Леонар Сисмонди – швейцарский ученый, которого цитировал Пушкин|Léonard Sismondi, le savant suisse cité par Pouchkine

Автор: Наталья Беглова, Genève - Женева, 24. 10. 2014 Просмотров:1578

Фото - Наша газета

Здесь жил Леонад Сисмонди (N.Beglova/Nashagazeta.ch)

Даже среди коренных или давних жителей Женевы не все ответят на вопрос, кто такой Сисмонди, то большинство затруднится ответить затруднится. Возможно, кто-то вспомнит, почесав в затылке, что он был экономистом и, наверное, довольно известным, поскольку в Женеве в его честь названы две улицы – Rue Sismondi и Avenue Léonard Sismondi – плюс один из колледжей.

Да, человеческая память коротка, а любознательность ограничена. В начале же 19 века Сисмонди был не просто известен, но по-настоящему знаменит. Им восхищалась мадам де Сталь. Наполеон хотел сделать его кавалером ордена Почетного легиона, но получил отказ. Александр I пригласил его преподавать в Россию, но Сисмонди отверг и это заманчивое предложение. Кто же он, этот строптивый женевец?

Жизнь Сисмонди чрезвычайно интересна. Сисмонди родился 9 мая 1773 года в семье пастора в Босси, неподалеку от Женевы. Во многих источниках указывается, что он происходил из аристократической семьи, поскольку сам Жан-Шарль писал свое имя так: Жан-Шарль-Леонар Симонд де Сисмонди (Jean-Charles-Léonard Simonde de Sismondi).  Он любил говорить, что предки его семьи – известные пизанские аристократы де Сисмонди. На самом деле его семья бежала из Франции, как и семьи многих других французских протестантов, после отмены в 1685 году Людовиком XIV Нантского эдикта, даровавшего им равенство в правах с католиками.

Но сегодня имеет значение не происхождение Сисмонди, а то, каким образом он очень быстро прославил это имя, будучи, по сути, самоучкой. По окончании духовной кальвинистской «коллегии» в Женеве Жан-Шарль поступил в университет, но закончить его ему не удалось. Его отец неудачно вложил деньги во французские государственные бумаги, которые обесценились после революции во Франции. Семья разорилась. Жан-Шарль был вынужден зарабатывать на жизнь. В 18 лет он прервал учебу в Женеве и уехал в Лион, где работал у купца, к которому его пристроил отец. Когда революция из Парижа добралась до Лиона, начался период его скитаний. Сначала он уехал  в Англию, где провел около полутора лет и не только изучил язык, но и ознакомился с экономическим и политическим устройством этой страны, а заодно прочитал работу «Богатства народов» чрезвычайно популярного тогда экономиста Адама Смита, произведшую на него сильное впечатление.

Потом переехал в Италию, куда эмигрировала и вся семья Сисмонди. Они поселилась на ферме в Тоскане, которая была куплена на оставшиеся деньги. Жан-Шарль в течение пяти лет управлял фермой и набрался некоторых практических знаний в области сельского хозяйства. Жизнь его и в Англии, и в Италии была не из легких. Несколько раз за эти годы его арестовывали, и он оказывался в тюрьме как подозрительное лицо. Именно эти годы были периодом становления его политических и социально-экономических воззрений.

Сисмонди возвратился в Женеву в 1798 году, когда она стала частью империи Наполеона и там установился относительный порядок. Ему удалось получить место секретаря торговой палаты. Сисмонди поселился в доме одного из друзей в Коппе, где
вскоре познакомился с мадам де Сталь. Как уже знают http://www.nashagazeta.ch/news/cultura/17025 наши читатели, известная писательница и общественная деятельница покинула Париж, по сути, изгнанная оттуда Наполеоном, с которым она имела смелость открыто враждовать. Вскоре он вошел в круг людей, составлявших ее ближайшее окружение.

Что же привлекло Жермену де Сталь в этом еще молодом человеке, отнюдь не поражавшим воображение с первого взгляда?

