четверг, 15 ноября 2018 года   

Джино Каспари – швейцарский археолог в Сибири|Gino Caspari, un archéologue suisse en Sibérie

Автор: Заррина Салимова, Берн, 27. 06. 2018 Просмотров:1751

Джино Касапари всего 31 год, но он уже сделал важное научное открытие (с) T. Wallace

Мы уже писали о том, что швейцарский археолог Джино Каспари обнаружил в Сибири одно из самых крупных, древних и, возможно, хорошо сохранившихся скифских захоронений. В июне Джино вместе с международной командой исследователей отправился в Туву и приступил к раскопкам кургана Туннуг-1. Мы связались с ним, попросив поделиться первыми впечатлениями и рассказать, легко ли приходится швейцарцу в Сибири.

Наша Газета: Джино, многих удивило то, как Вы сделали научное открытие: сидя за экраном компьютера и разглядывая спутниковые снимки. А почему Вы рассматривали на спутниковых картах именно эту область?

Джино Каспари: Да, мы сначала изучали курган на спутниковых снимках (моя диссертация посвящена анализу археологических объектов с помощью спутниковых снимков), но сказать, что мы его «открыли», не совсем правильно. Дело в том, что курган уже был отмечен на карте, составленной в 1970-х годах Михаилом Петровичем Грязновым (прим. Михаил Грязнов – советский археолог, проводивший раскопки скифского кургана Аржан-1). К тому же, тувинцы совершенно точно знали о существовании каменистого холма в болотистой местности. Из-за большого числа курганов долина реки Уюк известна как Сибирская долина царей. По этой причине мы и рассматривали там захоронения, которые выглядели многообещающе с научной точки зрения. Спутниковые снимки нам помогли, так как иногда растительность на кургане позволяет сделать предположение о его строении и времени сооружения.

Для каждого археолога такая находка – это, наверное, большая радость и гордость. Что Вы почувствовали, когда узнали, что Ваша догадка подтвердилась?

Анализ взятых нами проб дерева, возраст которых мы смогли установить с помощью радиоуглеродного метода, подтвердил наши первоначальные предположения – речь идет о крупном кургане самого раннего скифского периода. Это был, конечно, очень радостный момент: когда долго работаешь над одним проектом и вкладываешь в него много времени, чувствуешь, будто совершил прорыв. Однако вместе с этим на нас легли определенные обязанности и ответственность. Это означает, что в ближайшие годы каждое лето в течение нескольких месяцев мы будем заняты тяжелой работой в поле.

А почему Вы заинтересовались именно скифской культурой?

Когда в начале своей учебы я наткнулся на книгу Сергея Ивановича Руденко, в которой увидел находки из гробниц, сохранившихся под слоем вечной мерзлоты на Алтае, я был очарован. Восхищенный тем, что можно получить такое богатое представление о далеком прошлом бесписьменной культуры, я все время возвращался к этой теме.

Туннуг-1 – это самый крупный и один из наиболее древних из известных скифских курганов. В чем его особенности?

На сегодняшний день другой курган – Аржан-1 – считается самым ранним памятником скифской культуры. Он очень важен для понимания ее последующего развития. Но с момента раскопок Аржан-1 прошли десятилетия, и за это время существенно изменились научные методы. Нам невероятно повезло, что Туннуг-1 относится к тому же времени, что и Аржан-1: у нас появился новый материал для изучения этого периода. Курган Туннуг-1 – очень большой. Это серьезная научная и логистическая задача, особенно для такой команды молодых исследователей, как мы. Если у нас получится полностью задокументировать гробницу, то мы сможем намного больше узнать о зарождении скифской культуры.

На каком этапе сейчас находятся работы? Какие артефакты Вы мечтали бы найти?

Работы только начались. Раскопки – это довольно медленный процесс, так как каждый шаг должен быть тщательно задокументирован. Только так мы сможем что-то узнать об изучаемых нами древних культурах. Первый шаг – обнажение верхней поверхности – занимает много времени. Мы не копаем вслепую, чтобы найти сокровища, а пытаемся понять каждую архитектурную деталь кургана или особенность почвы до того, как продвинемся глубже. Каждый камень, возможно, когда-то имел значение, и с этим культурным наследием нужно обращаться осторожно. Чаще всего, важен не сам найденный предмет, а контекст, потому что именно из него рождается знание. Например, если мы найдем старинное китайское зеркало, в этом не будет ничего особенно интересного, так как зеркал сотни. Но сам факт того, что мы нашли зеркало в древней скифской гробнице, позволит нам задать вопросы, связанные с торговлей, мобильностью и культурным обменом в прошлом. Это намного интереснее, чем сам предмет.

