Татьяна Дерюгина-Варшавская, мак на лугу|Tatiana Deriouguina-Varchavsky, un coquelicot dans la prairie

Автор: Жорж Нива (пер. Ирины Мироненко), Женева, 6. 02. 2019.

Татьяна Дерюгина-Варшавская, 1923-2019 (Дом русского зарубежья им. А. Солженицына)

От Татьяны Дерюгиной-Варшавской останется, прежде всего, ореол радости, огромного, чуть безумного жизнелюбия – слушая истории этой пожилой, 96-летней дамы, каждый думал, что она разбила сердце десяткам поклонников. Так и было, когда в 1941 году в Берлине она заканчивала одну из трех русских школ. Татьяна Георгиевна рассказывала, что ее семья принадлежала к высшим аристократическим кругам – отец хорошо знал императора Николая  II, а мать происходила из старинного дворянского рода, и имя ее было из числа самых длинных на могильных плитах берлинского кладбища. Это была типичная русская эмигрантская семья: ни гроша в кармане и ни слова сетований на судьбу. Они одинаково прекрасно говорили на немецком и русском языках.

В русской школе, где училась Татьяна, половина учениц были еврейками, и в ту пору с каждым днем тучи сгущались над их головами. К директору приходили люди из Гестапо, требуя выслать юных евреек. На это нужна была смелость, но Татьяна приглашала своих еврейских подруг на Воскресение Христово есть кулич и пасху, которые готовила мама.



Татьяна была младшей из четверых детей, братья родились в России и видели родовое гнездо в Псковской губернии.  Она же знала лишь тот образ, который запечатлелся в их памяти - "Speak, Memory", говорил Набоков, призывая Мнемозину. Татьяна Георгиевна могла бы написать замечательные мемуары, но не сочла это нужным. Она познала войну, Берлин, лежавший в руинах и ожидавший входа советских войск. Она бежала через Швейцарию в Париж, потом в Нью-Йорк, где ее приняла семья Цетлин, которая любила ее отца, скончавшегося в 1924 году. Там, в салоне Цетлиных, она очаровала, взбудоражила меленький литературный и политический Нью-Йорк. Там же она познакомилась с молодым писателем, который, как и она, бежал из Европы и жил на скудные доходы от передач на Радио Свобода, в архивах которого хранятся их бесчисленные сценарии. За каждый платили не больше сотни долларов… Это автор «Незамеченного поколения», живой картины жизни поколения молодых писателей русского Монпарнаса 1930-х годов с журналом «Числа», с поэтом и прозаиком Борисом Поплавским, умершим от передозировки наркотиков. Владимир Сергеевич Варшавский с женщинами был робок, медлителен, нерешителен. Их роман грозил растянуться на вечность, но внезапно он решился и похитил ни на кого не похожую, искрящуюся и брызжущую энергией Татьяну Дерюгину у сонма окружавших ее донжуанов.

После свадьбы они переехали в Калифорнию, где жил один из братьев Татьяны, потом она стала ассистенткой Александра Солженицына в Кавендише, штат Вермонт.

В конце концов им удалось вернуться в Европу: сначала, благодаря Радио Свобода, в Мюнхен, затем в Женеву, уже благодаря ООН, при которой Татьяна стала очень востребованной переводчицей.

Именно тогда я познакомился с этой парой. Робкий писатель, любивший спорт, стал летописцем большевистского безумия, овладевшего Россией: он писал «Родословную большевизма», и мы часто говорили о его книге. Но случился сердечный приступ, опасная операция, и в 1978 году он ушел из жизни. Татьяна Георгиевна осталась одна в их маленькой квартирке в Ферне-Вольтер, окруженная друзьями. Она регулярно посещала православные службы на французском языке в Шамбези, а на Татьянин день собирала за столом многочисленных друзей.  Одни приезжали из Германии, другие – из Флоренции или Рима.

Одной из ее последних радостей стала поездка в Санкт-Петербург, где она провела прошлое лето у гораздо более молодой подруги, сотрудницы Эрмитажа. Встречалась со студентами, которые приходили записывать ее воспоминания для Европейского университета и прочих учреждений, собирающих русские мемуары.

