Наташа Узер-Герцен: «Среди потомков Герцена – инженеры, архитекторы, врачи»|Natasha Huser-Herzen: "Among Herzen`s descendants there are engineers, architects, and doctors"

Автор: Людмила Клот, Женева, 4. 04. 2012 Просмотров:5969

Фото - Наша газета

Наташа Узер-Герцен выучила русский только перед пенсией, по своей инициативе (© Nasha Gazeta.ch)

Родившись в 1812 году в Москве, он провел много лет в европейском изгнании, скончался в 1870 году в Париже, а похоронен был в Ницце. Вымышленая фамилия Герцен – «Herzen», что должно было означать «сын сердца» российского помещика Ивана Алексеевича Яковлева и привезенной им из заграничного путешествия 16-летней возлюбленной, немки Генриетты-Вильгельмины-Луизы Гааг - сохранилась не только в литературе, но и в жизни. Многочисленные потомки Александра Ивановича Герцена живут сегодня в разных странах, а одна из ветвей семьи – в Швейцарии.

Мы встретились с пра-пра-правнучкой писателя Наташей Узер-Герцен, преподавательницей французского языка на пенсии. Вместе с супругом-архитектором она живет среди виноградников в деревне Рива над Веве и бережно хранит память издателя «Колокола», некогда самого прогрессивного журнала на русском языке.

Наша Газета.ch: Наташа, расскажите, когда впервые Вы узнали о своем знаменитом предке, русском писателе и философе?

Наташа Узер-Герцен: Знала всю жизнь, сколько себя помню – в доме о том, что история семьи идет от Александра Герцена, напоминало множество объектов, картин, статуэток, одним словом, нас всех окружала масса свидетельств его существования. Повзрослев, я начала читать его произведения, из которых больше всего люблю, конечно же, автобиографические, «Былое и думы».

Но окончательно приблизила меня к нему не семья, а замечательная женщина, хранительница музея Герцена в Москве (по адресу: переулок Сивцев Вражек, 27) Ирина Желвакова. Она стояла у истоков появления этого музея в 1976 году. Никто больше нее не сделал для сохранения творческого наследия Герцена и возвращения его в Россию! Ирина Желвакова связалась с семьями всех потомков Герцена, посещала их в США, Франции, Швейцарии, собирая документы и воспоминания. Мой отец отдал для музея большую картину, символически изображающую «Колокол», и гипсовый бюст Герцена работы его дочери Наташи. Благодаря Ирине мы лучше узнали собственную семью. Она много раз была у нас в гостях и стала настоящим другом семьи, моего мужа она называет в письмах Бернардиком.

В свое время правительство Советского Союза запросило разрешения перенести прах Герцена на родину, чтобы перезахоронить его в Москве, но мы отказали. Тогда в Ниццу приехала советская делегация, посетила его могилу и торжественно захватила с собой горсть земли. Нам показалось, что это была по-своему забавная и не совсем понятная акция, но если кому-то нужна земля с могилы Герцена – почему бы и нет?

Мне всегда казалось фальшивым официальное восхищение им в СССР. Ведь Герцен никогда не выступал за революцию, во всяком случае, в том ее кровавом радикальном виде, в котором она была реализована. Он обличал несправедливость, самодержавие, угнетение человека, выступал за свободу и социальное равенство. Но впоследствии он же вступил в конфликт с новым поколением экстремистов, призывавших к терактам и к государственному перевороту. Мне думается, Александр Герцен по своим взглядам даже гораздо ближе к современной России, чем к той, в которой пытались построить коммунизм.

Наша Газета.ch: Впервые Герцен оказался связан со Швейцарией, потому что здесь учился его сын Коля….

Наташа Узер-Герцен: Коля Герцен был глухим, но при этом очень умным, одаренным ребенком. И в каком-то смысле благодаря ему семье Герцена удалось покинуть Россию: Александр Иванович находился в конфликте с царской властью, так что его отъезд из страны напоминал бегство. Чтобы найти легальную причину для эмиграции, он обратился за дозволением поместить сына в самую лучшую в Европе специализированную школу для обучения глухонемых в Цюрихе. В 1851 году Коля вместе со своей бабушкой, матерью Герцена, погиб при крушении корабля под Ниццей. Это стало одним из звеньев в цепочке личных трагедий писателя.

