пятница, 12 апреля 2024 года   

Всеволод Завидов: «В музыке надо выбирать правду» |Vsevolod Zavidov : « Dans la musique il faut choisir la vérité »

Автор: , Женева, .

Photo © Nashagazeta

Мы впервые услышали игру Всеволода Завидова на прошедшем недавно концерте класса Нельсона Гёрнера с начала текущего учебного года, то есть с сентября 2023-го, родившийся в Москве музыкант продолжает обучение в Женевской консерватории. Внешне он напоминает Евгения Кисина в молодые годы: такая же копна курчавых волос, такая же не по возрасту солидная речь, полная сосредоточенность на музыке, разносторонность интересов и глубина размышлений. Ну, вы сами сейчас увидите.

Всеволод, Вы родились в Москве в 2005 году не в музыкальной семье, однако в одном из интервью сказали, что с малых лет все делали под музыку как так получилось?

Меня в детстве много чему разному учили: и рисовать, и писать, и даже в олимпиадах по математике я участвовалдо шестого класса. Никаких музыкальных целей не было. Но когда мы с мамой ехали куда-то в машине, то всегда слушали записи Рихтера, например. Кроме того, мы жили на улице Грановского, интернат ЦМШ был виден в окно, потом я в эту школу поступилС тех пор мы стали довольно часто бывать на фестивале в Вербье, на оперном фестивале в Вероне он мой любимый.

В музыкальных семьях обычное дело проверить у ребенка слух в совсем раннем детстве и дальше «направлять», в зависимости от результатов проверки. Но кто помог Вашим родителям распознать Ваш талант и как прошло поступление в Центральную музыкальную школу при Московской государственной консерватории им. П. И. Чайковского, где уже с четырех лет Вы учились в классе педагога Тамары Колосс?

Во время случайной встречи моей мамы с незнакомой женщиной в спортивном клубе выяснилось, что ЦМШ у нас «под боком» дочь этой женщины там училась. Придя домой, мама рассказала это нашей грузинской няне, которая тут же отреагировала: «Как же так! Мальчик из приличной семьи не играет на скрипке или на рояле! Потом пусть будет юристом, но хоть что-то…» А в ЦМШ такая система, что приходишь не сразу на какой-то инструмент, а сначала на сольфеджио/ритмику. Был ноябрь, учебный год уже начался. Но когда мама пришла навести справки, то ей сказали: «Если мальчик, то приходите!» В том году был недобор мальчиков.

То есть Вас приняли по столь актуальному сейчас гендерному признаку?

Именно так! И выбрал я рояль.

Всеволод, любители анаграмм сразу обратили бы внимание на код, заложенный в вашем имени: ВСЕволод ЗАВИДов Вам все должны завидовать! Особенно те, кто не понимают, насколько неблагодарна профессия музыканта, какой тяжелый это труд, как трудно подняться до Олимпа и как легко с него скатиться. Давайте поговорим об этом.

Назвали меня в честь прадедушки архитектора Всеволода Дьякова. А потом я познакомился с одним чудесным пианистом с оксфордским дипломом: когда я назвал свое имя, он сразу откликнулся «О, как МейерхольдЖизненные перспективы такая аналогия рисует не самые радужные, но качество жизни, я думаю, она гарантирует.

Что касается профессии и так далееНехорошее слово «карьера», но еще хуже «самореализация». Мои родители смотрели на мое образование широко я был записан в Итон, но потом это оказалось не логичным. Благодаря их подходу я много чего люблю делать и много чем интересуюсь. Мне кажется, что надо мыслить себя не только в рамках парадигмы профессиональной, но и в рамках парадигмы поколения, если о нашем поколении вообще можно так говорить. Когда читаешь дневники Прокофьева, то понимаешь вот это было поколение, требовавшее от каждого гораздо большего чем что-то сиюминутное, это в итоге приходило само. Был некий культурный код, было достоинство. Это то, к чему я всегда стремился и стремлюсь.

На Олимп Вы взлетели очень рано: дебют в Большом зале Московской консерватории в возрасте восьми лет, а в возрасте одиннадцати победа на Международном конкурсе пианистов «Дебют» в США и концерт в нью-йоркском Карнеги-холле. Как это было?

