Историческая одиссея рода Герценов|L'odyssée historique de la dynastie Hertzen

Автор: Тамара Приходько, Москва, 4. 01. 2017 Просмотров:507

Дом-музей А. И. Герцена в Москве (c) Nashagazeta.ch

70 лет тому назад, в январе 1947 года, завершился земной путь выдающегося хирурга Петра Александровича Герцена, основателя Московского Научно-исследовательского онкологического института (ныне это МНИОИ имени П.А. Герцена). Внук русского писателя-демократа Александра Ивановича Герцена, в эмиграции ставшего гражданином Швейцарии, и сын швейцарского физиолога Александра Александровича Герцена, Петр Александрович получил образование в Лозаннском университете и начинал работать хирургом под руководством своего учителя, известного профессора Цезаря Ру. И вдруг, к удивлению родителей и многочисленных родственников, которые к тому времени прочно обосновались в Швейцарии, Франции и Италии, Петр Александрович в 1897 году переехал в Россию, где царские чиновники еще хорошо помнили, как боролся его дед с самодержавием и в стране, и за ее пределами. К тому же на исторической родине его европейскую квалификацию врача надо было еще подтверждать.

В чем же причина такого решения Петр Александровича Герцена – расстаться с коллегами, учителями-наставниками, родственниками, хотя известно, что общение с родителями, братьями, сестрами, дядьями и тетками, жившими в то время в разных европейских странах, было неотъемлемой частью его жизни, несмотря на активную врачебную практику – об этом свидетельствуют многочисленные семейные фотографии, которые Петр Александрович всю жизнь хранил в своих альбомах. Один из них ныне — ценный экспонат Дома-музея Александра Ивановича Герцена в Москве, на улице Сивцев Вражек, 27. Этим вопросом задавалась и директор музея Ирена Александровна Желвакова, не только собравшая в Доме Герцена семейные реликвии, но и объединившая вокруг родовых пенатов многочисленных потомков Александра Ивановича Герцена. С ее легкой руки и автору этих строк посчастливилось познакомиться с внуком Петра Александровича Майклом Герценом и его женой Маргарет, которые живут в Америке, в небольшом калифорнийском городке Рейдвуд-Сити. Маргарет — стоматолог, из семьи российских эмигрантов революционной поры. А Майкл родился в Америке, куда его бабушка Елена Михайловна Зоти, первая жена Петра Александровича Герцена, уехала из России с тремя детьми, один из которых, Константин, стал отцом Майкла.



Не исключено, что останься Елена Михайловна Зоти и Петр Александрович Герцен после заключения брака в Швейцарии, не пришлось бы им расставаться, а детям уезжать за океан. Говорят, история не знает сослагательного наклонения, но можно ли распространять это утверждение на историю семьи?

Так что же все-таки побудило Петра Александровича в 1897 году переехать в Россию? В некоторых энциклопедиях советской поры говорится, что внук Александра Ивановича Герцена выполнял завет деда – вернуться на историческую родину. Но если кто-то в семье Герценов и стремился в Россию, так это отец Петра, старший сын писателя-демократа – Александр Александрович Герцен. Он помогал издавать и распространять «Колокол», был координатором зарубежной деятельности русской революционной организации «Земля и воля» и даже находился под надзором русской и международной полиции. Но после самороспуска «Земли и воли» стал делиться с отцом сомнениями по поводу целесообразности революционного изменения общества, в Швейцарии сблизился с семьей ученых Фогтов и интенсивно занялся наукой. Как писал сам Александр Иванович Герцен, «Саша все меньше и меньше стремится в Россию». Успехи Александра Александровича на научном поприще привели к тому, что в 1881 году Государственный совет швейцарского кантона Во пригласил его возглавить кафедру физиологии в Высшей медицинской школе в Лозанне. А когда Лозаннская Академия была преобразована в университет, А. А. Герцен принял участие в организации медицинского факультета и руководил там кафедрой физиологии до своей кончины в 1906 году.



С самых ранних лет сын А. А. Герцена Петр интересовался научными изысканиями отца. Родившийся в 1871 году во Флоренции и никогда не видевший своего знаменитого деда, с десятилетнего возраста, уже в Лозанне, он приобщался к естественным наукам сначала под руководством отца, а впоследствии и его коллег (К. Фогта, Ц. Ру и других видных ученых). Физиология, химия, медицина – эти занятия полностью занимали мысли и устремления юноши. Да к тому времени и его отец полностью погрузился в науку, разочаровавшись в радикальных, а нередко и террористических методах переустройства общества, которые проповедовали русские революционеры. О том, как трансформировались взгляды А.А. Герцена, красноречиво свидетельствует, например, его статья «О применениях физиологического объяснения воли к социологии». Ностальгия по России в роду Герценов заметно пошла на убыль, и вряд ли она могла так активно возродиться в сознании повзрослевшего и увлеченного наукой и хирургической практикой Петра Александровича Герцена.

