Алена Луговкина: "Нести музыку в массы. Из Вербье"|Alena Lugovkina: "Reaching out through music. From Verbier"

Автор: Надежда Сикорская, Вербье, 23. 07. 2014 Просмотров:3560

Фото - Наша газета

Алена Луговкина в Вербье (© Nashagazeta.ch)

Наша сегодняшняя гостья с отличием закончила Московскую среднюю специальную музыкальную школу имени Гнесиных, Лондонскую школу музыки и театра Гилдхолл и Лондонскую Королевскую академию музыки, выдавшую ей сертификат как лицензированному высококвалифицированному преподавателю по классу флейты.

Победительница международных конкурсов в Англии и Германии, сегодня она - приглашенный профессор Бермингемской Консерватории, преподаватель в школе Святого Винсента в Лондоне.

Приглашенная первая флейта Лондонской филармонии, она дает мастер-классы и концерты в Италии, Германии, США, Канаде, Англии, Португалии, России, Японии.

При этом Алене Луговкиной всего 24 года. Как сказал бы один мой знакомый,  есть же счастливые родители!

С Аленой, очаровательной блондинкой, которая вместе со своей флейтой так и просится на пасторальную картинку, мы встретились за чашкой кофе на террасе одного из многочисленных кафе в Вербье в тот редкий момент, когда не лил дождь.
 
Наша Газета.ch : Ну, Алена, рассказывайте. С чего все началось?

Алена Луговкина: С самого раннего детства, буквально с двух лет, я очень любила петь. И однажды мама увидела в метро девочку, которая учила сольфеджио и пела. Узнав, где она занимается, мама решила отвести меня в ту же школу. Так что все началось совершенно случайно. Мы пришли в школу, я осмотрелась и сказала, что хочу там учиться.

То есть Вы хотите сказать, что вот так, «с улицы», без предварительной подготовки и блата поступили в знаменитую Гнесинку?

Именно! Просто мы понятия не имели, что это за школа, поэтому так смело и пошли! Пению там не учили, так что я пошла на флейту. 


А почему не фортепиано, не скрипка – более популярные инструменты?

Скрипка мне тогда не нравилась – наверно, не доводилось слышать хороших скрипачей в то время! А на рояле я начала было учиться, но через шесть месяцев педагог сказала, что дома обязательно должен быть инструмент. Мы такого позволить себе не могли, я в семье не единственный ребенок, у меня есть брат и сестра. А флейта была самым дешевым инструментом – 80 рублей всего тогда стоила.

Вы закончили Гнесинскую десятилетку. И потом было принято осознанное решение продолжать учебу за рубежом или снова вмешался случай?

Случай, абсолютный случай! Когда мне было 14 лет, то от имени Гнесинки я поехала на конкурс Jeunesses Musicales в Румынию. Там я познакомилась и подружилась с флейтисткой из Южной Кореи. Мы обменялись мэйлами, я отправляла ей какие-то ноты, а она прислала мне список летних школ, о которых я вообще не слышала, вся подобная информация у нас тогда была еще довольно закрыта.

Я тогда еще плохо говорила по-английски, и мы с мамой сделали выбор просто по фотографии приятного лица профессора в Интернете, решив, что любой подобный опыт будет полезен. Этим профессором оказался Уильям Беннетт, ставший впоследствии моим учителем, а десять дней, проведенные в том лагере в Саррей под его руководством, изменили мое представление о музыке и перевернули мою жизнь. Именно после этого опыта я твердо решила серьезно заниматься флейтой, а родители, увидев произошедшую во мне перемену, всячески мне помогали.

К счастью, моя игра профессору Беннетту тоже понравилась, и он предложил мне поступать в его класс в Королевскую Академию. Момент был подходящий, мне было 16 лет, я как раз заканчивала Гнесинку.

А в России Вас не пытались удержать – не силой, разумеется, а какими-то заманчивыми предложениями?

Конечно, я могла остаться. Благодаря «красному диплому» Гнесинки у меня была возможность поступить без вступительных экзаменов и в Академию имени Гнесиных, и в Консерваторию. Но… те десять дней слишком на меня подействовали.

А как Вы решили финансовые вопросы? Ведь образование в Англии очень дорогое.

Королевская Академия предоставила мне полную стипендию.

