воскресенье, 16 июня 2019 года   

Владимир Федосеев: Верность и терпение|

Автор: , Романдии, 25. 04. 2008.

Накануне премьеры корреспондент «Нашей газеты» встретился с Владимиром Ивановичем, чтобы задать ему несколько вопросов.

Владимир Иванович, "Борис Годунов" - опера с непростой и очень интересной сценической судьбой, известно несколько ее редакций. В чем особенность новой постановки?

"Борис Годунов" - это не просто опера, это психологическая драма, которая современно звучит и сегодня. Совесть и власть, власть и народ - вот ее главные темы. Именно так ее и задумывал Мусоргский. В первоначальном варианте у него не было некоторых сцен, которые появились позже, как например, сцена в Кромах, и не было любовной линии. Опера заканчивалась смертью Бориса, поскольку он был главным действующим лицом. Когда Мусоргский предложил оперу Мариинке, жюри дирижеров, в которое  входили семь дирижеров театра, ее отвергло. Они бросили шары, и шесть шаров из семи оказались черными. Оперу без любовной линии в то время никто не мог себе представить.

Мусоргскому порекомендовали ее переработать, что он сделал довольно быстро, поскольку самое первое "касание" к материалу - сцену у фонтана - он написал еще до того, как приступил к работе над оперой. Мусоргский добавил любовную линию, добавил Кромы, снова принес "Годунова" в Мариинский театр, и опять нашлись люди, которые выступали против. Для того времени это было слишком революционно и потому непонятно. Кстати, Мусоргского при жизни часто обвиняли, что он недостаточно знает партитуру. Даже после его смерти, когда обнаружили на его столике в больнице томик Берлиоза, учебник инструментовки, некоторые решили, что он тайком восполнял пробелы в знаниях. На самом деле, он был настолько гениальным, что не вписывался в существующие представления, он шел вперед, как позже Шостакович, которого тоже далеко не все понимали.

"Бориса Годунова" приняли, но постановка постоянно откладывалась, начались проволочки. В какой-то момент Мусоргскому просто повезло: готовился юбилей меццо-сопрано, близкой ко двору, и эта певица поставила условие - в ее юбилей должна состояться постановка "Бориса Годунова". Был успех, но было и много критики. Позже многие выдающиеся композиторы брались "улучшать" "Годунова". Римский-Корсаков сделал свою версию оперы, Шостакович - свою. Но я всегда оставался и остаюсь верен оригинальной версии, подлинной версии Мусоргского, она для меня единственно правильная и верная. Версия Римского-Корсакова прекрасная, он был большим музыкантом и ученым. У него была как бы "шикарная" оркестровка, а у Мусоргского она "говорящая". Оркестр у него "играет роль". Меня это привлекало и привлекает. Я с радостью согласился делать эту постановку, для меня счастье работать в Цюрихе, здесь прекрасные музыканты, я наслаждаюсь работой с хором, с оркестром.

В Вашей творческой географии Цюрих наряду с Веной - едва ли не самые важные города, здесь Вы ставите больше всего. Вена, понятно, это оперная столица мира. Но почему Цюрих?

Мне нравится обстановка в Цюрихе. Она какая-то почти семейная, здесь нет спешки, здесь получаешь то время, которое нужно для проработки того или иного сочинения, здесь много замечательных певцов, и публика прекрасная. И потом уровень! Цюрихский оркестр получил звание лучшего оперного оркестра Европы. Все это притягивает. Как и сам город.

Если говорить о постановочной свободе, где ее больше, здесь или в России?

В России сейчас я практически ежегодно делаю оперы, но только в концертном исполнении. Так я освобождаюсь от влияния режиссеров, их видение не всегда совпадает с моим видением и с видением авторов. Ведь опера - это музыка, музыка - первоисточник, а за ним уже следует все остальное.

Я хорошо отношусь к новациям в опере, но только это должно быть талантливо. Вместе с режиссером Купфером мы сделали "Китеж" в Австрии. "Китеж" считается очень русской оперой, традиционной, и тем не менее получилось очень современно. Все зависит от степени таланта. Ранкони в Ла Скала делал "Сказку о царе Салтане" - совершенно гениальная постановка. А если придумывать что-то, отвлекая оперную публику от музыки, развлекая ее всякими штучками - теряет смысл сам жанр.  В моей жизни были случаи, когда режиссер не знал даже простейших исторических фактов. Мне приходилось его приглашать в Россию, чтобы он посмотрел, сходил в музей, пообщался с людьми. Нельзя ведь так, что раз русская опера, значит - бутылки на сцене, Иван Сусанин с детьми пьет водку. В то время и водки-то не было!

