суббота, 20 апреля 2019 года   

Шалва Марди: Путь к вершинам|

Автор: Лев Комлев, Базель, 15. 10. 2008 Просмотров:5309

Фото - Наша газета

Шалва и Роз-Мари Марди

НГ: Шалва, Вы - действительный член академий наук многих стран мира, признанный авторитет для многих фармацевтических фирм, биотехнологических и нанотехнологических центров. У Вас замечательная супруга - также известный врач,  успешные дочь и сын, оба - доктора медицинских наук. Вашим именем названа одна из вершин Кавказа. Как Вам все это удалось?

ШМ: Вас интересуют вехи моей биографии? Что ж, извольте, попробую. Родился я в 1933 году в семье религиозных  грузинских евреев, проживавшей в селе Лайлаши,  примерно в 60 км от Кутаиси. Евреи жили в горах Сванетии с IX века до н.э. Род моего отца берет начало от древнееврейского князя Мардехея, кузена царицы Эстер. В СССР наша фамилия была Мардахишвили. Эмигрировав, я, из-за сложности написания и произношения, сменил ее на Марди - как по-французски вторник. Только, разумеется, с большой буквы (улыбается).

НГ: Не могли бы Вы рассказать, где и чему учились?

ШМ: Охотно. Образование я получил, по сегодняшним понятиям,  интернациональное: аттестат с золотой медалью в Кутаиси (1953г.); диплом с отличием 1-го Медицинского института в Москве (1959); диплом кандидата медицинских наук - в Петербурге (1963г.), а диплом доктора медицинских наук - в Киеве (1968г.). Обе степени присуждены за увенчавшиеся патентами исследования в области борьбы с онкологическими заболеваниями.

НГ: Подтверждает ли Ваш личный опыт тезис Маркса о том, что «в науке нет широкой столбовой дороги и только тот может добраться до ее сияющих вершин, кто, не боясь усталости, карабкается по ее каменистым тропам»?

ШМ: Да, и всецело! (Смеется, а затем серьезно.) Те, кто честно прошел все этапы карьеры ученого, знают, как это непросто. В моем случае наиболее сложными стали  этапы институтский и докторский. В начале учебы в институте я плохо понимал по-русски, а преподаватели с трудом понимали меня. Ну, а готовя докторскую диссертацию,  непросто было убедить ученый совет, что я достоин присуждения высшей в СССР ученой степени в моем тогда младенческом, по понятиям советской медицинской науки, возрасте - 35 лет. Но все осилил. Русский отчасти освоил, отчасти компенсировал штудированием  медицинских дисциплин, а для успешной защиты докторской серьезными аргументами в противовес возрасту стали многочисленные  научные публикации по проблемам диагностики и лечения онкологических заболеваний плюс -  запатентованные мною изобретения. Среди последних  выделялся аппарат для обнаружения раковых клеток в крови, позволивший прогнозировать состояние больного и разрабатывать соответствующие лечебные меры, предупреждающие метастазы.

НГ: Как, по прошествии уже нескольких десятилетий, относитесь к тогдашним вершителям Вашей научной судьбы, тем, кто помогал, и тем, кто мешал?
 
ШМ: Вспоминаю с разными чувствами, но признателен и тем и  другим: те, кто мешал - закаляли; те, кто помогал - вдохновляли. Любознательность и стремление выйти в люди я унаследовал от родителей, они мечтали, чтобы я стал врачом. А на выбор профессии меня подвигло  больное сердце матери: надеялся выучиться и вылечить ее. К несчастью, не удалось - мама умерла на второй день моего зачисления в 1-й Медицинский. Но мечта родителей воплотилась - я стал врачом.

НГ: Вы  уехали из Грузии еще в советское время. Расскажите, как это произошло? Как Вы оказались в Швейцарии, чем занимались в прошлом и что делаете в настоящее время?