Ответ на вопрос о причине его переезда в Россию можно найти сегодня у внука знаменитого хирурга Майкла, или Михаила Константиновича, Герцена. По его мнению, причина всей этой почти детективной истории с переездами его деда из Швейцарии в Россию, а со временем бабушки с детьми в Америку – романтическая, а потом и драматическая.  Все дело, полагает Майкл, в его бабушке, первой жене Петра Александровича – Елене Михайловне Зоти. С Лотой, как называли ее родные и близкие,  Петр Александрович познакомился еще в Швейцарии. Ее мать – из знаменитого в России боярского рода Матвеевых, а отец — кишиневский помещик, Михаил Константинович Зоти. Именно он, узнав, что дочь, путешествуя по Европе, встречается с Петром Александровичем Герценом, вызвал Елену в Кишинев и, очевидно, настоял на том, чтобы молодые после свадьбы жили в России. Пожалуй, этим обстоятельством можно объяснить, что, оставив так успешно начинавшуюся в Швейцарии карьеру, не владея в нужном объеме русским языком, Петр Александрович не побоялся переехать в мало знакомую ему страну и утверждаться в Москве чуть ли не с нуля. Он, как послушный студент, прослушал последний курс медицинского факультета Московского университета, с отличием получил диплом лекаря, а потом 20 лет работал в хирургическом отделении московской Старо-Екатерининской больницы.



… В семье было уже трое детей, а Петр Александрович — весь в работе и научных поисках. В 1909 году он защитил вторую диссертацию, после чего ему наконец присваивают степень доктора медицины и избирают приват-доцентом факультетской хирургической клиники Московского университета. Но назревает разлад с женой. Майкл склонен приписывать многое вздорному, капризному характеру своей бабушки Лоты. Но по сути все заботы о материальном состоянии семьи — на ней. К тому же она, боясь за детей, остро пережила революционные беспорядки в Москве 1905 года.

Майклу удалось многое узнать от старшей сестры отца— Елены Петровны (Милюси), которая тоже жила в Калифорнии до 1988 года, до самой старости сохраняла ясность ума и многое помнила даже из раннего детства: как во время революции 1905 года было неспокойно на московских улицах, как детей не выпускали гулять и даже не разрешали подходить к окнам. Но Милюся не слушалась, как-то глянула за штору и увидела: после громкого резкого звука человек на балконе дома напротив упал и перестал двигаться. Жена Петра Александровича была смелой и решительной женщиной — в молодости она даже летала с другом своего брата на самолете Райта. Но страх за будущее детей трудно было пересилить. И году в 1909 она решается уехать за рубеж, отдохнуть, как сообщила мужу и отцу.


На самом деле, как вспоминала тетушка Майкла, Лота собиралась основательно, с домашним скарбом и планировала ехать чуть ли не в Австралию, но задержалась в Америке у знакомых и решила там остаться. Поначалу и муж, и отец Лоты считали эту поездку временной. Но через несколько лет Петр Александрович понимает — жена решила разорвать семейные узы. Об этом свидетельствует хранящаяся у Майкла переписка бабушки и деда. Вот письмо от 25 декабря 1912 года, в котором Петр Александрович пишет своей жене и детям: «Я так далеко от вас, что чувствую себя совершенно отрезанным, совершенно бессильным в случае необходимости прийти вам на помощь, так же, как и получить ее от вас, если бы это понадобилось...Ты была для меня идеалом женщины — тонкой, элегантной, имеющей четкое представление о добре и зле, красоте и уродстве, но лучше расстаться; ибо я мешал тебе проявить все твои восхитительные качества, а ты мешала мне в моем развитии, в расширении моего кругозора» ( цитата по книге: И. Желвакова. «Тогда в Сивцевом». М., «Знак», 2013, стр.59-60).



Лота по призыву отца все-таки приехала однажды вместе с детьми в Россию. Но в то время Петр Александрович уже создавал новую семью. Уехать обратно через Европу было невозможно — началась Первая мировая война, и Лоте вместе с детьми пришлось добираться до Америки через Сибирь, Харбин и Гавайские острова. Стоит только удивляться силе воли и предприимчивости этой женщины. Так дети Петра Александровича навсегда остались в Америке.


