Ritorna vincitor!|Или победителей не судят

Автор: Надежда Сикорская, Женева, 15. 10. 2019. Просмотров: 623

Красочная богиня Изида - сцена из спектакля "Аида" (c) GTG/Samuel Rubio

Елена Стихина, дебютирующая в эти дни на женевской сцене в партии Аиды, не обманула, сказав, что «обошлись без воссоздания на сцене древнего Египта, без коней» и даже без раскрашивания ее черной краской, что позволяет вывести изображаемые события не просто из определенного исторического контекста, а вообще, так сказать, из времени, оголив драматическую суть и вечный выбор между чувством и долгом.  Вполне минималистские декорации с успехом дополняет искусная игра света, и на костюмы денег не пожалели, причем больше всего повезло Амнерис (Марина Пруденская), по ходу действия меняющей три туалета, один другого роскошнее. И даже одеяния хора – роль которого в операх Верди также значима, как в греческих трагедиях – хоть и напомнили о Празднике виноделов своей эклектичностью, но, в целом, не шокировали.

А вот похвалу Елены Стихиной ее партнеру – корейскому тенору Йонгуну Ли (в роли Радамеса) – мы разделить никак не можем: уж слишком он кричал на премьере, причем даже в знаменитом романсе «Celeste Aida!» («Милая Аида!») в самой первой сцене. А мы так этого романса ждали! Зато очень порадовал российский баритон Алексей Марков (Амонасро) – сразу захотелось послушать его в роли Жермона в «Травиате», которую он часто исполняет: тоже отец, тоже достойный человек, хоть и совсем из другой оперы. Что же касается исполнительницы главной роли, то она, на наш взгляд, была, правда, лучше всех!



«Аида» - ярчайшее свидетельство того, что гений остается гением даже если работает на заказ, а не только в порыве внезапно налетевшего вдохновения. Да, Верди писал «Аиду» на заказ, и не просто чей-то, а практически «фараона»: в 1868 году правительство Египта обратилось к композитору с просьбой написать оперу на египетскую тему для каирского театра, который должен был быть построен в следующем году, к открытию Суэцкого канала. Решили увековечить момент, но к открытию не успели: лишь в 1870-м Верди согласился взяться за работу, предварительно адекватно оценив заказчика. Известный музыковед Генри У. Саймон рассказывает, что за «Аиду» он запросил – и получил без всяких торгов – гонорар в сумме 30 000 долларов. Контракт был подписан, когда композитор не написал еще ни единой ноты. И все, что покупатель получил, была только одна копия партитуры и право первому поставить оперу в Египте в Каире – и только в Каире. Верди сохранил за собой все остальные права, которые они включали отчисления ему за каждое исполнение (авторские), где бы то ни было в мире, и публикацию партитуры и либретто. Если вспомнить, что в Европе в 1870 году 30 000 долларов равнялись примерно 200 000 долларов сегодняшним, а также что не было налогов, можно заключить, что хедив Египта, который заплатил эту сумму, сделал высокую ставку на музыкальный гений. И, разумеется, не прогадал, навсегда войдя в историю музыки – «по ассоциации», так сказать. Верди же, отдадим ему должное, щедро заплатил своему либреттисту, а также передал часть аванса пострадавшим при осаде Парижа, да и работал много и напряженно, выдав результат, превзошедший все ожидания. 

«Аида» – настоящая «большая опера», со всеми атрибутами, столь милыми сердцу традиционалистов от музыки: масштабы действия, массы хора, балетные номера, шествия, марши, отличное совмещающиеся с эмоциональной выразительностью, лиризмом и психологической драмой. Не говоря уже о роскошных «номерах» для всех солистов, позволяющих им блистать во всей красе, и не по одному разу. Какое наслаждение, когда есть, чем блистать!

За изначальную литературную основу композитор взял краткий, всего четыре странички, сценарий, который набросал французский египтолог Мариетт, живший в Каире. Его переработал в либретто в прозе на французском языке месье дю Локль, а уже потом синьор Гисланцони написал итальянский стихотворный текст. Да еще Верди активно добавлял от себя – специалисты утверждают, что именно он настоял на том, чтобы эффектная «обстановочная» сторона была подчинена высокой нравственной идее, и привнес тему верности родине, конфликт между долгом и чувством, а также идею осуждения завоевательных войн и вражды между народами в целом.



Для нас очевидно, что гуманизм авторского замысла в не меньшей степени, чем великолепная музыка привлекли к этому оперному шедевру дирекцию женевского Большого театра, взявшего, как знают наши постоянные читатели, курс на сближение театра с городом. А Женева, естественно, неотделима от Женевских конвенций, во всех четырех своих вариантах призывающих к милости к падшим, и от Международного Красного Креста, основанного здесь по инициативе Анри Дюнана, насмотревшегося ужасов в Сольферино. Но даже в самых радужных своих мечтах создатели спектакля не могли предвидеть, что премьера «Аиды» 11 октября совпадет с вручением Нобелевской премии мира премьер-министру Эфиопии Абию Ахмеду Али за «усилия по достижению мира и международного сотрудничества, в частности, за решительные инициативы по разрешению пограничного конфликта с Эритреей». (Для тех, кто подзабыл сюжет и не понял намека, поясняем – отец Аиды был как раз царем Эфиопии.)