ШМ: Сначала наша семья эмигрировала в 1974 году в Израиль. Решение это было непростым. С одной стороны,  историческая Родина, и демократия, и свобода предпринимательства... Да и большинство грузинских евреев, в том числе моих друзей, уже были там. С другой, в СССР я немалого достиг, в медицинском мире со мной считались: по поручению союзного министра здравоохранения я организовал уникальную по тем временам кафедру бесплодия и сексопотологии в Институте физиологии и генеративной функции человека в Тбилиси. Уверенности в том, что на Земле обетованной нас ждут с распростертыми объятиями или хотя бы на то, что мой социальный статус не понизится, у меня не было. Чашу весов в пользу нашего решения об отъезде перевесили не традионный шовинизм, обострившийся из-за массовой эмиграции моих соплеменников, а все более усиливавшаяся коррумпированность и криминализация грузинского общества. Толчком послужило то, что я убедился, что и медицина в Грузии стала подпольным бизнесом, а я оказался среди преступников, мафиози в белых халатах, готовых на все ради наживы и карьеры.

НГ: И как Вас встретили на Земле обетованной?  Подтвердись ли Ваши опасения?

ШМ: Встреча была еще менее приветливой, чем я ожидал. А трудностей было куда больше, чем могла нарисовать моя бурная предотъездная фантазия. Многие месяцы не мог найти работу, но в итоге удалось с помощью друзей нащупать нишу, где часть моих знаний и опыта оказалась востребованной.
Климат страны, стрессы от репатриации, актов и угроз террора, - все это не может не располагать к росту и обострению кожных заболеваний. Они стали серьезной национальной проблемой, а специалистов для ее решения - единицы. В этой ситуации органы здравоохранения страны мне предложили разработать проект государственной системы профилактики дермо-онкологических заболеваний, что я и сделал.
Проект был принят к исполнению, в которое я также внес свою лепту, изобретя и запатентовав специальный фармацевтический препарат « Solcoderm» и открыв частную клинику для лечения дермо-онкологических заболеваний. Обо мне заговорили СМИ. В 1976 я стал человеком года в Израиле.  Многие фармацевтические фирмы Запада предлагали контракты. Наконец, в марте 1977 года я подписал со швейцарской фармацевтической фирмы « Solco Basel A.G.» контракт на 3 года на должность руководителя отдела дерматологии.

НГ: И Вы, как нетрудно догадаться, оказались в Швейцарии?

ШМ. Правильно. В том же 1977 году я, Роз-Мари и дети приехали в Базель. Думали, что на время контракта, но работа растянулась на долгие годы и мы стали полноправными гражданами Швейцарии... Мои препараты Mardi-derm, для лечения опухолей кожи, и Mardi-gin, для лечения слизистых оболочек, запатентованные в Швейцарии и во многих странах мира, приобрели популярность, дела, как говорится, пошли…
После завершения работы на «Solco Basel A.G.» в 1982 году я сотрудничал с несколькими научно-исследовательскими институтами, клиниками, руководил проектами разных уровней, выступал в роли профессора-консультанта в Швейцарии, России, Германии, Израиле, Франции, Италии, США, Японии и ряде развивающихся стран. Была у нас с Роз-Мари и фирма по предоставлению консалтинговых услуг в области медицины,  фармацевтики и косметики, и международный центр эстетической медицины в Израиле. Большинство из проектов успешно завершено, другие продолжаются по сей день. Продолжается и консультационная работа в самых разных формах.

НГ: Из Вашего рассказа видно, что главное для Вас не руководство чем-то, пусть даже очень важным, а результат - создание эффективных препаратов для лечения и их внедрение в медицинскую и косметическую практику. Не могли бы Вы привести 1-2 примера Ваших последних свершений и того, над чем продолжаете работать?

ШМ: Пожалуйста. В нынешнем веке мной в соавторстве с женой, дочерью и сыном зарегистрирован в Европейском Патентном Бюро (Office européen des brevets) препарат по излечению раковых поражений наружных покровов и видимых слизистых оболочек. На базе этого патента уже синтезировано лекарство, с помощью которого излечиваются все виды доброкачественных, предраковых, раковых неметастезирующих опухолей кожи и видимых слизистых мембран. Препарат опробирован на 1000 пациентах в десятке стран. Результат - полное излечение почти в100% случаев.

НГ: И еще один вопрос, который волнует многих читателей газеты. Что делать молодым и не очень специалистам, волею судеб оказавшимся в Швейцарии, вообще на Западе: интегрироваться в здешнее общество, или набираться знаний, опыта, а затем возвращаться к себе на Родину?

ШМ: Исходя из моего опыта,  и для личности, и для карьеры предпочтительнее второй вариант. Обогатиться знаниями, научиться тому, что мало кто знает на родине, так сказать, обеспечить себя сравнительными преимуществами с тем, чтобы быть востребованными у себя и вернуться к своим, в свою среду. Так оно и проще и надежнее.
В противном случае нужно быть готовым к конкурентной борьбе, какая многим и не снилась, к сопротивлению местных элит чужакам, или/и к акцептации много более низкого профессионального и социального уровня.

