понедельник, 27 июня 2022 года   

Азиз Шохакимов и Бехзод Абдураимов: двойной портрет |Aziz Shokhakimov et Behzod Abduraimov: un double portrait

Автор: Надежда Сикорская, Женева, 2. 03. 2022.

Азиз Шохакимов и Бехзод Абдураимов (c) Mischa Blank, Evgeny Evtyukhov

Азиз Шохакимов – старый знакомый Нашей Газеты, мы познакомились в Люцерне еще в 2014 году и тогда же восхитились не только его музыкальными данными, но и великолепным владением русским языком.

Азиз родился в 1988 году в Ташкенте, где окончил музыкальную школу имени В. А. Успенского для одаренных детей по классу скрипки, альта и оркестрового дирижирования у Владимира Неймера. В 13 лет он впервые выступил с Национальным симфоническим оркестром Узбекистана, исполнив Пятую симфонию Бетховена и Первый фортепианный концерт Листа. В следующем году под его управлением в Национальном оперном театре Узбекистана прозвучала опера «Кармен». В 2001 году он был назначен помощником дирижера Национального симфонического оркестра Узбекистана, а в 2006-м возглавил коллектив. На Западе молодой дирижер потряс аудиторию, выйдя на сцену в Бамберге в возрасте 21 года, – тогда он получил вторую премию на Международном конкурсе дирижеров имени Густава Малера, организуемом Бамбергским симфоническим оркестром Государственной Баварской филармонии. В сентябре 2021 года дирижер из Узбекистана вступил в должность музыкального и художественного руководителя Страсбургского филармонического оркестра. И вот теперь – дебют за пультом Оркестра Романдской Швейцарии.

Его соотечественник Бехзод Абдураимов также родился в Ташкенте, но двумя годами позже, в 1990-м. В пять лет начал заниматься музыкой, в шесть поступил в Республиканский музыкальный академический лицей, в класс Тамары Попович, в восемь дебютировал с Национальным симфоническим оркестром Узбекистана, затем выступал также в России, Италии и США. В 2008 году он выиграл Международный конкурс в Корпус-Кристи (США, Техас), после чего продолжил образование в Международном центре музыки университета Парк (США, Канзас-Сити), где его педагогом был Станислав Юденич.

Международная карьера пианиста началась в 2009 году, после победы на Лондонском международном конкурсе: «золотом» артист обязан своей интерпретации Третьего концерта С. Прокофьева, покорившей жюри. В 2011 году Абдураимов подписал контракт с лейблом Decca Classics, став его эксклюзивным артистом. В первый сольный диск пианиста вошли «Пляска смерти» К. Сен-Санса, «Наваждение» и Шестая соната С. Прокофьева, а также фрагменты цикла «Поэтические и религиозные гармонии» и «Мефисто-вальс» № 1 Ф. Листа. Диск получил высокую оценку международной критики. В 2014 году пианист выпустил второй альбом с записями концертов Прокофьева и Чайковского – в сопровождении Национального симфонического оркестра радио и телевидения Италии под управлением Юрая Валчухи.

В программу предстоящих концертов в Женеве 9 марта 2022 года и на следующий день в Лозанне молодые музыканты включили Второй фортепианный концерт С. В. Рахманинова, Седьмую симфонию С. С. Прокофьева и сочинение узбекского композитора Сулеймана Юдакова «Хорезмское праздничное шествие», которое тоже станет открытием для швейцарских меломанов. А пока предлагаем вашему вниманию двойной портрет: встречайте – Азиз Шохакимов и Бехзод Абдураимов.

Вы – почти ровесники, всего два года разницы. Оба родились в Ташкенте, учились в одной и той же школе в Центральном государственном лицее имени В. А. Успенского. Оба застали самый конец Советского Союза. Можете ли вы судить, хотя бы по рассказам близких, о каких-то коренных изменениях, произошедших с тех пор в Узбекистане?

АШ: Не знаю, согласится ли со мной Бехзод, но мне кажется, что в школе Успенского мы застали еще все советские традиции – отголоски независимости нашей Республики пришли туда позже, чем во всю остальную страну. Нам посчастливилось учиться у последнего поколения старых педагогов, и это было счастьем.

БА: Совершенно согласен! Я учился у великолепного педагога Тамары Афанасьевны Попович, более 65 лет проработавшей в нашей школе, и оказался одним из последних ее учеников, она скончалась в 2010 году. Она – к счастью! хранила все традиции советского музыкального преподавания и дала мне такую базу, на основе которой я мог потом продолжать учиться где угодно, включая Канзас-Сити.

Узбекистан известен в Европе в основном своей древней историей, памятниками и очень вкусной кухней, но точно не как страна с сильными традициями в области классической музыки. Какова сейчас ситуация с музыкальным образованием, с музыкальной жизнью вообще?

