понедельник, 30 ноября 2020 года   

Человек с улицы Фиговых деревьев|

Автор: Валентина Гутчина, Женева, 17. 06. 2008.

Петанк, каштаны, кофе с круассанами, католические соборы с тонким запахом свечей - все это, знакомое по романам о Мегрэ, стало частью моего пятого измерения, виртуального мира Мегрэ. И вдруг - мечты сбываются! - виртуальный мир превращается в реальный: я сажусь в поезд и приезжаю в швейцарский город Лозанна, вижу дома, где жил и умер Жорж Сименон... Виртуальный мир рушится, оставляя место простой обыденности: Швейцария, Лозанна, четыре дома, где жил и творил мой любимый писатель, приехав после долгих скитаний по миру в страну банков, часов, шоколада и низких налогов.

 Сименон осел в Швейцарии в 1957 году. Известный писатель с солидным счетом в банке, с супругой Денизой и четырьмя детьми, вначале он приобрел  роскошный старинный замок в 20 км от Лозанны, в городке Эшандон, среди склонов, покрытых виноградниками. Все было в лучшем виде - настоящий, с бог знает какого затертого века замок, в котором некогда хозяева ходили, гремя мечами; множество слуг и чудных гостей, внимание прессы...Да только вряд ли Сименон был счастлив в Эшандоне, вряд ли ощущал себя кем-то вроде графа в родовом поместье. Начались семейные склоки, завершавшиеся пьянками обоих супругов. Дети молча наблюдали за родительскими разборками, откладывая в памяти первые грустные впечатления о жизни... Наверное, проще в таком случае во всем обвинить ненавистный дом и просто переехать в другой? Так и поступил отец комиссара Мегрэ.

Но сначала он обратился к своему итальянскому издателю с просьбой подыскать хорошую сиделку для спивающейся Денизы. Сиделка появилась - Тереза, миловидная итальянка, немедленно ставшая любовницей Сименона. Когда чуть позже Дениза попала в частную клинику для алкоголиков, именно Тереза стала негласной хозяйкой дома, отстроенного по личному проекту Сименона в пригороде Лозанны - Эпалинжесе. Переезд состоялся 19 декабря 1963 года, когда в Швейцарии идут неслышные дожди - словно вода наполняет сам воздух - а в зеленой траве раскрываются друг за другом крошечные ромашки.

У Сименона, талантливого романиста, дара архитектора, очевидно, не обладал. Двухэтажный дом буквой «п», больше похожий на электрическую подстанцию, чем на человеческое жилье, среди прочих частных особняков Эпалинжа и сегодня смотрится громадным уродцем. И, тем не менее, здесь он был вполне доволен жизнью: принимал гостей, а в свободное время любил под руку с Терезой спуститься к конечной остановке троллейбуса номер 5 и на нем проехать до Лозанны, с любопытством глядя в окошко на людей и их повседневную жизнь, на дома, то карабкающиеся вверх к собору Нотр Дам, то сползающие вниз, к набережной Уши (Ouchy).

Цветные ставни, яркие пышные одеяла, брошенные на подоконники открытых окон  - все это была повседневная жизнь, дарившая ему как писателю новые моменты вдохновения. Наверное, ради этих вспышек он и решился покинуть свой второй дом в Швейцарии, чтобы переселиться теперь в центр Лозанны, неподалеку от набережной Уши. В феврале 1972 году Сименон приобрел две квартиры на восьмом этаже многоэтажки по улице де ла Кур, 155.

С балкона ему открывались контрастные, так сказать, виды. С одной стороны - на синее озеро Леман с великолепно обрывчатой линией Альп на другом берегу, на крыши старых и новых лозаннских домов, в том числе и на маленький домик у подножия многоэтажки на улице Фиговых деревьев, где ему предстоит найти свой последний приют. С другой  - вид на городское кладбище, громадную площадь города мертвых, к которым наверняка уже тогда, поглядывая на огромные зеленые кедры и буки с могилами у их корней, Сименон не захотел присоединиться. Его могилы вы и сегодня не найдете ни на лозаннском, ни на каком другом кладбище мира.

...Последний в его жизни переезд - тридцать третий - произошел в феврале 1974 года. Пожалуй, именно этот дом по рю де ла Фигье, 12, и был истинно «его» дом - дом Жоржа Сименона, писателя с мировым именем, повидавшего мир и подавшего ему комиссара Мегрэ. Невысокий, отстроенный в далеком 18 веке, с небольшим участком во внутренней части, заключительной точкой в котором стоял мощный 250-летний кедр. «Наш маленький розовый домик», - с нежностью повторял Сименон при всяком удобном случае, как будто одно лишь это повторение уже согревало его душу. Здесь он много вспоминал, наблюдал, мечтал. О чем мечтал? Быть может, как и многие в его возрасте - о тихой и мирной кончине, и, может, именно тогда пришла ему в голову идея найти последний приют в тени кедра, в нежном щебете птиц?

В любом случае, если его мечта и сбылась, то в более жестком варианте - первой в сень кедра попала его дочь, 25-летняя Мари-Жо, отцовская любимица, которой с самого рождения он готов был подарить целый мир. Рассыпав прах дочери под кедром, в тот вечер Сименон записал в своем дневнике: «Ты навсегда в нашем саду, и однажды мы с тобой встретимся».