А Россию ждали крупные потрясения: революция, гражданская война. Но в эти годы открываются широкие перспективы перед внуком Александра Ивановича Герцена, которого Ленин провозгласил одним из главных представителей революционного движения в России. В 1917 году Петр Александрович Герцен становится заведующим кафедрой оперативной хирургии, с 1921-го возглавляет кафедру Общей хирургии Первого МГУ. Именно на основе этой кафедры в 1922 году и создается Институт для лечения опухолей, директором которого назначают Петра Александровича.

И дело вовсе не в том, что Петр Александрович стремился показать лояльность к новой власти. Его, ученого до мозга костей, всегда интересовала наука и хирургическая практика. С головой погружаясь в поиски новых решений, сложнейших медицинских проблем, он словно не замечал тягот революционного времени, первых лет советской власти, он даже «просмотрел», как его жена с тремя детьми уехала от него. Так же, как очертя голову, он бросился когда-то за любимой в страну, о специфическом общественном устройстве которой даже не подозревал, так и в процессе работы он всем существом погрузился в неизведанную область хирургии – а в какой стране это происходило, для него было не так уж важно.

Петр Александрович Герцен был почетным членом Французской академии хирургии, членом Международного общества хирургов. Он продолжал профессиональное общение с коллегами в разных странах и вел переписку с Цезарем Ру, работавшим в Швейцарии. А одна из его новаторских методик, дополнившая поиски учителя, получила название в зарубежной и отечественной хирургии как операция Ру-Герцена. Он всегда преодолевал границы устоявшихся правил – и в хирургии, и в жизни. Как-то, в 1926 году, командированный из советской России в Бельгию на медицинский конгресс, Петр Александрович решил навестить свою мать, которая жила тогда в Швейцарии. Но визы в эту страну у него не было. Что делать? Ничуть не заботясь о последствиях, Петр Александрович нелегально пересек границу и успел повидать мать за год до ее кончины, а также встретиться с родственниками, с которыми не виделся много лет. К счастью, никаких негативных последствий для Герцена этот поступок не имел.



Его авторитет рос. Петра Александровича избирают председателем Хирургического общества Москвы, а коллеги — то ли в знак похвалы, а, может быть, и завидуя –  называют его «джигитом в хирургии». И это для Петра Александровича – повод для юмора и самоиронии. В остроумии ему никак не откажешь. Петр Александрович всегда хранил не только семейные фотографии, снимки работы в операционной и встреч с коллегами на научных конференциях, но и дружеские шаржи. Сейчас в его мемориальном кабинете в историческом здании современного Московского научно-исследовательского онкологического института (МНИОИ им. П.А. Герцена) вместе с другими фотографиями разных лет есть и дружеский шарж: коренастый, уже располневший мужчина с характерным профилем – выдающимся носом. Благодаря такому разнообразному видеоряду можно представить, как всемирно известный хирург и ученый выглядел в зрелые годы. На склоне лет Петр Александрович не обладал уже богатырским здоровьем, однако много оперировал не только в Москве, часто бывал в других городах, помогал молодым хирургам, проводил съезды и конференции. Его профессиональная и общественная деятельность отмечена наградами – двумя орденами Трудового Красного Знамени, медалью за доблестный труд в Великой Отечественной войне, званием Заслуженный деятель науки РСФСР.

Петр Александрович обрел счастье и в позднем браке. Его младшая дочь Наталья Петровна долгие годы была другом Дома-музея А.И. Герцена, куда передавала семейные реликвии, где встречалась с зарубежными родственниками. О чем сожалел Петр Александрович Герцен, завершая свой земной путь? Скорее всего о том, что ему не пришлось видеть, как вырастают его дети в Америке, какими они стали и как относятся к нему и к России.



Но все-таки судьба подарила ему встречу с сыном — Константином, и Майклу доподлинно это известно. Весть о том, что Петр Александрович серьезно болен, пришла к Константину Петровичу от одного русского знакомого, который работал в Америке, а после возвращения в СССР попал в сталинский лагерь. Каким-то чудом ему удалось передать в США записку о болезни Петра Александровича Герцена. Майкл до сих пор удивляется, как в 1947 году отцу удалось повидаться с Молотовым, когда тот был в США, и попросить визу в СССР, а потом усиленно изучать русский, чтобы пообщаться с отцом. 