* * *
Герцену, к сожалению, пришлось пережить слишком много смертей близких. Умерла в четвертых родах его первая жена, его кузина и такая же, как он, внебрачная дочь Наталья Захарина. Все трое дети его от второй жены, Натальи Тучковой-Огаревой, тоже умерли, не повзрослев: от дифтерита погибли трехлетние близнецы Елена и Алексей («ночь 4 декабря я вспоминаю как самый страшный момент моей жизни», - писал Герцен позже Николаю Огареву). Дочь Лиза покончит с собой в 17, через пять лет после смерти отца.

Наша Газета.ch: Имя Герцена в Швейцарии связывают с Женевой и Фрибургом.

Наташа Узер-Герцен: В 1849 году Герцен из-за своих вольнодумных публикаций стал нежелательной фигурой в Париже, а, кроме того, оказался без паспорта: к тому времени Россия лишила его гражданства и конфисковала земли его матери. Герцен дружил с влиятельным и прогрессивным политиком Женевы Джеймсом Фази, но и тот не смог ему помочь: в Женеве уже было слишком много иностранцев… Зато другой друг Герцена, доктор Карл Фогт (НГ: он же – лучший швейцарский друг анархиста Михаила Бакунина), знал одного влиятельного политика из Фрибурга, который знал еще кого-то…

Наша Газета.ch: Одним словом, Герцен «по блату» смог получить швейцарское гражданство?...

Наташа Узер-Герцен: Его согласилась принять, за денежное вознаграждение, в свои члены община Шатель (сейчас она называется Бург) возле Муртена. Эпизод этот с большим юмором Герцен сам описал в «Былом и думах».

«...мы отправились с добрым старичком, канцлером Фрибургского кантона, в Шатель… Возле дома старосты ждали нас несколько пожилых крестьян и впереди сам староста, почтенный, высокого роста, седой и хотя несколько сгорбившийся, но мускулистый старик. Он выступил вперед, снял шляпу, протянул мне широкую сильную руку и, сказав: «Lieber Mitburger», произнес приветственную речь на таком германо-швейцарском наречии, что я ничего не понял».

Герцен вспоминает дальше, как произнес ответную речь с благодарностью народу, который принимает под свой кров беглеца от «свирепого самовластья». А затем староста угостил писателя таким крепким вином, что всю обратную дорогу, несмотря на дождь, тот проспал. С тех пор Шателя он больше никогда не видел.

Наша Газета.ch: Со швейцарским паспортом Герцен в 1856 году уехал в Лондон издавать «Колокол».

Наташа Узер-Герцен: Совершенно верно, там он и познакомился с женой своего лучшего друга Николая Огарева, которую звали тоже Наташей. Наталья Огарева-Тучкова стала его второй, поначалу тайной, женой. Герцен влюбился в нее, встретив ее в сложный момент, после смерти первой жены, с которой ему тоже пришлось несладко – она покидала его, увлекшись немецким поэтом Герингом. Наташа Тучкова была сложным человеком, страдала от депрессий, везде ей не нравилось – из Лондона она стремилась в Европу, здесь скучала по России.

* * *

Печатавшийся в лондонской типографии «Колокол» был очень популярен. В лучшие годы его тираж достигал 3 тысяч экземпляров, а с допечатками самых популярных номеров доходил и до 4,5-5 тысяч – что практически соизмеримо с ведущими газетами Российской Империи той эпохи. А его издатель, могучий Искандер (так называли Герцена) – был властителем дум. Со временем его успех уменьшился, да и английское правительство уже не слишком поддерживало опального русского издателя.

Перенос издания «Колокола» из Англии в Швейцарию стал делом решенным в 1864 году. С 1865 по 1870 годы, до своей смерти, Александр Иванович Герцен жил в Женеве. Город этот он не особенно любил, не находя в нем ни уюта, ни покоя, ни вдохновенья. Слишком много споров с представителями молодой русской эмиграции, страстей, непонимание семьи, вынужденная экономия (к концу жизни очень щедрому сыну помещика, раньше никогда не экономившему ни на революции, ни на себе, пришлось научиться прижимистости). Да и попытка заставить «Колокол» звучать на всю Россию из Женевы оказалась неудачной – к тому моменту властителями умов российского прогрессивного общества становились революционеры куда более радикальные, чем Герцен с Огаревым.

Наша Газета.ch: Складывается впечатление, что в роли отца Герцен был довольно хаотичен.

«Тогда считалось, что воспитание - это прерогатива женщин, - смеется Бернар Узер, муж Наташи. – Это сегодня отец и поесть приготовит, и в школу отведет. А мужчины 19 века просто не знали, что делать с детьми».