Те, кто принимал это решение, в Вас не ошиблись – Вы, я думаю, оправдали и переоправдали, если можно так выразиться, их надежды, завоевав все возможные награды и похвалы, и даже получили особый вид на жительство в Великобритании – как «исключительный талант». Это рядовое явление или случай исключительный?

(смущенно) Знаете, исключительный. Ходатайство было подано Советом искусств Англии и одобрен Министерством внутренних дел. В прошлом году такую визу получили только 36 человек – из всех профессий, со всего мира. Так что я считаю себя очень везучей.

Сейчас принято ругать образование в России. Однако, вероятно, что Вы так легко поступили в Королевскую Академию и достигли таких выдающихся успехов, в том числе, и благодаря изначальной подготовке, полученной в Гнесинке?

Несомненно! Гнесинка мне очень много дала. Во-первых, дисциплина. С восьми лет мне нужно было тратить по полтора часа в один конец для поездок на уроки. Сначала возили бабушка, мама, потом уже сама. Конечно, подобная дисциплина, привитая с детства, очень помогает потом. Моя мама вообще героиня! У меня ведь еще есть сестра и брат, а она в то время работала на трех работах, и все успевала.

Возвращаясь к Гнесинке, у нас действительно очень хорошая подготовка, особенно по теории. Я вообще считаю, что всех странах юные музыканты должны изучать фортепиано как второй инструмент. Я, например, свои партии всегда учила с фортепианными – иначе приходишь на концерт и не узнаешь произведение!

Имея возможность сравнить, я могу с уверенностью сказать, что теорию музыки у нас преподают лучше, чем где бы то ни было. Когда я приехала поступать в Академию, со мной поступали ребята, тоже уже окончившие колледжи, то есть специалисты, но в теории они не очень сильны. И вот они должны резко, за четыре года, освоить то, что мы по кирпичикам осваиваем предыдущие десять.

А что связывает Вас с фестивалем в Вербье? Как Вы впервые сюда попали?

Это произошло четыре года назад, я приехала сюда по совету Денису Бурякова, который теперь занимает пост первой флейты в оркестре Метрополитен-оперы, а в данный конкретный момент преподает здесь, на Фестивале.  Три года я играла в Фестивальном оркестре, и трудно переоценить, что это мне дало. Я помню, как мы репетировали с Валерием Гергиевым. Каждое его слово, каждое замечание, даже сделанное не мне, а, например, контрабасу, - ценнейшая информация.

Вы уже состоявшийся музыкант. Зачем Вы приехали в Вербье теперь?

Быть в Вербье – огромное удовольствие, так как за короткий отрезок времени есть возможность послушать лучших музыкантов мира, да еще и пообщаться с ними, ведь вечером все идут в один и тот же бар! Такого просто нет нигде в мире.

А если по делу, то я приняла приглашение Фестиваля принять участие в новом проекте, который называется Reaching out. В рамках этого проекта чуть больше недели преподавала здесь на «Любительской неделе камерной музыки» (Amature Chamber Week), и это было потрясающе, потому что все участники – взрослые профессиональные люди: банкиры, врачи, адвокаты. Объединяет их одно – любовь к музыке. Они приезжают в Вербье, чтобы вместе поиграть и испробовать себя на прочность, так сказать, посмотреть, какие музыкальные вершины они способны преодолеть…  Для меня это – одна из сторон Reaching out, привлечения к музыке самых разных людей. И знаете, когда я, профессионал как бы, работаю с ними, любителями, это не односторонний процесс, мы учимся друг у друга.

А этих взрослых серьезных людей не шокировал Ваш юный вид? Они Вас слушались?
 
(смеется) Слушались, но на всякий случай для солидности я приходила на занятия в строгом пиджаке. Я, правда, была сама молодая из преподавателей, и когда кто-то узнал, что мне 24, то очень изумились! Но они относились ко мне с уважением, так как будучи профессионалами в своих областях, признали во мне профессионала в моей.

Можете ли сформулировать суть этого нового проекта Фестиваля в Вербье, о котором пока мало кто знает?

Насколько я понимаю, его суть заключается в обучении нас, молодых профессионалов, реализации социальной роли музыки, привлечение к ней людей, не имевших такой возможности. Сюда входит и работа с детьми, и организация концертов в домах престарелых, в тюрьмах.

Если не ошибаюсь, каждый из восьми участников программы должен будет уехать из Вербье с конкретным проектом. Есть ли у Вас уже что-то на уме?