Шел 1978 год. Жизнь продолжалась - быть может, в ней стало меньше радости и ее краски изрядно потускнели, а дни, наполненные печальными размышлениями стали монотоннее, но она не завершалась, последний занавес не спешил опускаться. Писатель пережил операцию на сердце, а в 1987 году был почти полностью парализован, так что живыми оставались лишь его глаза, которыми он продолжал наблюдать птичью жизнь на ветвях кедра, где, возможно, беспечно болтала ножками и невидимая человечьему глазу прозрачная и невесомая душа его дочери Мари-Жо.

Дни катились к закату, все ближе становилась та дверь, за которой - неизвестность и молчание. И покой. Финал наступил 4 сентября 1989 года. Солнце еще не взошло, и воздух лишь начинал неуловимо светлеть. В 3.30 Сименон взял руку Терезы, устало улыбнулся и выдохнул еле слышно: «Наконец-то я усну...» В маленьком розовом домике в возрасте 86 лет Жорж Сименон уснул вечным сном, словно в одно мгновение вернувшись в собственное детство, вновь став худеньким мальчиком с бледной кожей и дерзкими глазами, в коротких штанишках.

Прах Сименона был рассыпан в тени кедра. Дом, который он завещал Терезе, она сразу же продала, со спокойным сердцем вернувшись в родную Италию. Спустя некоторое время городские власти Лозанны спилили кедр, поскольку он стал представлять опасность для пешеходов, проходящих по аллейке между соседними многоэтажками. В марте 2007 г. когда я на пару с приятельницей, нарушая все возможные законы о частной собственности, проникла на территорию бывшего сада Сименона, то увидела, как под остатками кедра, в густой зеленой траве грустно цвели два синих подснежника. Может быть, это были души Сименона и его дочери?

... На доме 12 по улице Фиговых деревьев нет мемориальной доски, и никому не пришло в голову создать здесь дом-музей Сименона, как обязательно поступили бы в России. Правда, досок понадобилось бы две, ведь до Сименона в этом доме проживал не кто иной, как В.И. Ленин.

По словам сына писателя Джона, который сегодня живет в доме отца в Эпалинже, «отец об этом не знал, а жаль -  его бы это позабавило».

По поводу отсутствия музея отца Джон Сименон не переживает. «Мой отец никогда не хотел никакого музея собственного имени, даже разговоров подобных не было, - говорит он. - Лучший его музей - его книги. Читайте их!»

 

Добавить комментарий

Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь , чтобы отправить комментарий
КУРСЫ ВАЛЮТ
CHF-USD 1.1
CHF-EUR 0.93
CHF-RUB 83.68
ДОСЬЕ

Ассоциация

Association

ПОПУЛЯРНОЕ ЗА НЕДЕЛЮ

Бюджет швейцарских домохозяйств

Какими доходами располагает среднестатистическая семья в Конфедерации? Каковы основные статьи ежемесячных расходов? И какая сумма в среднем остается в конце месяца? Об этом можно узнать из нового отчета федеральной службы статистики (OFS/BFS).

Всего просмотров: 2,293

Covid-19: более 300 000 инфекций в Швейцарии

По данным Федерального управления здравоохранения (OFSP/BAG), с начала пандемии в Конфедерации были лабораторно подтверждены 300 352 случая заражения новым коронавирусом. Всего скончались 3788 человек, 1014 из них – в течение последних 14 дней.

Всего просмотров: 2,229

Covid-19: Романдия возвращается к нормальной жизни

По данным Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ), франкоязычные кантоны Швейцарии больше не входят в число наиболее пострадавших от эпидемии европейских регионов. Учитывая улучшение эпидемиологической обстановки, власти романдских кантонов приняли решение о дальнейшем ослаблении ограничительных мер.

Всего просмотров: 2,072
СЕЙЧАС ЧИТАЮТ

Народные инициативы не прошли

На референдуме, прошедшем 29 ноября, швейцарцы выразили свое мнение об инициативах «За запрет финансирования производителей оружия» и «Ответственные компании: в защиту человека и окружающей среды». Подробности в нашей статье.

Всего просмотров: 747

Черно-белая любовь

Фото - Наша газета Если кто-то засомневается, что швейцарки способны к полной самоотдаче в любви – отправьте этого человека читать книгу Коринны Хофманн «Белая масаи». Автобиографическая история ее брака с африканским воином из племени масаи была переведена на 30 языков и разошлась тиражом 4 миллиона экземпляров.

Всего просмотров: 43,538

В Швейцарии доказали сексизм алгоритмов

По результатам недавно проведенного эксперимента, алгоритмы Facebook и Google подвергают пользователей дискриминации при показе вакансий.

Всего просмотров: 1,392
© 2020 Наша Газета - NashaGazeta.ch
Все материалы, размещенные на веб-сайте www.nashagazeta.ch, охраняются в соответствии с законодательством Швейцарии об авторском праве и международными соглашениями. Полное или частичное использование материалов возможно только с разрешения редакции. В случае полного или частичного воспроизведения материалов сайта Nashagazeta.ch, ОБЯЗАТЕЛЬНА АКТИВНАЯ ГИПЕРССЫЛКА на конкретный заимствованный текст. Фотоизображения, размещенные редакцией Nashagazeta.ch, являются ее исключительной собственностью. Полное или частичное воспроизведение фотоизображений без разрешения редакции запрещено. Редакция не несет ответственности за мнения, высказанные читателями в комментариях и блогерами на их личных страницах. Мнение авторов может не совпадать с мнением редакции.
Scroll to Top
Scroll to Top