понедельник, 18 ноября 2019 года   

Шли на спектакль, а попали на политическую акцию|Une action politique au lieu d’un spectacle

Автор: Людмила Майер-Бабкина, Цюрих, 8. 11. 2019. Просмотров: 823

Сцена из спектакля «Mörder unter uns» (photo Y. Kusano)

Спектакль «Убийца среди нас» – это сценическая версия первого звукового фильма Фрица Ланга «М» («Mörder»), снятого в 1931 году в Германии, сделанная Михаилом Шишкиным, Матто Хэмпфом и Эберхадом Кёлером. Классический триллер о маньяке-убийце основан на реальных событиях дела маньяка-убийцы Петера Кюртена из Дюссельдорфа – в фильме жители города N ищут душегуба детей. Картина вошла в сотню лучших фильмов в истории мирового кинематографа и считается один из первых образцов детективного жанра и фильма нуар.

Международный творческий коллектив – силы объединили Театр Поколений в Санкт-Петербурге, театр Циммервальдлер, театр Шлахтхаус в Берне, театр Винкельвизе в Цюрихе, Келлертеатер в Винтертуре и театр в Куре, а над сценической версией текста работали хорошо известный всем Михаил Шишкин и швейцарец Матто Кэмпф –перенёс на сцену содержание фильма, чтобы высказать свою собственную позицию по отношению к преступности, связанной с убийствами детей, и провести параллели с сегодняшним днём.

Спектакль начинается с устрашающей мелодии «В пещере горного короля» из сюиты Грига  «Пер Гюнт». «Та-та-та-та-та-та-там-тата-там-тата-там …».  Этот мотив – знак, предвещающий недоброе. По нему впоследствии и будет обнаружен убийца: покупая у слепого продавца воздушных шаров шарик для очередной своей жертвы, он всегда напевал эту навязчивую мелодию, словно она преследовала его и подталкивала к совершению злодейства.



В спектакле леденящий кровь сюжет, передаётся языком кукольного театра. Всё в нём маленькое, кукольное, бутафорское, даже большой «кровавый» нож. Из-за этой кукольности в небольшом зрительном зале Schlachthaus Theater Bern никому не только не сделалось страшно, а стало даже немного весело: история с убийством девочек мастерски разыгрывается на сцене актрисой с помощью куколок её маленького театрика, висящего, как на подносе, прямо на шее артистки. Сюжет, связанный с преступлением и забавно представленный этим крошечным театриком, будет лейтмотивом всего спектакля, с его растущим числом убитых девочек. 


Не может не возникнуть вопрос, почему театр выбрал именно такой способ детективного повествования? Разгадка находится довольно быстро.

Полиция сбилась с ног в поисках убийцы.  Но тщетно! Как заявлял через балладу Б. Брехт в «Трёхгрошовой опере» в той же стране – Германии, в те же годы прихода фашизма к власти (1928), за три года до появления фильма, «у акулы зубы – клинья, все торчат, как напоказ, а у Мекки – нож и – только!…» Но он укрыт от глаз, и никто его найти не может. Ни преступника, ни кровавый нож.


Убийца появляется – спектакль начинается.  Его ищет весь город: жители, продавец «детских радостей», полиция, и даже преступный мир, чьи представители решают принять участие в поисках, чтобы избавиться от повышенного внимания к себе полицейских. Преступники хотят «спокойно заниматься своими делами», а не доказывать полицейским свою непричастность к убийству детей.


Здесь театр смещает место действия: оно плавно переходит из Германии в российский криминальный мир, оправдывая таким образом участие в международном проекте российских мастеров сценического искусства. На русском языка звучит «классика»: «На Багатьяновской открылася пивная, там собиралася компания блатная, там были девушки: Тамара, Роза, Рая и с ними Вася, Вася–шмаравоз». Разумеется, именно с помощью российских преступников убийцу обнаруживают, и все бандиты города N судят его, как в настоящем суде. Только сами-то судьи – воры и убийцы. Как тут не вспомнить Чацкого с его монологом «А судьи кто?»



Впрочем, это не основная сюжетная линия спектакля, а лишь прелюдия к главному, повод использовать зрительскую аудиторию, чтоб назвать ей «реального», по мнению авторов постановки, убийцу сегодняшних детей.  Ради этого, кажется, и затеян проект. 