АШ: Говоря об Узбекистане, на самом деле следует говорить о Ташкенте: это единственный город, где еще существует симфоническая, да и вообще классическая музыка. В Самарканде был оперный театр, его закрыли, в Фергане еще лет пятнадцать назад закрыли симфонический оркестр. С одной стороны, есть еще публика, которая ходит на концерты, но, с другой, предложение для нее крайне ограничено.

Ваши международные карьеры начались с побед на конкурсах. Об этом сейчас много спорят: и много их слишком развелось, и члены жюри тянут своих учеников, и техника превалирует над экспрессивностью, и стресс слишком великЕсть мнение, что конвейер конкурсов порождает музыкантов, не отличающихся индивидуальностью. Каков ваш личный опыт?

БА: Действительно, в конкурсах есть плюсы и минусы: если музыкант превращается в существо, переезжающее с конкурса на конкурс в погоне за премиями, то он, я думаю, неизбежно отдаляется от высокого искусства. Мне посчастливилось в возрасте 18 лет поучаствовать в конкурсе в Лондоне, и это стало трамплином для моей карьеры. Некоторые в возрасте от 16 до 32 лет успевают поучаствовать в десятке конкурсов. Да, стресс большой, но это и возможность показать себя на большой сцене.

АШ: Для меня участие в конкурсе пришлось на второй приезд в Германию, помню, что было очень тяжело, ведь менталитет совсем другой. Моя дирижерская школа – советская, до конкурса у меня не было возможности, например, посещать мастер-классы зарубежных маэстро. Сегодня, оглядываясь на 2010 год, я понимаю, что чудом получил тогда премию, потому что такого стиля, в котором я общался с оркестром, сейчас не приемлет никто. Думаю, мне повезло, и меня просто приняли за какого-то странного человека, прислушавшись к моей сильной аргументации. Что касается стресса на конкурсах, так ведь и вся карьера музыканта – это постоянный стресс! На мой взгляд, это полезный опыт.

Музыкантов очень много, и растущая глобализация лишь усиливает конкуренцию. Попасть на «музыкальный Олимп» крайне сложно, но еще сложнее на нем удержаться. Что для этого требуется? Как вы сами справляетесь с этой задачей?

БА: Все концерты – важные, но, особенно в начале карьеры, есть такие, где тебя больше «судят». Жизнь диктует разные задачи: первая – выиграть конкурс, начать карьеру; вторая – сделать так, чтобы тебя услышали и пригласили выступить на знаковые площадки; третья, самая важная, – добиться последующих приглашений. Как это сделать? Очень просто: всегда «давать» качество. Лично я очень много и серьезно готовлюсь к концертам, стараясь правильно выстраивать расписание и составлять программу. Если планируется концерт в Карнеги-холле, на одной из самых главных площадок, то я поеду туда не с новой программой, а с той, которую сыграл уже 1015 раз.

АШ: У меня немного другая специфика, ведь я каждый раз встречаюсь с новым коллективом, у которого свой особый менталитет, своя атмосфера. Приходится добиваться своего через какие-то дипломатические пути, быть тонким психологом и смириться с тем, что не всегда удается получить все, что желаешь.

Азиз, как относятся к Вам, совсем еще молодому дирижеру из далекого и неизвестного Узбекистана, видавшие виды западные оркестры?

За исключением пары случаев, хорошо. Может, тот факт, что я из Узбекистана, своеобразное преимущество: они ничего не знают про наши музыкальные традиции. Иногда, когда я выхожу к дирижерскому пульту, оркестранты смотрят на меня с долей скептицизма, но, как только начинается музыка, все встает на свои места.

Ваши предстоящие выступления с Оркестром Романдской Швейцарии станут первым опытом сотрудничества с этим коллективом. Что вы о нем слышали, знаете?

АШ: Я прекрасно знаю этот оркестр, потому что некоторые из моих самых любимых записей, особенно «Весны священной» Стравинского, сделаны именно им, под управлением прекрасного швейцарского дирижера Эрнеста Ансерме. Когда я учился дирижерскому искусству в Ташкенте, у меня не было возможности слушать музыку на CD – они пришли к нам очень поздно, а Интернет хоть и был, но очень дорогой и медленный. Так что я слушал записи этого оркестра на виниловых пластинках, и для меня будет большой честью выступить с ним.

БА: Я слышал несколько «живых» записей пианистов, игравших с этим оркестром, – например, Второй концерт Прокофьева с Аркадием Володосем. Знаю, что это один из старейших коллективов Швейцарии, и мне будет вдвойне приятно будет выступить в его сопровождении вместе с моим соотечественником.

Кто составлял программу предстоящего концерта, которая получилась полностью «нашей»: Рахманинов, Прокофьев, Юдаков? Чем вам близки эти произведения?