То, как бережно Вы относитесь к каждому камню, вызывает уважение! А кто работает вместе с Вами?

Я очень тесно работаю с РАН и Русским географическим обществом. Это международный проект, которым вместе со мной руководят мои российские коллеги – Тимур Садыков и Егор Блохин.

В Вашей команде только историки и археологи?

Археология – это междисциплинарная область. Чтобы составить наиболее полную картину условий жизни того времени, вместе с археологами работают также специалисты по генетике, анализу останков животных, антропологии, геологии, климатологии и т.д. Команда состоит преимущественно из россиян, но есть также швейцарцы, американцы, немцы и китайцы. Такие проекты имеют один прекрасный «побочный эффект»: можно завести хороших друзей.

Где Вы живете во время экспедиции?

Мы живем в палатках. Первая экспедиция была немного труднее, потому что многое не удалось точно спланировать, но сейчас мы собираемся организовать все правильно. У нас есть своя кухня, место для костра и баня на берегу реки Уюк.

Как выглядит обычный день швейцарского археолога в Сибири?

Обычно я сам просыпаюсь около 6 утра: степи южной Сибири под лучами утреннего солнца выглядят очень красиво. Затем хватаю полотенце и бегу к ледяной реке, чтобы искупаться - от этого сразу просыпаешься. Потом завтрак, который готовит наш полевой повар (чаще всего это каша). Чищу зубы, собираю вещи и к 7 часам иду на место раскопок. Мы работаем до 14.00, потом становится слишком жарко, и мы делаем перерыв. После обеда работаем еще несколько часов. Ужинаем в лагере, затем – сауна. Иногда я еще делаю наброски или работаю с документами, но после полуночи работа всегда прекращается. Время от времени мы собираемся у костра и можем выпить немного водки.

Кстати, о завтраках и ужинах. Нравится ли Вам местная кухня? Пробовали ли Вы что-нибудь необычное?

Обычно в лагере мы готовим сами. К тому же у нас есть повар – один из главных людей в долгой экспедиции. Иногда мы покупаем у соседей баранину или молочные продукты. Конечно, я пробовал хан (тувинскую кровяную колбасу) и араку (молочную водку), и мне понравилось! Правда, к запаху нужно все-таки привыкнуть.

Как к вам относятся местные жители? На своей странице в Facebook Вы написали, что шаман «благословил» раскопки.

Для нас очень важны хорошие отношения с местными жителями. Мы нанимаем местных рабочих и сотрудничаем с тувинскими археологами и студентами. Да, перед началом раскопок шаман и его помощник попросили разрешения у духов. После долгой церемонии с песнями и барабанами небо озарили молнии, и начался сильный дождь. По мнению шаманов, это очень хороший знак.

Наверное, в таких экспедициях не все проходит гладко…

Организовать такую масштабную экспедицию в неизвестное место и получить хорошие научные результаты всегда непросто. Иногда не работает генератор, иногда есть только старые инструменты, иногда идут затяжные дожди и сильно штормит. В последний раз, например, некоторые наши палатки были полностью уничтожены. Всегда найдется какая-то проблема, которую нужно решить. А это можно сделать только сообща, и мы рады, когда нам это удается. Когда мы вечером собираемся у костра с гитарой и произносим тост за прошедший день, ты понимаешь, что ни в каком другом месте не захотел бы оказаться.

В рамках экспедиции Вы снимаете документальный фильм. Расскажите об этом подробнее.

Над проектом Frozen Corpses Golden Treasures, который я начал в 2015 году, я работаю вместе с режиссером Тревором Уоллесом. Наша цель – рассказать об археологии широкой аудитории и показать, что в памятниках прошлого нет ничего сверхъестественного. Наука – это приключение, а древние культуры – это удивительное богатство, которое нужно сберечь. Скифы в этом фильме, конечно, занимают главное место.