Зная ранимую душу российского актёра, писатель-драматург Михаил Шишкин выстраивает свою сценическую композицию, опираясь на эту данность: одна из российских актрис на сцене болезненно реагирует на балаганный стиль изложения трагической темы, не выдерживает и, в конце концов, «останавливает» спектакль. Российские артисты «отказываются играть», протестуя против своего же театрального действа, с которым не согласны. Увы, обнаруживается это не во время репетиционного процесса, когда актёр ищет материал в жизненной реальности, пользуется ассоциациями, примеряет роль на себя, а только сейчас, когда спектакль уже сделан и его уже смотрит многочисленная публика. 
  

«К чему этот балаган?!», – кричит актриса по-русски. Так начинается второй акт спектакля «Убийца – среди нас», где создатели художественного произведения предлагают, вместо кукольной инсценировки, по-настоящему откровенный, честный, жизненный разговор с публикой на тему убийства детей. 


«Взбунтовавшаяся» актриса отказывается играть спектакль. Она, проводя параллель с современными преступниками, такими, как Чикатило и Брейвик, – в это время театр проецирует на стену швейцарского театра видео с их портретами, а также с портретом  Сталина – открыто называет имя нынешнего президента России в контексте трагедии в Беслане.  Некоторые зрители уходят из зала. Артисты убеждают друг друга доиграть прерванный спектакль. «Жизненная вставка» в художественную ткань сценического произведения призвана, по задумке создателей, оказать мощное воздействие на зрителей.


Однако этот наивный, с нашей точки зрения, драматургический ход с «остановкой спектакля» производит странное впечатление. Так и хочется спросить бунтующую актрису: «А в репетиционном процессе, когда анализировали обстоятельства, изучали материал, по многу раз репетировали сцены, разве нельзя было взбунтоваться и остановиться? Опомнились только во время презентации? Трудно поверить такому долгому молчанию. Значит – тоже кукольный, балаганный спектакль, только вместо кукол живые артисты?  Стоило ли огород городить ради такой замены?  


В памяти многих людей навсегда осталась страшная, непостижимая, жесточайшая трагедия: в первый день школьных занятий, 1 сентября 2004 года, террористы захватили в школу №1 в городе Беслан. В результате их нападения погибли жуткой смертью 186 детей! И театр берёт на себя функцию суда и без суда публично выносит обвинение конкретному лицу и целой стране, выбравшей своего президента. Надо ли комментировать эту политическую акцию с использованием Института искусств?   


«Международная команда театральных людей из Швейцарии, России и Германии сошлась для сотрудничества в этом проекте. Среди участников – музыканты Симон Хо из Швейцарии и Павел Михеев из России, переводчик Ивонн Гризель из Германии, актеры Мона Петри, Татьяна Верик и Доминик Янн из Швейцарии и Светлана Смирнова, Татьяна Шуклина и Алексей Чуев из Петербурга. Выразительную сценографию к спектаклю сделал Данила Корогодский, дизайн света и видео – Стаc Свистунович. В проекте участвует знаменитая художник-кукольник из Берлина Зузе Вехтер и хореограф и танцовщица из Петербурга Дарья Барабанова». 


Информация эта предоставлена театром на русском языке. В ней не сказано, что театральных зрителей приглашают на политическую акцию с обвинением в адрес российского президента. Заметьте: НЕ террористов! Нет, не террористов! Никого из них театр не обвиняет! Они – только повод сделать громкое публичное политическое заявление о других виновных.



А театральную публику привлекают именно возможностью увидеть в спектакле «арсенал театральных средств, широкий спектр возможностей и выразительных языков: тут и стилизация под «Трехгрошовую оперу» Брехта и Вайля с зонгами и танцами, и несколько экспрессивных стилистик кукольного театра, и элементы традиционного психологического театра, и хор из античного театра древности».

И – ни слова о том, что, выступив в роли судьи, отказавшись от образного языка, театр перестанет быть театром, а зрителям придётся пережить эмоциональное потрясение далеко не художественного свойства. Театр делает важное сообщение швейцарской театральной общественности, что «Убийца – среди нас»; именно под таким названием театр играет спектакль в Швейцарии, предоставив уважаемой газете «Neue Zürcher Zeitung»   всю полноту неуважительных суждений в адрес России и её президента. 


