Русская школа в Женеве|Une école russe à Genève

Автор: Наталья Беглова, Женева, 29. 03. 2016 Просмотров:2652

Дивильковский с матерью, женой, сестрами и детьми. Фотография, сделанная накануне отъезда в Швейцарию.

«С 1 сентября открывается в живописных окрестностях Женевы свободная русская школа… Школа будет с интернатом для мальчиков и девочек. Отсутствие отметок, работы в саду и огороде, игры на воздухе в парке, экскурсии в исторически интересные и красивые окрестности, водяной и зимний спорт – все это дополняет физическое и умственное образование, которое дается детям на чисто научных началах по лучшим методам преподавания».

Первым порывом было срочно выяснять, где же находится такая замечательная школа и не поздно ли еще записать туда своего ребенка? Но тут взгляд упал на набранный мелким шрифтом источник и дату: газета «Прикамский край», 8 августа 1907 года.

Разочарование, вызванное тем, что ребенку не удастся там поучиться, сменилось интересом: что же это все же за школа и кто ее создал в Женеве?

Кое-что стало ясно из объяснения Александра Львовича Рашковского, краеведа из Кирова (старое название – Вятка), приславшего письмо. Он сообщал о том, что, обнаружил этот материал, просматривая старые подшивки газеты «Прикамский край», которая, кстати, одной заметкой не ограничилась. В конце сентября того же года она сообщала своим читателям о том, что «русская средняя рациональная шестиклассная школа» готовится к открытию и детально рассказывала о том, какие задачи ставило перед собой это учебное заведение.

«Основной задачей рациональной школы организаторы считают развитие ума, воли, характера и физического организма детей в направлении, которое обеспечивало бы человеку в будущем выработку прочного, цельного миросозерцания. Этот принцип стал со времен Пирогова и Ушинского руководящим началом русской педагогической мысли.



…Создание жизнерадостной обстановки для ребенка, специальное внимание, уделяемое каждому по способностям, - вот что организаторы ШКОЛЫ признают более ценным средством в деле воспитания. При ШКОЛЕ состоит врач, который следит как за здоровьем детей, так и за всеми условиями их жизни в гигиеническом и санитарном отношении».

Автор заметки не преминул воспользоваться возможностью, мягко говоря, покритиковать государственную систему просвещения: «Министерство Народного Просвещения же всегда преследовало цели, не имеющие ничего общего с педагогикой – цели внутренней политики. Благодаря этому в казенной средней школе, где все проводится и осуществляется механически, инициаторам и исполнителям бумажных реформ совершенно чужды рациональные педагогические приемы воспитания и обучения. Отдать ребенка в казенную среднюю школу, - это значит подвергнуть его умственному, а, очень часто, и физическому калеченью. Вместе с тем налицо все данные, что его оттуда выпустят, хотя и с дипломом (аттестатом), но невеждой».

Звучит весьма актуально, будто и не прошло больше ста лет.

Кто же эти люди, задумавшие создание школы в Женеве? На это газета «Прикамский край» дает ответ: инициатива принадлежала Ивану Ивановичу Фидлеру, а поддерживал его кружок русских педагогов, среди которых назывались имена Ф.М. Азнаурова, Е.М. Десятовой, Н.Н. Ге и Н.А. Падарина.



Имя Ивана Ивановича Фидлера достаточно хорошо известно. В начале века в Москве его училище, которое так и называли Фидлеровским, считалось одним из лучших. Так, будущий известный физик и академик В.В. Шулейкин, учившийся там, вспоминал: «Очень хороший состав преподавателей был в реальном училище Фидлера, находившемся недалеко от нашего Покровского бульвара, на Чистых прудах, на углу Лобковского и Мыльникова переулков. …Какая прекрасная была эта школа. С каким теплом, с какой благодарностью ее вспоминаю». (А на Фидлеровских курсах в Киеве училась Маруся, героиня последнего романа Людмилы Улицкой «Лестница Якоба», имеющего, кстати, связь со Швейцарией).

Что же заставило вполне преуспевавшего директора училища покинуть столицу и отправиться в Женеву? Оказалось, что во время событий 1905 года в здании Фидлеровского училища располагался один из центров революционеров. Уже в марте 1905 года в школе проходили нелегальные собрания рабочей и учащейся молодежи, а в здесь состоялось заседание Московской городской конференции большевиков. Именно на этом собрании было решено начать 7 декабря всеобщую политическую стачку, которая затем, по замыслу большевиков, должна была перейти в вооруженное восстание. Но все развивалось не совсем по плану. 9 декабря школу, в которой собрались на совещание дружинники и симпатизировавшая большевикам молодежь, окружили войска. Был предъявлен ультиматум. Собравшиеся отказались покинуть здание. Тогда начался артиллерийский обстрел школы. Три человека были убиты и пятнадцать ранены. Здание также сильно пострадало. Именно после разгром училища Фидлера началось вооруженное восстание большевиков.