Я думаю, надо собирать международный форум директоров театров, режиссеров, дирижеров, нужно обсуждать, спорить, и решить в конце концов, каким будет оперный жанр, каково его будущее.

С 1974 года Вы - бессменный руководитель Большого Симфонического Оркестра имени Чайковского. За это время поменялось все - страна, общество, система - а оркестр сохранился. Как вам это удалось?  

Любовью. Любовью к музыке и людям. Я собирал музыкантов, буквально выуживал из Консерватории и училищ, старался привить любовь к репетициям, любовь к Оркестру. Оркестр Чайковского славится своим звуком, это очень трудно добыть. Я всегда стремился к тому, чтобы оркестр был узнаваемым - это моя идея, я этой идее служил и служу. У нас есть преемственность, семейственность в хорошем смысле, музыкальные династии. Дети приходят на место родителей, так и должно быть в жизни.

Владимир Иванович, как Вам удается сохранять такую прекрасную форму, творческую и физическую?

Со мной всегда рядом моя жена, Ольга Ивановна, и со мной всегда музыка. А еще убежденность в том, что все будет хорошо. "Верность и терпение" - как говорил Барклай де Толли. Верность и терпение.   

 

Добавить комментарий

Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь , чтобы отправить комментарий
КУРСЫ ВАЛЮТ
CHF-USD 1.01
CHF-EUR 0.89
CHF-RUB 64.76
СОБЫТИЯ НАШЕЙ ГАЗЕТЫ
вторник, 25 июня 2019 года
ПОПУЛЯРНОЕ ЗА НЕДЕЛЮ

С 14 июня швейцарцы «работают на себя»

5 месяцев и 13 дней – столько времени, по подсчетам экономиста аналитического центра Avenir Suisse Марко Салви, швейцарцам нужно работать, чтобы заплатить все налоги.

Мигрантки вносят значительный вклад в швейцарское общество

Так звучит один из выводов, к которому пришли авторы доклада, опубликованного Федеральной комиссией по миграции ко дню общенациональной женской забастовки.

Комиссия по конкуренции оштрафовала иностранные банки

Barclays, Citigroup, JP Morgan, MFUG Bank и RBS оштрафованы на общую сумму в размере 90 млн франков за участие в сговоре на валютном рынке. Банк UBS, сообщивший регуляторам о существовании картеля, полностью освобожден от уплаты штрафа.
СЕЙЧАС ЧИТАЮТ

С 14 июня швейцарцы «работают на себя»

5 месяцев и 13 дней – столько времени, по подсчетам экономиста аналитического центра Avenir Suisse Марко Салви, швейцарцам нужно работать, чтобы заплатить все налоги.

Можно ли пить алкоголь во время беременности?

Согласно результатам исследования клиники акушерства Цюрихского университетского госпиталя, 40% беременных женщин пьют алкоголь. Врачи бьют тревогу и напоминают, что употребление спиртных напитков во время беременности может вызвать необратимые нарушения развития у ребенка.

Женщины Швейцарии борются за свои права

Сегодня в богатой и внешне спокойной Конфедерации проходит общенациональная забастовка женщин. Причин для недовольства достаточно – зарплатное неравенство, приставания, насилие в семье и т.д.
© 2019 Наша Газета - NashaGazeta.ch
Все материалы, размещенные на веб-сайте www.nashagazeta.ch, охраняются в соответствии с законодательством Швейцарии об авторском праве и международными соглашениями. Полное или частичное использование материалов возможно только с разрешения редакции. В случае полного или частичного воспроизведения материалов сайта Nashagazeta.ch, ОБЯЗАТЕЛЬНА АКТИВНАЯ ГИПЕРССЫЛКА на конкретный заимствованный текст. Фотоизображения, размещенные редакцией Nashagazeta.ch, являются ее исключительной собственностью. Полное или частичное воспроизведение фотоизображений без разрешения редакции запрещено. Редакция не несет ответственности за мнения, высказанные читателями в комментариях и блогерами на их личных страницах. Мнение авторов может не совпадать с мнением редакции.
Scroll to Top
Scroll to Top