Пока нет, но ведь предстоит еще десять дней занятий. Я не особенно беспокоюсь, так как в Великобритании подобная деятельность очень развита и активно поощряется. Надеюсь только, что смогу качественно внести свой вклад.

А если бы Вам предложили организовать нечто подобное в России, Вы бы согласились?

Разумеется, с огромным удовольствием!

Есть ли у Вас мечта – произведение, которое хочется сыграть? Оркестр, с которым хочется выступить?

Знаете, мне все всегда интересно – и концертная деятельность, и преподавание. Я люблю разнообразие, не хочу сидеть на одном месте, каждый опыт полезен. А если говорить о мечте, то с детства есть мечта сыграть с Берлинским филармоническим оркестром.

От редакции: На этом нам пришлось закончить интервью, так как Алене нужно было бежать заниматься с детьми в рамках программы Discovery, еще одного подарка Фестиваля в Вербье юным музыкантам. Но до этого она успела показать маленькой англичанке, сидевшей за соседним столиком и только еще собирающейся учиться играть на флейте, как сыграть популярную мелодию при помощи обычного стакана. Reaching out !

 

Добавить комментарий

Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь , чтобы отправить комментарий
КУРСЫ ВАЛЮТ
CHF-USD 1
CHF-EUR 0.87
CHF-RUB 65.53

ПОПУЛЯРНОЕ ЗА НЕДЕЛЮ

Михаил Шишкин – Борис Акунин: Время убеждать

6 октября в Литературном фонде Яна Михальского в Монрише состоялась очередная интересная встреча: писатели Михаил Шишкин и Борис Акунин обсуждали вечные русские вопросы «кто виноват?» и «что делать?». Поединок был захватывающим.
Всего просмотров: 1,344

Где дорожает и где дешевеет жилье в Швейцарии?

За последние 11 лет в округе Цюрих цена жилья выросла в среднем на 97%, тогда как в некоторых регионах наблюдается снижение цен, говорится в совместном исследовании рынка недвижимости за 2018 год Федеральной политехнической школы Цюриха (ETHZ) и онлайн-платформы по сравнению цен Comparis.ch.
Всего просмотров: 1,173

Дмитрий Глуховский: «То, что происходит сейчас в России, это признак распада»

16 октября российский писатель Дмитрий Глуховский представил в Берне свою новую книгу «Текст» и поделился с Нашей Газетой мыслями о современной России, справедливости и возмездии.
Всего просмотров: 951

СЕЙЧАС ЧИТАЮТ

Швейцарское гражданство – инструкция по получению

Фото - Наша газета Мы продолжаем серию публикаций об интересующих наших читателей правовых аспектах жизни в Швейцарии. Сегодня мы расскажем о новых правилах получения гражданства.
Всего просмотров: 132,639

Права квартиросъемщиков в Швейцарии

Как расторгнуть арендный договор? Запрещено ли курить в съемном жилье? Можно ли заводить животных?
Всего просмотров: 3,898

Дело Абрамовича станет процессом века для фрибуржцев

В среду 2 мая в гражданском суде округа Заане (Фрибург) началось рассмотрение иска Европейского банка реконструкции и развития (ЕБРР) к российскому миллиардеру Роману Абрамовичу и компании «Газпром». Процесс, который, по всей вероятности, затянется до середины июня, потребует от властей города максимум усилий для обеспечения общественной безопасности.
Всего просмотров: 3,757
© 2018 Наша Газета - NashaGazeta.ch
Все материалы, размещенные на веб-сайте www.nashagazeta.ch, охраняются в соответствии с законодательством Швейцарии об авторском праве и международными соглашениями. Полное или частичное использование материалов возможно только с разрешения редакции. В случае полного или частичного воспроизведения материалов сайта Nashagazeta.ch, ОБЯЗАТЕЛЬНА АКТИВНАЯ ГИПЕРССЫЛКА на конкретный заимствованный текст. Фотоизображения, размещенные редакцией Nashagazeta.ch, являются ее исключительной собственностью. Полное или частичное воспроизведение фотоизображений без разрешения редакции запрещено. Редакция не несет ответственности за мнения, высказанные читателями в комментариях и блогерами на их личных страницах. Мнение авторов может не совпадать с мнением редакции.
Scroll to Top
Scroll to Top