Иван Иванович Фидлер, не принимавший участия в восстании, тем не менее, опасался, что его сочтут сочувствующим революционерам. И действительно, Фидлера арестовали, но потом отпустили под залог.
Иван Иванович предпочел не рисковать, а благоразумно покинуть Москву и поискать прибежища за границей, тем более, что в средствах он не нуждался, его жена была весьма состоятельной женщиной. Что же касается школы, то после ремонта здесь опять разместилось учебное заведение. На сей раз реальное училище Баженова, а в советское время в этом здании находилась школа No. 40 имени Революции 1905 года.

Женева была выбрана Фидлером не случайно. Ивану Ивановичу было известно, что город буквально наполнен русскими политическими эмигрантами, а значит, русская школа вполне могла быть востребована.



Одним из учредителей школы был Николай Андреевич Падарин. Именно его имя привлекло внимание краеведа из Кирова, приславшего заметку. Оказалось, что память о Падарине - не просто как о педагоге, но и как о просветителе - до сих пор чтут в Кирове. Вот отрывок из воспоминаний одной из его учениц, М.Н. Огневой, которая впоследствии сама стала замечательным педагогом.

«Н.А. прославился тогда, как лучший учитель, дающий уроки по латыни для поступающих в университеты реалистов, которые должны были сдавать экзамены на аттестат зрелости. …Н.А. был замечательный педагог, превосходно знавший предмет. Уроки его были очень интересны, и латынь, этот «скучный и нудный» для гимназистов предмет, оказался весьма увлекательным...»

Судя по ее воспоминаниям, Падарин был не только прекрасным учителем, но и замечательным человеком: он возглавлял «Вятское общество вспомоществования учащимся высших учебных заведений» и много помогал талантливой, но нуждавшейся молодежи.

Оказавшись в Женеве, Падарин продолжал хлопотать за знакомых учеников. В архиве Российской Академии Наук нам удалось обнаружить письмо, написанное Падариным, подтверждающее то, о чем пишет Огнева. В этом письме Николай Андреевич хлопочет за двух знакомых девушек, которые стремились попасть на Московские высшие женские курсы (курсы профессора В. И. Герье). Эти курсы, торжественное открытие которых состоялось в 1872 году, отличались исключительно высоким уровнем преподавательского состава. Достаточно сказать, что русскую историю, например, там преподавал В.О. Ключевский, чьи книги по истории России до сих пор востребованы. А курс по философии читал В.С. Соловьев, стоявший у истоков возрождения русского самосознания начала ХХ века.

Падарин объясняет знакомому, от которого ждет содействия, что девушки, за которых он хлопочет, еврейского происхождения, и это может создать определенные трудности для их поступления на курсы. «Мои protégé – пишет Николай Андреевич, - умныя и в истинно смысле слова интеллигентныя девицы».

Почему Николай Андреевич оказался в Женеве? Ответ на этот вопрос еще предстоит найти. Мы не смогли также узнать, кем были другие педагоги, работавшие в женевской школе, о которых идет речь в заметки: Ф.М. Азнауров, Е.М. Десятова.



В списке учредителей фигурирует также «Н.Н. Ге». Мы практически уверены, что речь идет о Николае Николаевиче Ге, но не о знаменитом художнике, а о его старшем сыне, названном в честь отца. Известно, что Ге младший в 1900 году уехал из России в Швейцарию, в Женеву. Более того, известно, что поселился он у Бирюковых, на русской вилле в Онэ, о которой мы уже подробно рассказывали. Николай Николаевич был неплохим художником, но жил не только живописью - позднее он преподавал русский язык в Сорбонне. Можно предположить, что в школе Фидлера в Женеве он вел уроки либо  рисования, либо русского языка.
 
Кто-то из бдительных читателей подумает, а можно ли вообще утверждать, что подобная школа была открыта? Ведь вся информация о ней содержится в двух заметках. И обе они из одной и той же газеты. Не вымысел ли это ее редактора? На всякий случай стали искать дополнительные доказательства существования школы. И нашли, причем весьма убедительные.