Первые свои три ноты в Большом зале я сыграл даже раньше: это были две пьесы Шумана по несколько минут каждая в рамках школьного зачета, была у учеников ЦМШ такая возможность. Зачет я получил. А где-то через полгода вышел на сцену еще раз. Дело в том, что для меня в то время не существовало Большого зала Консерватории, как храма а именно так к нему относились в советское время очень многие. Я теперь это понимаю, но тогда нет, и поэтому спокойно сыграл Концерт Моцарта с оркестром ЦМШ.

Что касается Карнеги-холла, то отделение, которое я должен был сыграть после победы на конкурсе, стало для меня сложным. Программа была труднее, мне кажется, чем было мне тогда по силам. Сложнее всего была необходимость за где-то три недели выучить Andante maestoso – знаменитую тему из «Щелкунчика» в транскрипции Михаила Васильевича Плетнева, завершавшую программу. Помимо этого, я играл «Фантазию» Моцарта, пьесу Гайдна, Шумана, Шостаковича Я страшно волновался и ничего не помню: ни выхода на сцену, ни ухода с нее, ни аплодисментов только пространство перед дверью на сцену с какими прилепленными на стену бумажками.

После таких ранних грандиозных успехов не трудно ли расти дальше куда еще расти, к чему стремиться, о чем мечтать?

Возвращаемся к культурному коду поколений. Расти можно еще очень много куда. Я считаю себя русским человеком, вижу, как жили русские люди в 19 веке определенная их часть, с которой мы и общаемся духовно, – и становится понятно, к чему стоит стремиться. Само по себе исполнение 12 Трансцендентных этюдов Листа на может быть целью жизни, но может быть профессиональным этапом. Русская музыка, на мой взгляд, требует большей консолидации мыслей, а с этим большей работы.

Вам вряд ли было на что жаловаться в России: Вы много гастролировали, в 2017 году дважды выступали с Государственным камерным оркестром «Виртуозы Москвы» под управлением Владимира Спивакова, исполнив Первый фортепианный концерт Шостаковича, Вас без проблем выпускали за границу Однако Вы приняли решение уехать. Почему?

К этому вопросу существует несколько подходов, основной из которых большинство уезжает, чтобы вернуться. И я из их числа: физически я уехал бы вне зависимости от исторического контекста, а духовно и не уезжал. Трагедия в том, что России в моем понимании не существует. Да и не могу я сказать, что хорошо ее знаю я знаю три переулка в центре Москвы. Всех людей «моей» России я могу лицезреть и за ее пределами, где большинство из них сейчас находится.

Я был в Москве на Новый год и вроде посетил все нужные точки. Но было полное ощущение пира во время чумы и отсутствия чего-то, что раньше было. Некоторые иностранцы, приехав, могут и не понять, что там происходит. Чтобы прикоснуться к моей Москве, надо зайти в три-четыре квартиры, посмотреть, впитать Но делать мне там сейчас совершенно нечего и играть незачем. Не время.

Почему Вы решили переехать именно в Женеву? Связано ли это с получением специального приза Жоржа Лебансона на 76-м Международном конкурсе исполнителей в Женеве в 2022 году?

С конкурсом точно не связано. Швейцарию я знал мало, в основном, по фестивалю в Вербье. Папа бывал здесь по работе. Но выбирая место, где учиться, мы же едем не в страну и не в организацию, а к конкретному профессору. Так вышло, что старый друг нашей семьи, профессор Королевского колледжа музыки Дина Парахина, дала мне в жизни два судьбоносных совета: сначала она дала нам номер телефона Татьяны Абрамовны Зеликман, а чуть больше года назад Нельсона Гёрнера. После первого занятия с ним я понял, что приеду сюда.

Действительно, с 2018 года Вы обучались в Московской средней специальной музыкальной школе им. Гнесиных в классе выдающего профессора Татьяны Зеликман, рекомендацию которой для поступления в аспирантуру дала в свое время сама Елена Фабиановна Гнесина! Вы проучились у Татьяны Абрамовны пять лет, а с тех пор уже более полугода учитесь у Нельсона Гёрнера. Можете ли сравнить школы, подходы, стили общения?