Татьяна Георгиевна передала архив своего мужа Дому русского зарубежья в Москве. Переписка между Варшавским и его многочисленными друзьями-писателями, которую постепенно публикует Дом, носящий имя Солженицына, свидетельствует о том, что писатель Варшавский находился в центре литературных войн Незамеченной России, схваток молодых волков с мастодонтами, увенчанными нобелевскими лаврами, европейцев с американцами – такова была пестрая, разношерстная русская эмигрантская среда 1930-1970 годов. Варшавский сражался в рядах французской армии, куда вступил, несмотря на очень плохое зрение. Но он также любил литературную войну, и русская эмиграция после 1945 года с увлечением предавалась этому безобидному и плодотворному занятию.

Будучи явлением, замкнутым на самом себе, русская эмиграция исчерпывала себя. Солженицын, которым восхищался Варшавский, символизировал другую Россию, приехавшую оттуда (против собственной воли), и она предлагала новый взгляд на мир. «Вы теперь senior citizen в эмиграции», писал Солженицыну отец Шмеман, просив играть роль тамады на последнем (чисто духовном) ее, эмиграции, застолье. Подле этого тамады, ведущего себя робко, находилась Татьяна Георгиевна, всегда восторгавшаяся своим Владимиром и всегда ослеплявшая собственным жизнелюбием. Она пережила мужа больше чем на 40 лет и навсегда осталась верна выбору, сделанному в Нью-Йорке в 1950-е годы. Сегодня «Незамеченное поколение» изучают, используют в диссертациях, выставляют в Доме русского зарубежья. Теперь его никак не назовешь незамеченным. Татьяна является его частью, словно мак на лугу.

Татьяна Георгиевна Дерюгина-Варшавская родилась 25 августа 1923 года, скончалась 9 января 2019 года, похоронена на кладбище Сент-Женевьев-де-Буа под Парижем.   

От редакции: Редакция Нашей Газеты благодарит сотрудницу московского Дома русского зарубежья имени А И. Солженицына Марию Васильеву за предоставленные фотографии.

 

Добавить комментарий

Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь , чтобы отправить комментарий
КУРСЫ ВАЛЮТ
CHF-USD 1.03
CHF-EUR 0.9
CHF-RUB 64.11
ПОПУЛЯРНОЕ ЗА НЕДЕЛЮ

ETHZ обогнал Кембридж в рейтинге лучших университетов мира

Федеральная политехническая школа Цюриха (ETHZ) заняла шестое место в мире и первое в континентальной Европе в рейтинге лучших университетов по версии QS.

В Швейцарии живут 500 000 миллионеров

Согласно исследованию Boston Consulting Group (BCG), Швейцария занимает четвертое место в мире по числу миллионеров и остается лидером в сфере управления иностранным капиталом.

Собачья жизнь, по-швейцарски

Недавно мы рассказали историю собаки Шеми, украденной из московского приюта для отправки швейцарским покупателям. Сегодня предлагаем читателям оценить общую картину нелегальной торговли животными в Конфедерации.
СЕЙЧАС ЧИТАЮТ

Швейцария вернет Узбекистану крупную сумму

Прокуратура Конфедерации сообщила о намерении правительства перечислить Ташкенту 130 млн франков, а также рассказала о приговоре, вынесенном одному из родственников Гульнары Каримовой.

Жара!

Гидрометеоцентр Швейцарии предупреждает: ртуть на наших термометрах на этой неделе будет зашкаливать.

Можно ли пить алкоголь во время беременности?

Согласно результатам исследования клиники акушерства Цюрихского университетского госпиталя, 40% беременных женщин пьют алкоголь. Врачи бьют тревогу и напоминают, что употребление спиртных напитков во время беременности может вызвать необратимые нарушения развития у ребенка.
© 2019 Наша Газета - NashaGazeta.ch
Все материалы, размещенные на веб-сайте www.nashagazeta.ch, охраняются в соответствии с законодательством Швейцарии об авторском праве и международными соглашениями. Полное или частичное использование материалов возможно только с разрешения редакции. В случае полного или частичного воспроизведения материалов сайта Nashagazeta.ch, ОБЯЗАТЕЛЬНА АКТИВНАЯ ГИПЕРССЫЛКА на конкретный заимствованный текст. Фотоизображения, размещенные редакцией Nashagazeta.ch, являются ее исключительной собственностью. Полное или частичное воспроизведение фотоизображений без разрешения редакции запрещено. Редакция не несет ответственности за мнения, высказанные читателями в комментариях и блогерами на их личных страницах. Мнение авторов может не совпадать с мнением редакции.
Scroll to Top
Scroll to Top