Каковы Ваши дальнейшие планы?

Я работаю с учеными по всему миру, поэтому часто появляется возможность принять участие в интересной экспедиции. У меня уже есть много идей, но на ближайшие 3-4 года моим главным проектом будет Туннуг-1, так как здесь предстоит проделать еще много работы.

В каких российских городах Вы уже побывали? Легко ли Вам устанавливать контакт с россиянами?

Пока я был только в Петербурге, Москве, Абакане, Кызыле и Туране. Приехав сюда впервые, я сразу почувствовал, что россияне – очень искренние люди. Иногда требуется время, чтобы узнать кого-то лучше, но когда люди открываются тебе, то быстро становятся твоими хорошими, верными и душевными друзьями. Я это очень ценю.

Кстати, Вы говорите по-русски?

К сожалению, пока нет. Но я учу русский язык и надеюсь, что до окончания раскопок кургана Туннуг-1 смогу бегло говорить по-русски со своими друзьями.

Если бы Ваши швейцарские друзья отправились в путешествие по России, что бы Вы им посоветовали?

Я думаю, очень важно не торопиться, погрузиться в культуру и преодолеть собственные предрассудки. Для понимания необходимо время – взамен вы получите незабываемые впечатления.

Спасибо за такой увлекательный рассказ и удачи Вам!

 

Добавить комментарий

Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь , чтобы отправить комментарий
КУРСЫ ВАЛЮТ
CHF-USD 0.99
CHF-EUR 0.88
CHF-RUB 67.48
СОБЫТИЯ НАШЕЙ ГАЗЕТЫ

ПОПУЛЯРНОЕ ЗА НЕДЕЛЮ

Где живут дольше всех?

По данным Евростата, в Европе самой высокой ожидаемой продолжительностью жизни (83,7 лет) могут похвастаться швейцарцы, а в самой Швейцарии дольше всех живут в Тичино.
Всего просмотров: 1,563

Франция требует от UBS 3,7 млрд евро

Судебный процесс в Париже, длящийся уже пятую неделю, не сулит ничего хорошего швейцарскому банку.
Всего просмотров: 1,262

Министерство юстиции США обвинило UBS в мошенничестве

Крупнейшему банку Швейцарии в настоящее время приходится нелегко. В то время как Франция потребовала от UBS 3,7 млрд евро, правительство США подало иск в Федеральный суд Восточного округа Нью-Йорка.
Всего просмотров: 987

СЕЙЧАС ЧИТАЮТ

Франция требует от UBS 3,7 млрд евро

Судебный процесс в Париже, длящийся уже пятую неделю, не сулит ничего хорошего швейцарскому банку.
Всего просмотров: 1,262

Против Женевы планировалась террористическая атака

В рамках журналистского расследования деятельности секретных служб джихадистской группировки «Исламского государства» (ИГИЛ) был обнаружен приказ об одновременной атаке на Женеву, Чикаго и Торонто, отданный в конце 2015 года одним из руководителей этой международной террористической организации.
Всего просмотров: 490

Министерство юстиции США обвинило UBS в мошенничестве

Крупнейшему банку Швейцарии в настоящее время приходится нелегко. В то время как Франция потребовала от UBS 3,7 млрд евро, правительство США подало иск в Федеральный суд Восточного округа Нью-Йорка.
Всего просмотров: 987
© 2018 Наша Газета - NashaGazeta.ch
Все материалы, размещенные на веб-сайте www.nashagazeta.ch, охраняются в соответствии с законодательством Швейцарии об авторском праве и международными соглашениями. Полное или частичное использование материалов возможно только с разрешения редакции. В случае полного или частичного воспроизведения материалов сайта Nashagazeta.ch, ОБЯЗАТЕЛЬНА АКТИВНАЯ ГИПЕРССЫЛКА на конкретный заимствованный текст. Фотоизображения, размещенные редакцией Nashagazeta.ch, являются ее исключительной собственностью. Полное или частичное воспроизведение фотоизображений без разрешения редакции запрещено. Редакция не несет ответственности за мнения, высказанные читателями в комментариях и блогерами на их личных страницах. Мнение авторов может не совпадать с мнением редакции.
Scroll to Top
Scroll to Top