Наташа Узер-Герцен: К Герцену в дом приходило множество посетителей, жил он как литератор, никакого режима у детей не было. Поэтому в лондонский период воспитанием девочек, подростка Наташи и маленькой Ольги, занималась баронесса Мальдива фон Мейзенбург – друг семьи, которая увезла впоследствии Ольгу во Флоренцию. Там был и климат лучше, и стресса меньше. (К тому же, баронесса не говорила на русском, а с появлением в доме Натальи Огаревой-Тучковой отношения стали напряженными). Во Флоренции учился и сын Герцена Александр.

Баронесса Мальдива была просвещенной женщиной своего времени, дружила с Вагнером, Ницше, Роменом Ролланом, увлекалась педагогическими идеями.  Писатель переживал, что младшая дочь не говорит по-русски, видел он ее мало, зато всю жизнь писал детям письма, воспитывая на расстоянии.

Наша Газета.ch: Выходит, теоретик свободы совершенно не умел «разруливать» семейные проблемы…

Наташа Узер-Герцен: Да, личная жизнь Герцена была грустной и сильно запутанной. Много лет подряд в обществе считали, что Наталья Тучкова продолжает оставаться женой Огарева, тогда как она жила с Герценом. И детям открыли тайну, кто на самом деле чей отец, только когда они уже подросли. Старшие дети Герцена не любили Тучкову-Огареву, она, в свою очередь, не выносила новую спутницу Огарева, английскую танцовщицу Мэри Сазерленд.

Несмотря на то, что он был обеспеченным человеком, Герцен так и не смог осуществить свою мечту жить под одной крышей одной большой семьей с родственниками и друзьями. Все они то и дело переезжали между Англией, югом Франции и Парижем, Швейцарией, Флоренцией. Чаще всего он с женой и детьми оказывался в разных городах и домах, а самой надежной для него оставалась дружеская связь с Огаревым и его семьей.
 
В Женеве Герцен останавливался вначале в квартире на улице Монблан, затем в гостинице «Де Берг», с ним обычно жила его повзрослевшая дочь Наташа. Одно время он арендовал как дачу Дворец Буассьер, где сейчас находится Международная школа, тогда его большая семья собиралась вместе на каникулы. В 1868 году Герцен снял на лето исторический замок Пранжен на берегу Женевского озера, и вся семья провела целый месяц время. Приехал и Александр с молоденькой женой Терезиной. Это и была последняя встреча Герцена с детьми перед его кончиной в январе 1870 года.

Наша Газета.ch: Вы принадлежите к швейцарской ветви наследников Герцена и даже носите фамильное имя Наташа. Расскажите поподробнее о его потомках в Швейцарии.

Наташа Узер-Герцен: Мой пра-пра-пра-прадед Александр Герцен, старший сын писателя, учился в Италии, стал профессором физиологии и с 1881 года преподавал в Университете Лозанны. Он женился на итальянке Терезине, у них родилось десять детей: семь сыновей и три дочери. Александр был исключительно ответственным и заботливым отцом, и для него было важно, чтобы все дети получили прекрасное образование и профессию (правда, тогда профессия была только у мужчин). Расскажу, что знаю, об их судьбе:
Владимир – врач, работал для султана Марокко;
Алексей – инженер в Италии;
Пьер – врач-онколог, он уехал работать в Москву, там женился, а его дети впоследствии эмигрировали в США, где сейчас живет целая ветвь семьи Герценов;
Ольга – о ней мне известно, что у нее не было детей;
Николай – профессор римского права в Лозанне;
Ирина – вышла замуж и жила в Германии;
Хуго – инженер в Германии;
Нелла – вышла замуж за врача из Лозанны, у нее было много потомков;
Эдуар – химик, преподаватель в Брюсселе в Институте имени Солвея.

Эдуар, самый младший из детей Александра Герцена, стал моим пра-дедушкой. Он изучал химию и физику, работал в Бельгии в институте имени Сольвея, участвовал в научных конференциях с Марией Кюри, Эйнштейном и Огюстом Пикаром из знаменитой швейцарской династии исследователей.

Сын Эдуара Серж тоже избрал профессию химика, но вернулся жить в Швейцарию. Серж проводил каникулы у бабушки с дедушкой в Вале, очень любил горы и увлекался альпинизмом. Поэтому он поселился в районе Женевского озера, много лет работал в компании Nestlé. Мой дед очень хорошо писал, был автором многих статей и научных описаний продуктов пищевого концерна, впоследствии возглавлял «Фонд Nestlé против голода».