В Санкт-Петербурге спектакль, профинансированный швейцарскими и российскими спонсорами, был сыгран в октябре в Театре Поколений под нейтральным названием «Город ищет убийцу». 

Есть хорошее высказывание Сартра о свободе творчества: «Искусство призвано расширять границы свободы человека. Но одно ограничение есть: ограничение связано с готовностью отвечать за свои поступки». В данном случае – отвечать перед собой, своими и чужими детьми, которые подвергаются террористической опасности во всём мире.

От редакции: Мнение редакции может не совпадать с мнением автора. Как всегда, мы приглашаем вас составить собственное мнение о сценическом проекте «Убийца среди нас» и будем благодарны, если вы поделитесь им с редакцией. Спектакль покажут 14, 15, 16 и 17 ноября в Kellertheater Winterthur, а 28, 29, 30 ноября и 3,4 и 5 декабря – в Цюрихе, в театре Winkelwiese. А пока предлагаем послушать "В пещере горного короля" в виртуозном исполнении Дениса Мацуева.


 

Добавить комментарий

Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь , чтобы отправить комментарий
КУРСЫ ВАЛЮТ
CHF-USD 1.01
CHF-EUR 0.92
CHF-RUB 64.62

Ассоциация

Association

СОБЫТИЯ НАШЕЙ ГАЗЕТЫ
ПОПУЛЯРНОЕ ЗА НЕДЕЛЮ

Большие распродажи в Швейцарии

Дискуссии об изменении климата не влияют на дни скидок в Конфедерации – именно в это время многие жители страны стараются купить большую часть того, что им необходимо.

Всего просмотров: 1,116

Легенда о швейцарском рае. 1 - Руссо, или первый камень в фундаменте мифа

Мы начинаем публикацию серии очерков российской писательницы и давнего автора Нашей Газеты Натальи Бегловой, давно и серьезно размышляющей о швейцарском феномене и теперь записавшей результаты этих размышлений.

Всего просмотров: 1,068

Грудные имплантаты, рак и открытие женевских ученых

В Швейцарии ежегодно тысячи женщин делают себе операцию по увеличению груди, но многие не подозревают, какому риску себя подвергают.

Всего просмотров: 739
СЕЙЧАС ЧИТАЮТ

Достоевский о Женеве: «Это ужас, а не город!»

Сегодня исполняется 135 лет со дня смерти великого русского писателя, жизненный путь которого прошел и через Швейцарию. Вместе с профессиональными исследователями его творчества и просто почитателями его таланта мы решили отметить эту печальную дату оригинальной, на наш взгляд, публикацией - объяснением в нелюбви к Женеве и к Швейцарии в цитатах.

Всего просмотров: 14,187

Новые правила для женевских автомобилистов

С 15 января 2020 года во время смога в центре женевской агломерации будет запрещен проезд транспортных средств, наиболее вредящих окружающей среде.

Всего просмотров: 804

Большие распродажи в Швейцарии

Дискуссии об изменении климата не влияют на дни скидок в Конфедерации – именно в это время многие жители страны стараются купить большую часть того, что им необходимо.

Всего просмотров: 1,116
© 2019 Наша Газета - NashaGazeta.ch
Все материалы, размещенные на веб-сайте www.nashagazeta.ch, охраняются в соответствии с законодательством Швейцарии об авторском праве и международными соглашениями. Полное или частичное использование материалов возможно только с разрешения редакции. В случае полного или частичного воспроизведения материалов сайта Nashagazeta.ch, ОБЯЗАТЕЛЬНА АКТИВНАЯ ГИПЕРССЫЛКА на конкретный заимствованный текст. Фотоизображения, размещенные редакцией Nashagazeta.ch, являются ее исключительной собственностью. Полное или частичное воспроизведение фотоизображений без разрешения редакции запрещено. Редакция не несет ответственности за мнения, высказанные читателями в комментариях и блогерами на их личных страницах. Мнение авторов может не совпадать с мнением редакции.
Scroll to Top
Scroll to Top