Британский режиссер Фелим МакДермотт сделал – и очень убедительно! – акцент именно на этой стороне произведения, придав действию особую высокую остроту, фантастически подчеркиваемую музыкой, заставляя зрителя «примерить» события на сцене к нашей реальности. А она, по сути, увы, мало изменилась. Также торжественно, с одобрения "верховных жрецов" разных конфессий, провожают солдат на войну. Также торжественно встречают победителей, даже если они проходит, как в женевской постановке, сквозь аллегорическую арку из живых агонизирующих тел. «Победителей не судят», эти слова приписывают Екатерине Второй. «Возвращайся с победой!» (Ritorna vincitor!) - взывает Амнерис к Радамесу. И кто в момент всеобщего ликования задумывается о цене этой победы? Кто вступится за побежденных?



Знаменитый Марш победоносных египтян, по популярности сравнимый, пожалуй, лишь с «Хабанерой» или с «Болеро», по замыслу МакДермотта сопровождает процессию из гробов павших героев, оплакиваемых хором их родственников. И не могли мы тут не вспомнить о тысячах наших свестников, вернувшихся в страшных цинковых гробах из Афганистана, или о совсем недавних торжественных богослужениях в Москве, благославлявших на войну в соседней Украине! (Кстати, в программке спектакля размещена страшная фотография, сделанная в Афганистане в 1986 году, обратите внимание!)  Триумфальный марш и пронзительная сцена уговоров царя Египта проявить милосердие к пленникам во главе с царем Эфиопии, ввозимом в клетке, лишь подчеркивают страшную, разрушительную природу войны, на какой бы стороне конфликта ты не находился. И эфемерность победы: в ту же клетку, где сидел Амонасро, добровольно входит Радамес, обвиненный в предательстве. «Сегодня ты, а завтра я», как справедливо заметил герой еще одной оперы.

Оказавшийся за решеткой, в достаточно сырой на вид темнице, вчерашний герой призывает свою возлюбленную Аиду, которая не медлит явиться, чтобы вместе с ним спеть заключительный трогательный дуэт. За сценой наблюдает Амнерис, в белом платье с окровавленным подолом, повторяющая, словно в трансе, «Расе, расе». Поздно, милая… Занавес.

От редакции: Не все в этой постановке мы принимаем безоговорочно, но все же рекомендуем посмотреть спектакль, заказав билеты на сайте театра.


 

Добавить комментарий

Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь , чтобы отправить комментарий
КУРСЫ ВАЛЮТ
CHF-USD 1.02
CHF-EUR 0.94
CHF-RUB 65.46

Ассоциация

Association

ПОПУЛЯРНОЕ ЗА НЕДЕЛЮ

Умерла Татьяна Фаберже

13 февраля в своем доме недалеко от Женевы скончалась одна из последних представительниц знаменитой ювелирной династии, навсегда связавшей Россию и Швейцарию.

Всего просмотров: 1,929

Оливковое масло не экстра-класса

Некоммерческая организация International Olive Foundation (IOF) проверила качество и подлинность оливковых масел категории «Extra Virgin», продаваемых в швейцарских магазинах. Результаты оказались неутешительными.

Всего просмотров: 1,510

ИГ планировало теракт в Женеве

О подробностях предотвращенной разведкой Конфедерации трагедии рассказала газета Le Temps, в течение нескольких месяцев проводившая собственное расследование.

Всего просмотров: 1,073
СЕЙЧАС ЧИТАЮТ

Умерла Татьяна Фаберже

13 февраля в своем доме недалеко от Женевы скончалась одна из последних представительниц знаменитой ювелирной династии, навсегда связавшей Россию и Швейцарию.

Всего просмотров: 1,929

Коронавирус: развитие событий

Рост числа заболевших, перенос крупных мероприятий, отмена рейсов, перебои в работе почты – мы собрали для вас последнюю информацию об эпидемии коронавирусной инфекции.

Всего просмотров: 955

Швейцарские рестораны с интересной историей

Фото - Наша газета В разных частях Конфедерации существует множество кафе и ресторанов, история которых так же длинна, как и интересна. Приглашаем читателей совершить тур по таким заведениям…

Всего просмотров: 6,888

© 2020 Наша Газета - NashaGazeta.ch
Все материалы, размещенные на веб-сайте www.nashagazeta.ch, охраняются в соответствии с законодательством Швейцарии об авторском праве и международными соглашениями. Полное или частичное использование материалов возможно только с разрешения редакции. В случае полного или частичного воспроизведения материалов сайта Nashagazeta.ch, ОБЯЗАТЕЛЬНА АКТИВНАЯ ГИПЕРССЫЛКА на конкретный заимствованный текст. Фотоизображения, размещенные редакцией Nashagazeta.ch, являются ее исключительной собственностью. Полное или частичное воспроизведение фотоизображений без разрешения редакции запрещено. Редакция не несет ответственности за мнения, высказанные читателями в комментариях и блогерами на их личных страницах. Мнение авторов может не совпадать с мнением редакции.
Scroll to Top
Scroll to Top