Одно из них содержится в воспоминаниях Александра Николаевича Рубакина «Лоцман книжного моря». Книга посвящена отцу Александра Николаевича - известному революционеру, писателю, просветителю, библиографу Николаю Александровичу Рубакину, о котором Наша Газета уже подробно рассказывала.

Так вот, в книге «Лоцман книжного моря» приводятся некоторые детали начального периода жизни Рубакиных в Швейцарии, где они оказались в 1907 году. Причина? Как и почти у всех в этот момент – угроза ареста в России после разгрома там революционного движения.

Вот как Александр Николаевич описывает свой приезд в Женеву, где, как он знал, уже находился его отец: «В Женеве, которая для меня была совершенно неизвестна, я случайно каким-то образом попал через данный мне в Петербурге адрес к социал-демократу писателю Дивильковскому, которого видал раньше у отца. Дивильковский сообщил мне, что в этот же день я смогу встретиться с отцом на вечере, устраивавшемся политэмигрантами. Действительно, там я с ним и встретился. Отец тогда жил в «школе Фидлера» и перетащил туда же и меня. Школа Фидлера находилась в предместье Женевы – Жюсси, почти на самой границе с Францией, в большом здании, окруженном садом. Туда шел электрический трамвай».

И продолжает чуть ниже: «Ни у отца, ни у меня отдельной комнаты в школе не было. Мы спали на диванах в какой-то из классных комнат. В здании было холодно – на отопление не хватало средств. Оставаться в школе было невозможно – отец жаждал снова засесть за работу, а в школе работать он не мог».


Итак, вот оно, упоминание о школе Фидлера в источнике, заслуживающем, на наш взгляд, доверия. Значит, школа все-таки была! Возможно, далеко не все получилось так, как это было задумано изначально, но работа шла.

В тех же воспоминаниях Рубакина есть еще несколько интересных фактов. Так, он пишет: «Во главе школы встал ряд виднейших русских политэмигрантов. В работе ее принимала очень близкое участие Екатерина Павловна Пешкова, первая жена А.М. Горького, необыкновенно симпатичная, умная, сердечная и энергичная женщина, жившая в Женеве вместе со своим сыном Максимкой».

Дело в том, что Екатерина Павловна в начале 1907 года выехала из России в Италию, где к этому времени поселился М. Горький. Несмотря на развод в 1903 году, бывшие супруги на всю жизнь сохранили очень теплые отношения. Помимо Италии Пешкова жила и в Швейцарии, хотя большую часть времени, проведенного в эмиграции, проводила в Париже. Известно, что Екатерина Павловна очень активно включилась в общественную и политическую жизнь российской эмиграции, поэтому ее интерес к созданию русской школы в Женеве удивления не вызывает. Кроме того, как мы увидим далее, там учился и ее сын.

В мемуарах, написанных известным советским дипломатом Сергеем Ивановичем Дивильковским,  цитируется письмо, написанное Екатериной Францевной, женой его отца Анатолия Авдеевича, том самом, с помощью которого Рубакин разыскал своего родителя. В нем идет речь о встрече семьи Дивильковских с Горьким, его женой и сыном. Вот что в нем, в частности, говорится: «С тех пор мы увиделись с Алексеем Максимовичем только в Москве. Когда мы приехали в Москву в ноябре 1918 г., в «Националь», в 1-й Дом Советов прибежал к нам Максим, сын Алексея Максимовича, который был учеником моего мужа по школе Ив. Ив. Фнулера в Женеве, и пришла к нам Екатерина Павловна Пешкова. С Алексеем Максимовичем муж встретился где-то на собрании...»



Очевидно, что Екатерина Францевна перепутала название школы: инициалы указала правильно, а вот вместо фамилии Фидлер написала «Фнулер». Но это не меняет дела: отрывок из письма, приведенный выше, содержит весьма ценную информацию. Прежде всего, он подтверждает тот факт, что сын Горького, Максим, учился в Женеве в школе Фидлера. И, главное, не оставляет сомнений в том, что в школе преподавал Анатолий Авдеевич Дивильковский – член Петербургского комитета РСДРП, яркий публицист, эмигрировавший в Швейцарию в 1906 году. Хотя ему было всего тридцать три года, у него была большая семья: четыре дочери и два сына. Для ее содержания ему приходилось браться за любую работу. Так, другой известный революционер, В.Д. Бонч-Бруевич, писал, что Дивильковскому «пришлось испить до дна горькую чашу тяжелого существования с семьей в голодное и безработное время эмиграции». Преподавание в школе давало ему тот постоянный заработок, которого семье так не хватало.