У Татьяны Абрамовны я учусь до сих пор, мы не расстаемся. Понимаете, в Москве я учился в ЦМШ и в Гнесинке. Их разделяет не только улица Воздвиженка, но нечто гораздо большее это максимально разные подходы. Татьяна Абрамовна для меня гораздо больше, чем педагог. Она и ее муж, профессор Владимир Манулирович Тропп, – это представители такого поколения, такой высшей интеллигенции, что я не мог учиться у нее только музыке. Бывая в Москве, я сразу иду ей играть, стараюсь встречаться с ней, когда она бывает в Европе а она бывает, несмотря на почтенный возраст, и скоро мы встретимся в Италии, где она будет давать мастер-классы. Я не знаю другого человека с такой энергией.

Нельсон Гёрнер человек другого поколения, у него совсем другая школа, гораздо менее историзированный подход. Идеалы Татьяны Абрамовны остались где-то позади, хотя живет она абсолютно сегодняшним днем: это Горовиц, Корто, Шнабель, Рахманинов При этом, как ни странно, я нахожу очень мало диссонансов между тем, что говорила и говорит мне она, и тем, что говорит Нельсон Гёрнер. Мне очень интересно с ним заниматься, я ближе к нему по возрасту, но Татьяна Абрамовна часть того московского культурного кода, от которого я не могу отойти, он во мне навечно. Существование в этих двух парадигмах для меня совершенно естественно.

Летом 2022 года Вы участвовали в фестивале «Звезды белых ночей» и в Мариинском театре в серии концертов, посвященных 140-летию со дня рождения Игоря Стравинского. В декабре того же года в фестивале «Мариинский». Все это по приглашению Валерия Гергиева, после начала войны в Украине ставшего на Западе персоной нон-грата. Вы понимаете, что к Вам могут быть на этот счет вопросы?

Понимаю. Мне кажется, что существуют отдельные люди их список всегда очень короток, – которые, несмотря на видимость, находятся выше любого контекста. Значимая часть города Санкт-Петербург живет духовно во многом за счет Мариинского театра, который не мог бы существовать без Валерия Гергиева. Мне кажется, что не всех в России нужно абсолютно очернять, хотя таких очень мало. К ним, по-моему, относится Валерий Абиссалович, который очень много несет на своих плечах. На такое мало кто способен. Он выбрал путь компромисса ради поддержании в России музыкального процесса. Думаю, что этот процесс и то, чем он живет, очень далеки от того, что его реально окружает.

16 февраля 2024 года, в день смерти Алексея Навального, мы встретились с Вами на митинге на женевской площади Наций. Что побудило Вас туда прийти?

Алексей и Юлия Навальные для меня большие мечтатели. И я сам мечтатель. Плюс они для меня показатели несломимой России. Даже Юлия в большей степени, как настоящая жена декабриста. За это я их очень уважаю. Я с раннего детства жил в контексте «Эха Москвы», о Навальных узнал после Болотной площади и прошел несколько стадий собственного отношения к Алексею, что никак не повлияло на мое глубокое уважение к нему за способность мечтать и доносить свою мечту до большого числа людей.

Что вообще для Вас музыка?

Музыка бывает очень разной: контекстуальной, не контекстуальной и надконтекстуальной. Ее абсолютная сила в возможности общаться без перевода. В то время как иную картину бывает трудно понять без пояснения, в музыке такого нет. Музыка может жить за счет огромного таланта исполнителя, такое бывает. В музыке, как и в жизни, есть две парадигмы: кем нужно быть актером или режиссером, и что мне важнееправда/свобода или красота/эстетика? Если в жизни иногда можно позволить себе сбежать от правды в сторону эстетики, красоты, то в музыке надо чаще выбирать правду и быть режиссером.

Не зря мы начали разговор с Мейерхольда.

Совершенно верно. Мне кажется, что в литературе Пушкин и Шекспир надконцептуальны, и в музыке есть схожие явления. Самая большая сложность в нашей профессии балансировать между правдой и красотой. Рахманинов-пианист был на это способен, его детализация и эмоциональность сумасшедшие, но в четких рамках. В музыке часто есть сарказм, и он очень важен у Рахманинова, Стравинского, Шостаковича. Сарказм это хорошая инстанция между эстетичностью и правдой.