Его сын, мой отец Мишель, стал архитектором. Родители жили в Блонэ, но шесть лет отец проработал в Аргентине, где родились и мы с братом. В тот момент, когда меня, новорожденную, регистрировали в книге записи актов гражданского состояния, имени Наташа никто в Аргентине не знал, поэтому записывать меня под ним категорически отказались. Так что по документам я Наталия, но все зовут меня Наташей, даже преподавала я под этим русским именем.

Наша Газета.ch: Интересно было бы больше узнать о том, как сложилась жизнь Наташи Герцен, дочери писателя.

Наташа Узер-Герцен: Наташа, или, как ее называли дома, Тата, была очень эмоциональной натурой. После того, как ее соблазнил Нечаев (у Герцена и Огарева были конфликты с этим революционером), она так и не создала собственной семьи, посвятив себя сохранению творческого наследия отца. Одно время Тата жила вместе с сыном своего брата, Николаем Герценом. Николай был блестящим профессором, преподавателем права в университете Лозанне. Он стал жертвой трагического несчастного случая: прямо в ночь после его свадьбы у них в доме произошел взрыв, неполадки с обогревательной системой – его жена погибла, а он стал инвалидом, потеряв возможность ходить. Тата поселилась с ним в одном доме и несколько лет за ним ухаживала. Николай передвигался в инвалидном кресле, так и преподавал, студенты его очень любили. Затем он женился во второй раз, а Наташа сняла квартиру в очень современном тогда доме Блан-Кастель на авеню Флоримон в Лозанне. После смерти брата Саши в 1906 году к Тате переехала его жена Терезина.

Тата Герцен всегда оставалась центром семьи. Она хранила все бумаги отца и множество его личных вещей. Она умерла в почтенном возрасте в 1936 году.

А младшая дочь Герцена Ольга прожила до 103 лет! Она скончалась в 1953 году. Ольга совершенно оторвалась от России – она была очень счастлива в браке с известным французским историком Габриэлем Моно, все ее потомки настоящие французы.



* * *

Герцен, совместно с Огаревым, управлял Фондом Бахметьева. Бахметьев – таинственный молодой человек, вручил им в 1858 году некую крупную сумму, свое наследство «на революцию», уехал строить социализм и навсегда пропал. Герцен положил деньги в банк Ротшильда под проценты и впоследствии отражал множество атак энергичных молодых людей из тех, кого он называл «неотесанными революционерами». Один из них, Сергей Нечаев («нечаевщине» посвящен роман Достоевского «Бесы»), доведет до нервного расстройства Наташу Герцен, а после смерти писателя будет даже угрожать его семье.

После смерти отца Александр Александрович Герцен не захотел заниматься революционной публицистикой и расширять, как хотел того писатель, русскую типографию. Посоветовавшись с членами семьи, он приехал в Женеву и вручил Огареву и Бакунину остатки Бахметьевского фонда, хранившиеся у Герцена: 10 тысяч франков. Те напечатали листовки, призывавшие Русь к топору. Деньги быстро улетучились… Тогда они решили обманом вовлечь в революционное дело дочь Герцена Наташу, чтобы  выманить у нее часть наследства отца. Нечаев бомбардировал эмоциональную девушку признаниям в любви и поручал ей «тайные миссии», пока не довел до психического расстройства. Нечаева вскоре арестовали в Цюрихе и выдали российским властям – один из редких случаев, когда Конфедерация вмешалась в истории «русских бомбистов» и действовала на стороне царя. Этот экстремист умер несломленным после десятилетнего заключения в одиночке Алексеевского равелина Петропавловской крепости.

Александр Герцен-младший так никогда и не побывал в России. Когда в молодости  он намеревался совершить эту поездку, то обратился за документами в Российское консульство. Там, на вопрос, как он относится к идеям Александра Ивановича Герцена, юноша прямо заявил: «Полностью поддерживаю». Въезд в Россию ему запретили как неблагонадежному. 

Наша Газета.ch: А как у потомков Герцена обстоит дело с русским языком? Есть ли среди них профессиональные литераторы, философы, поэты или хотя бы журналисты?

Наташа Узер-Герцен: К русскому языку я сама пришла поздно – ведь дома на протяжении нескольких поколений он был утрачен. Уже ближе к пенсии изучала русский на курсах в Лозанне, могу читать, понимаю и немного говорю. Наша младшая дочь им не интересуется, она преподаватель французской литературы. Зато по собственному желанию выучила русский и пользуется им на работе старшая дочь, Дельфин! Но она-то как раз не литератор. Дельфин – финансист, трудится в банке в Женеве и по делам часто бывает в Москве и Санкт-Петербурге.