Долгожданная встреча состоялась более чем через 30 лет разлуки, в последние месяцы жизни Петра Александровича. Такой поступок отца не мог не повлиять на решение Майкла изучать русский язык, русскую литературу. У него два образования – физическое и гуманитарное. Майкл Герцен долгое время был президентом посреднической фирмы по торговле с Россией медицинским оборудованием – вот такое преломление естественно-научной традиции семьи Герценов. Филологические интересы Майкла касались творчества Н. Новикова и русской литературы ХVIII века, которую он изучал во время стажировки в Ленинградском университете. Всю жизнь он интересовался и деятельностью своего прадеда. В год 200-летнего юбилея Александра Ивановича Герцена, Майкл подготовил интереснейшие доклады на французском и русском и выступил с ними на конференциях в Дома-музее Герцена в Москве и в Университете Ниццы. Глубоко и остроумно он раскрыл не только историческую роль творчества выдающегося писателя и публициста, но и скрупулезно разобрал принципы издательской и предпринимательской деятельности Герцена, да к тому же продемонстрировал подшивки газеты «Колокол» разных лет, которые собрал и бережно хранит вместе с другими семейными реликвиями — фотографиями, письмами, документами.


Вместе с женой Маргарет и детьми Майкл не раз бывал в СССР, а потом и в России и тоже стал другом Дома-музея прадеда в Москве в Сивцевом Вражке. Но в мемориальном кабинете деда в МНИОИ им. П. А. Герцена Майкл еще не был. Институту было присвоено имя Петра Александровича Герцена в 1947 году, в историческом здании был установлен его бронзовый бюст. А вот мемориальный кабинет Герцена в помещении бывшей операционной Петра Александровича был обустроен недавно, во многом благодаря усилиям нынешнего директора института хирурга, доктора Медицинских наук, члена-корреспондента РАН Андрея Дмитриевича Каприна.



Сегодня в мемориальном кабинете Герцена – шкафы с хирургическими инструментами и книгами Петра Александровича. Здесь его письменный стол, кресло, кожаный диван. На подоконнике – кованый сундучок. За шкафом в углу фигурка Мефистофеля из черненого металла – чей-то подарок, а может, талисман? На стенах – множество фотографий разных лет. Интересно и другое — в современном лечебном корпусе на стендах с описанием достижений в хирургии и онкологии – разделы, посвященные не только современным врачам, но и отцам-основателям института. и в первую очередь — Петру Александровичу Герцену.


В начавшемся 2017 году Майкл Герцен и другие потомки Герцена из Швейцарии, Франции, Италии собираются посетить мемориальный кабинет Петра Александровича Герцена в МНИОИ его имени и, как всегда, побывать в Доме-музее А. И. Герцена в Сивцевом Вражке.
 

 

Добавить комментарий

Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь , чтобы отправить комментарий
КУРСЫ ВАЛЮТ
CHF-USD 0.99
CHF-EUR 0.93
CHF-RUB 58.88
РЕКЛАМА
СОБЫТИЯ НАШЕЙ ГАЗЕТЫ

САМОЕ ЧИТАЕМОЕ

Новые швейцарские законы

Представляем вашему вниманию обзор законов, вступивших в силу в 2017 году. Нововведения касаются детей разведенных родителей, полицейских и пожарных, которые отныне могут выехать по вызову после аперитива, и других сфер.
Всего просмотров: 2,790

Смертельная дорога на Форкла

Трагическая автомобильная авария, унесшая жизни водителя и его супруги, произошла 7 января в районе Мартиньи. По данным местной полиции, речь идет о семье российских туристов. Двое подростков, находившихся в машине вместе с родителями, были доставлены в Университетский госпиталь Берна.
Всего просмотров: 2,220

Швейцарские отельеры и рестораторы повышают минимальную зарплату

Новое коллективное соглашение (CCT), касающееся сотрудников сферы ресторанного и гостиничного бизнеса, вступило в силу 1 января и будет действовать с 2017 по 2020 годы.
Всего просмотров: 1,967
© 2015 Наша Газета - NashaGazeta.ch
Все материалы, размещенные на веб-сайте www.nashagazeta.ch, охраняются в соответствии с законодательством Швейцарии об авторском праве и международными соглашениями. Полное или частичное использование материалов возможно только с разрешения редакции. В случае полного или частичного воспроизведения материалов сайта Nashagazeta.ch, ОБЯЗАТЕЛЬНА АКТИВНАЯ ГИПЕРССЫЛКА на конкретный заимствованный текст. Фотоизображения, размещенные редакцией Nashagazeta.ch, являются ее исключительной собственностью. Полное или частичное воспроизведение фотоизображений без разрешения редакции запрещено. Редакция не несет ответственности за мнения, высказанные читателями в комментариях и блогерами на их личных страницах. Мнение авторов может не совпадать с мнением редакции.
Scroll to Top
Scroll to Top