6 апреля Вы исполните в Базеле Первый концерт Чайковского сочинение не просто прекрасное, но и, для русской культуры, знаковое. Что скажете о нем?

Музыка эта феноменальная, требующая большой моральной силы. У Чайковского такая сила, безусловно, была, хотя в первой редакции он и видел этот концерт, как более камерное произведение. Большая сила эта чувствуется в его музыке, как и большое плечо России, какой бы они ни была, на которое он мог опираться. На мой взгляд, неверно говорить, что в этой музыке есть имперскость, в ней есть скорее мощь, гордость, вольность, которых сейчас, пожалуй, нет. Музыка эта была так по-разному использована кто-то под нее гимнастику делал в 1960-е годы! Ее играл Ван Клиберн в Москве в 1958 году, и, судя по всему, этот концерт стал чем-то большим, чем он на самом деле был он стал символом. Мне сложно судить: слушая запись Клиберна, я ничего такого не слышу, но люди, слушавшие его живьем, говорят, что это стало вехой в их жизни. А концерт Горовица в Москве в 1986 году, возможно, лучший концерт в истории человечества вообще?! Тут я прекрасно понимаю все эмоции, но для того, чтобы люди так его слушали, надо было этих людей в течение предшествовавших пятидесяти лет убивать. Может быть, через энное количество лет такое снова сможет случиться, но сейчас это невозможно.

От редакции: Билеты на концерт Всеволода Завидова в Базеле проще всего приобести здесь. А если вы хотите провести следующий час в обществе прекрасной музыки, то предлагаем вам посмотреть и послушать запись выступления Всеволода Завидова на полуфинале 76 Международного конкурса в Женеве 30 октября 2022 года.

PDF версия статьи

 

Добавить комментарий

Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь , чтобы отправить комментарий

Ассоциация

Association

Association Association

Association Association

СОБЫТИЯ НАШЕЙ ГАЗЕТЫ
ПОПУЛЯРНОЕ ЗА НЕДЕЛЮ

Сольный концерт Николая Луганского

17 апреля известный российский пианист представит на сцене женевского Виктория-холла программу, которая привлечет любителей не только фортепианной музыки, но и оперы.

Всего просмотров: 737

Красный Крест бледнеет на глазах

Внутренний кризис древнейшей гуманитарной организации вкупе с недовольством ею со стороны правительств ряда стран выглядит пятном на солнце Международной Женевы.

Всего просмотров: 728

Вопросы здравоохранения и энергоснабжения – на референдум

9 июня швейцарский народ проголосует по четырем предложениям, которые, без преувеличения, касаются всех и каждого.

Всего просмотров: 695
СЕЙЧАС ЧИТАЮТ

Весенние прогулки по Швейцарии

Луга, горы, равнины и живописные деревни – идеальный вариант, чтобы отрешиться от повседневных забот и набраться новых сил.

Всего просмотров: 3,578

420 000 долларов за часы F.P.Journe

Вырученные на благотворительном аукционе средства будут переданы в Фонд исследований рака груди.

Всего просмотров: 825

Позапрошлая война на улице Москвы

Лозаннское издательство Éditions Noir sur Blanc заготовило всем любителям хорошей литературы очередной подарок, который с сегодняшнего дня можно найти в книжных магазинах Швейцарии и Франции.

Всего просмотров: 1,224
© 2024 Наша Газета - NashaGazeta.ch
Все материалы, размещенные на веб-сайте www.nashagazeta.ch, охраняются в соответствии с законодательством Швейцарии об авторском праве и международными соглашениями. Полное или частичное использование материалов возможно только с разрешения редакции. В случае полного или частичного воспроизведения материалов сайта Nashagazeta.ch, ОБЯЗАТЕЛЬНА АКТИВНАЯ ГИПЕРССЫЛКА на конкретный заимствованный текст. Фотоизображения, размещенные редакцией Nashagazeta.ch, являются ее исключительной собственностью. Полное или частичное воспроизведение фотоизображений без разрешения редакции запрещено. Редакция не несет ответственности за мнения, высказанные читателями в комментариях и блогерами на их личных страницах. Мнение авторов может не совпадать с мнением редакции.
Scroll to Top
Scroll to Top