Мой брат Мишель, архитектор, русского не знает. Как и остальные члены нашей многочисленной семьи в Швейцарии и в Европе. Среди представителей американской ветви семьи Герцена в Америке есть те, кто говорят по-русски. Интересно, что его потомки чаще всего - представителей технических и научных профессий, инженеры, архитекторы, ученые, юристы, преподаватели, но при этом ни один, насколько я знаю, не зарабатывает на жизнь литературным делом. Со всеми нашими дальними родственниками, потомками писателя, мы увидимся 7 апреля в Москве, когда соберемся на празднование 200-летнего юбилея Александра Герцена в музее его имени.

 

Добавить комментарий

Комментарии (1)

avatar

anatol апреля 09, 2012

Спасибо,Н.Г.,за интервью с Наташей Узер-Герцен.Очень приятно,интересно и трогательно получилось. И,конечно,за фотосессию,тоже большое спасибо!Рад,что нечаянно подсел на "Н.Г."--хорошая работа!-- Хочеться надеяться,что Вам хватит средств и сил для этой работы.Здоровья и удачи! 9/4/12/

Добавить комментарий

Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь , чтобы отправить комментарий
КУРСЫ ВАЛЮТ
CHF-USD 1.01
CHF-EUR 0.86
CHF-RUB 59.42
СОБЫТИЯ НАШЕЙ ГАЗЕТЫ

ПОПУЛЯРНОЕ ЗА НЕДЕЛЮ

Беременная беженка потеряла ребенка – швейцарский пограничник признан виновным

Трибунал вынес обвинительный приговор в отношении швейцарского пограничника, который в 2014 году отказал в медицинской помощи беременной беженке из Сирии, в результате чего она потеряла ребенка.
Всего просмотров: 1,179

Как швейцарская деревня Альбинен прославилась на весь мир

В последние дни о горной деревне Альбинен в кантоне Вале узнали во всех уголках планеты. Причиной такой популярности стали публикации в СМИ о том, что власти коммуны будут выплачивать всем новым жителям по 25 000 франков. Однако в реальности все оказалось немного иначе.
Всего просмотров: 1,140

Швейцария попала в «серый» налоговый список ЕС

Евросоюз включил Швейцарию в «серый» список стран, которые должны привести свою налоговую политику в соответствие с европейскими нормами. Решение Брюсселя вызвало удивление Берна.
Всего просмотров: 991

СЕЙЧАС ЧИТАЮТ

Швейцарское гражданство – инструкция по получению

Фото - Наша газета Мы продолжаем серию публикаций об интересующих наших читателей правовых аспектах жизни в Швейцарии. Сегодня мы расскажем о новых правилах получения гражданства.
Всего просмотров: 103,327

Секс-игрушки для швейцарских детей

Такого мы еще не видели – наглядные пособия для курса сексуального воспитания роздадут детям от 4 до 10 и старше в Базеле. В комплект входят два пупса, книжки с картинками, а также «забавные» плюшевые игрушки, которые имитируют половые органы и вставляются друг в друга совсем по-взрослому.
Всего просмотров: 25,338

Как швейцарская деревня Альбинен прославилась на весь мир

В последние дни о горной деревне Альбинен в кантоне Вале узнали во всех уголках планеты. Причиной такой популярности стали публикации в СМИ о том, что власти коммуны будут выплачивать всем новым жителям по 25 000 франков. Однако в реальности все оказалось немного иначе.
Всего просмотров: 1,140
© 2015 Наша Газета - NashaGazeta.ch
Все материалы, размещенные на веб-сайте www.nashagazeta.ch, охраняются в соответствии с законодательством Швейцарии об авторском праве и международными соглашениями. Полное или частичное использование материалов возможно только с разрешения редакции. В случае полного или частичного воспроизведения материалов сайта Nashagazeta.ch, ОБЯЗАТЕЛЬНА АКТИВНАЯ ГИПЕРССЫЛКА на конкретный заимствованный текст. Фотоизображения, размещенные редакцией Nashagazeta.ch, являются ее исключительной собственностью. Полное или частичное воспроизведение фотоизображений без разрешения редакции запрещено. Редакция не несет ответственности за мнения, высказанные читателями в комментариях и блогерами на их личных страницах. Мнение авторов может не совпадать с мнением редакции.
Scroll to Top
Scroll to Top