Не всем по плечу подняться на новую доселе незнакомую вершину. Необходимо сначала спуститься со старой и только затем карабкаться на новую, притом в иной горной цепи, вершину.

НГ: Если уж заговорили о горной цепи в фигуральном смысле, то, может быть, выскажите свои соображения о горной цепи в смысле прямом, но не столько в географическом, сколько в геополитическом. Как Вы, родившийся и выросший в горах Сванетии,  оцениваете нынешний кавказский кризис?

ШМ: Это большая, тема, достойная отдельного разговора. Скажу лишь, что моя позиция во многом близка к оценке Эрика Хесли, высказанной им в статье «Россия- Грузия: что стоит за битвой за Кавказ?». Согласен с ним и в той части, что после односторонней пропагандистской антироссийской кампании  в западных СМИ появляются более объективные, более честные оценки событий и их последствий. Время все расставит на свои места.

 

 

На фото из семейного архива: супруги Марди с наследником дома Романовых и прокурором Карлой Понте, с великим скрипачом Иегуди Менухиным и Патриархом Всея Руси Алексием.

 

Добавить комментарий

Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь , чтобы отправить комментарий
КУРСЫ ВАЛЮТ
CHF-USD 0.99
CHF-EUR 0.88
CHF-RUB 63.13
ПОПУЛЯРНОЕ ЗА НЕДЕЛЮ

Как распределены доходы в Швейцарии?

Согласно исследованию телеканала SRF, Аньер – коммуна с наибольшей разницей в уровне доходов жителей, что объясняется налоговыми привилегиями для состоятельных людей и высокой долей супербогатых иностранцев, которые платят паушальный налог.
Всего просмотров: 1,599

Возвращение музыки

22 апреля, в пасхальный понедельник, Tonhalle Maag в Цюрихе приглашает меломанов послушать Концерт Сергея Рахманинова для фортепиано с оркестром № 2 в новом прочтении российского пианиста Андрея Гаврилова.
Всего просмотров: 1,189

Монументальная арка Пальмиры на площади Наций

Таким необычным способом было решено проиллюстрировать конференцию ЮНЕСКО, посвященную 20-летию подписания Второго протокола к Гаагской конвенции о защите культурных ценностей, которая пройдет в Женеве 25 и 26 апреля.
Всего просмотров: 1,118
СЕЙЧАС ЧИТАЮТ

От Песаха до Пасхи: швейцарская палитра праздничных традиций

21 апреля католики и протестанты Швейцарии отметят Пасху. В эти же дни празднует Песах еврейская община Конфедерации. Почему даты не совсем совпадают, и как встречают этот праздник христиане и иудеи?
Всего просмотров: 582

Возвращение музыки

22 апреля, в пасхальный понедельник, Tonhalle Maag в Цюрихе приглашает меломанов послушать Концерт Сергея Рахманинова для фортепиано с оркестром № 2 в новом прочтении российского пианиста Андрея Гаврилова.
Всего просмотров: 1,189

Коррупция в женевской полиции

В полиции кантона разгорелся скандал. Беспрецедентное число стражей порядка подозревается в получении выгод и нарушении профессиональной тайны, информирует телерадиокомпания RTS.
Всего просмотров: 3,523
© 2018 Наша Газета - NashaGazeta.ch
Все материалы, размещенные на веб-сайте www.nashagazeta.ch, охраняются в соответствии с законодательством Швейцарии об авторском праве и международными соглашениями. Полное или частичное использование материалов возможно только с разрешения редакции. В случае полного или частичного воспроизведения материалов сайта Nashagazeta.ch, ОБЯЗАТЕЛЬНА АКТИВНАЯ ГИПЕРССЫЛКА на конкретный заимствованный текст. Фотоизображения, размещенные редакцией Nashagazeta.ch, являются ее исключительной собственностью. Полное или частичное воспроизведение фотоизображений без разрешения редакции запрещено. Редакция не несет ответственности за мнения, высказанные читателями в комментариях и блогерами на их личных страницах. Мнение авторов может не совпадать с мнением редакции.
Scroll to Top
Scroll to Top