АШ: Насчет Юдакова: когда стало ясно, что мы будем выступать с Бехзодом, мне захотелось добавить еще и третьего узбека (смеется), который, мне кажется, будет интересен швейцарской публике. Что же касается Прокофьева, то, на мой взгляд, его Седьмая симфония исполняется незаслуженно редко, а ведь она – своеобразный светлый реквием композитора. В этой музыке очень много отголосков его детства, проведенного в Солнцевке, того, как он дурачился с друзьями. Мне кажется, в этой симфонии показан фантастический уход из этого мира, ведь есть два варианта финала. Первый – волшебно-мистический, с напоминанием о часах, образ которых присутствует и в балете «Золушка», и в других произведениях Прокофьева. Второй – жизнерадостный, быстрый, это веселая музыка, ведь изначально симфония писалась в 1952 году для молодежи. Я выбрал первый вариант, надеюсь, швейцарская публика его оценит.

Вообще, есть ощущение, что русские композиторы обладали даром предчувствия своего ухода – достаточно вспомнить Шестую симфонию Чайковского или Пятнадцатую симфонию Шостаковича. Мне кажется, Седьмая симфония Прокофьева – из этого ряда, но уход у него очень светлый.

БА: Мне кажется, Второй концерт Рахманинова – это самое большое музыкальное откровение, важнейший шаг для самого композитора после пережитого им кризиса, как творческого, так и личного. Все его разнообразные эмоции вылились, спустя три года, в невероятную музыку, которая постоянно исполняется во всем мире и переживет, я думаю, все человечество.

Готова поспорить, что никто в Женеве, за исключением, может быть, профессионалов, не знаком с творчеством Сулеймана Юдакова, при рождении звавшегося Соломоном и написавшего, в 1944 году, мелодию гимна Таджикской ССР, которая позднее легла в основу современного гимна Таджикистана.

АШ: В Узбекистане была очень большая еврейская община, особенно в Бухаре, еще со времен Бухарского ханства. В Коканде, в семье бухарских евреев и родился, Сулейман Юдаков. Это очень интересный композитор, и я уже не раз дирижировал исполнением «Хорезмского праздничного шествия» – произведения, в основе которого лежат народные мелодии, танцевальная музыка, ведь речь идет о празднике сродни распространенным в Европе карнавалам.

Вы оба уже не раз выступали в Швейцарии, но в Женеве будет дебют. Что бы вы хотели пожелать ожидающей вас публике?

БА: Чтобы все были здоровы, чтобы пандемия кончилась, чтобы концерт состоялся и чтобы ваши читатели на него пришли!

От редакции: Концерт в Женеве состоится 9 марта, билеты на него можно заказать здесь , а в Лозанне - 10 марта, билеты можно заказать здесь.

 

Добавить комментарий

Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь , чтобы отправить комментарий
КУРСЫ ВАЛЮТ
CHF-USD 1.04
CHF-EUR 0.99
CHF-RUB 55.57

Ассоциация

Association

СОБЫТИЯ НАШЕЙ ГАЗЕТЫ
среда, 31 августа 2022 года
ПОПУЛЯРНОЕ ЗА НЕДЕЛЮ

Жить в контейнере?

По мере того как число зарегистрированных в Швейцарии украинских беженцев приближается к 60 000 человек, власти задумываются над вариантами их размещения и возводят жилье из контейнеров.

Всего просмотров: 1,293

ЦЕРН прекращает сотрудничество с Россией и Беларусью

Решение было принято на 208-м заседании Совета Европейской организации по ядерным исследованиям (ЦЕРН)

Всего просмотров: 1,158

Откуда берется российское золото?

Этот вопрос не перестает волновать швейцарские неправительственные организации, а с ними и журналистов.

Всего просмотров: 1,050
СЕЙЧАС ЧИТАЮТ

Война, голод и нищета

В своем новом отчете группа ООН по реагированию на глобальные кризисы (GCRG) пришла к выводу, что война в Украине привела к крупнейшему кризису стоимости жизни в 21 веке.

Всего просмотров: 1,176

Новый статус для всех беженцев?

Швейцарская организация по оказанию помощи беженцам (OSAR) предлагает ввести новый тип разрешения для просителей убежища, чтобы устранить неравенство по сравнению с теми, кто имеет право на получение статуса S.

Всего просмотров: 2,393

Гисбах : yникальный водопад и самый старый фуникулер Европы

Мы продолжаем серию публикаций о развитии горного туризма в Швейцарских Альпах.

Всего просмотров: 1,902
© 2022 Наша Газета - NashaGazeta.ch
Все материалы, размещенные на веб-сайте www.nashagazeta.ch, охраняются в соответствии с законодательством Швейцарии об авторском праве и международными соглашениями. Полное или частичное использование материалов возможно только с разрешения редакции. В случае полного или частичного воспроизведения материалов сайта Nashagazeta.ch, ОБЯЗАТЕЛЬНА АКТИВНАЯ ГИПЕРССЫЛКА на конкретный заимствованный текст. Фотоизображения, размещенные редакцией Nashagazeta.ch, являются ее исключительной собственностью. Полное или частичное воспроизведение фотоизображений без разрешения редакции запрещено. Редакция не несет ответственности за мнения, высказанные читателями в комментариях и блогерами на их личных страницах. Мнение авторов может не совпадать с мнением редакции.
Scroll to Top
Scroll to Top