Увы, просуществовала женевская русская школа, ставшая предметом нашего почти детективного расследования, недолго. Согласно некоторым источникам, уже в конце 1908 года школа Фидлера переехала в Париж. Почему это произошло? Ответа на этот вопрос мы пока не нашли.

… В начале 1990-х годов в Швейцарию, и в частности в Женеву, хлынул поток детей из России. Богатые и не очень россияне мечтали о том, чтобы их дети отправились учиться за границу. Не будем сейчас рассуждать о том, почему их не устраивало образование, которое их дети получали на родине. Мы, не понаслышке знакомые со швейцарской системой образования, не думаем, что она во всем превосходит ту, которая существовала в Советском Союзе. Но, как это часто бывает, там хорошо, где нас нет. В конце 1990-х во многих швейцарских международных школах уже до 80 % учеников приехали из России или из бывших советских республик. Обучение в таких школах во многом теряло свой смысл: ученики говорили между собой по-русски, да и программы обучения приходилось приспосабливать к их знаниям и потребностям, ведь далеко не все они собирались продолжать обучение  за границей, многие мечтали вернуться на Родину. Найдись в это время такой же талантливый и предприимчивый человек, каким был Фидлер, и создай он действительно качественную русскую школу в Швейцарии, отбоя от учеников, мы уверены,  не было бы!

 

Добавить комментарий

Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь , чтобы отправить комментарий
КУРСЫ ВАЛЮТ
CHF-USD 1.01
CHF-EUR 0.86
CHF-RUB 59.6
СОБЫТИЯ НАШЕЙ ГАЗЕТЫ

ПОПУЛЯРНОЕ ЗА НЕДЕЛЮ

Беременная беженка потеряла ребенка – швейцарский пограничник признан виновным

Трибунал вынес обвинительный приговор в отношении швейцарского пограничника, который в 2014 году отказал в медицинской помощи беременной беженке из Сирии, в результате чего она потеряла ребенка.
Всего просмотров: 2,117

Сообщил в налоговую о своей недвижимости за рубежом и плати еще больше?

В преддверии запуска автоматического обмена налоговой информацией резиденты Швейцарии массово сообщают в налоговые органы о своих иностранных активах. В связи с этим Конфедерация продлила срок амнистии до сентября 2018 года.
Всего просмотров: 1,522

Швейцарский банкир против Соединенных Штатов: история победы

«На меня надели наручники сразу после моего прибытия в Нью-Йорк». Бывший цюрихский банкир Штефан Бук рассказал газете Le Temps, как нелегко было добиться правосудия за океаном, и как долгий судебный процесс, в ходе которого он столкнулся с давлением, лжесвидетельствами и манипулированием, закончился его оправданием.
Всего просмотров: 1,176

СЕЙЧАС ЧИТАЮТ

Швейцарское гражданство – инструкция по получению

Фото - Наша газета Мы продолжаем серию публикаций об интересующих наших читателей правовых аспектах жизни в Швейцарии. Сегодня мы расскажем о новых правилах получения гражданства.
Всего просмотров: 103,808

Как швейцарская деревня Альбинен прославилась на весь мир

В последние дни о горной деревне Альбинен в кантоне Вале узнали во всех уголках планеты. Причиной такой популярности стали публикации в СМИ о том, что власти коммуны будут выплачивать всем новым жителям по 25 000 франков. Однако в реальности все оказалось немного иначе.
Всего просмотров: 1,368

Секс-игрушки для швейцарских детей

Такого мы еще не видели – наглядные пособия для курса сексуального воспитания роздадут детям от 4 до 10 и старше в Базеле. В комплект входят два пупса, книжки с картинками, а также «забавные» плюшевые игрушки, которые имитируют половые органы и вставляются друг в друга совсем по-взрослому.
Всего просмотров: 25,540
© 2015 Наша Газета - NashaGazeta.ch
Все материалы, размещенные на веб-сайте www.nashagazeta.ch, охраняются в соответствии с законодательством Швейцарии об авторском праве и международными соглашениями. Полное или частичное использование материалов возможно только с разрешения редакции. В случае полного или частичного воспроизведения материалов сайта Nashagazeta.ch, ОБЯЗАТЕЛЬНА АКТИВНАЯ ГИПЕРССЫЛКА на конкретный заимствованный текст. Фотоизображения, размещенные редакцией Nashagazeta.ch, являются ее исключительной собственностью. Полное или частичное воспроизведение фотоизображений без разрешения редакции запрещено. Редакция не несет ответственности за мнения, высказанные читателями в комментариях и блогерами на их личных страницах. Мнение авторов может не совпадать с мнением редакции.
Scroll to Top
Scroll to Top