Действительно, Жан-Шарль даже в молодости не отличался ни красотой, ни внешним лоском. Большая голова будто насажена на широкие плечи. Коренаст, полноват, небольшого роста. Не мог Жан-Шарль пленить писательницу и особым красноречием, поскольку отличался в молодости застенчивостью. Красноречием тоже не блистал: стиль его был суховат, формулировки не отличались изысканностью. Сисмонди знал за собой этот недостаток и очень переживал: «Я имею привычку читать и думать по-итальянски, - писал он, - иногда по-немецки, по-испански, по-гречески, по-английски, на языке Прованса. Я перехожу с одного языка на другой, не задумываясь о форме, в которую облекаю мысль, часто не замечая, что заменяю выражения одного языка другими».

В какой-то степени в этой фразе содержится и ответ на тот вопрос, который мы задали: Жермену де Сталь привлекли в Сисмонди редкие для человека его времени образованность и широта взглядов. Помимо уже упоминавшихся языков он свободно владел латинским и португальским. Можно сказать, что он был не только швейцарцем, но и настоящим европейцем. И, наконец, просто очень хорошим человеком, отличным сыном и братом, а позднее и образцовым мужем. В кругу де Сталь ему дали прозвище «добряк». Но этот добряк отличался удивительной твердостью в отстаивании своих взглядов и проявлял незаурядную храбрость, когда этого требовали обстоятельства. Про него рассказывают, например, такую историю. Как-то в одном из журналов, с которым он сотрудничал, была опубликована статья, задевшая честь одного из женевцев. Этот человек, решив, что статью написал Сисмонди, потребовал объяснений и извинений. Поскольку Сисмонди отказался что-либо объяснять и приносить извинения, то господин вызвал его на дуэль. Сисмонди принял вызов, явился на дуэль, выстоял под дулом пистолета противника и только после его выстрела, сам выстрелив в воздух, заявил, что он не является автором этой статьи, но и не собирается называть имя написавшего.
 
Сисмонди сопровождал Жермену де Сталь в ее поездках заграницу. Так, в 1804-1808 годах они путешествовали по Германии и Италии. Поездки позволили ему непосредственно наблюдать  политическую и экономическую жизнь европейских стран, окончательно сформировали его взгляды. В 1801 году он опубликовал книгу «Картина сельского хозяйства Тосканы» (Tableau de l’agriculture toscane), а в 1803-м - размышления «О коммерческом богатстве, или о принципах политической экономии в их применении к торговому законодательству» (De la richesse commerciale ou principes de l’economie politique). В этом основополагающем труде он заявил о себе как о последователе учения Адама Смита. Но основная сфера его интересов в это время лежала в области истории. В 1807 году Сисмонди написал труд, который высоко оценила мадам де Сталь: «История итальянских республик» (Histoire des républiques italiennes du Moyen Âge).

Работы Сисмонди в области экономики и истории создают ему солидную репутацию не только в Женевской Республике, но и далеко за ее пределами. Его известность достигает границ Российской империи, где Александр I, стремившийся усовершенствовать систему образования страны, приглашает швейцарского ученого преподавать в Россию, а конкретнее - возглавить кафедру политической экономии Главной школы Вильны (современный Вильнюс), указ о преобразовании которой в университет император издал в 1803 году. Однако Сисмонди отказывается от этого предложения, о чем, возможно, он пожалеет впоследствии: уже в 1823 году Виленский университет становится одним из крупнейших (некоторые считают, что и крупнейшим) в Европе. Кстати, именно в этом университете учился Адам Мицкевич, и если бы Сисмонди принял предложение возглавить здесь кафедру, то Мицкевич был бы его учеником.

В 1813 году Сисмонди приезжает в Париже. Его принимают так тепло, что он пишет матери: «Я и не подозревал, что я так известен». Кстати, в Париже ему также было сделано предложение возглавить кафедру - в Сорбонне, но и его швейцарец отверг. В Париже Сисмонди читает в Академии курсы по истории литературы, там же он застает падение Наполеона и реставрацию Бурбонов.

Как это ни парадоксально, именно это событие сделало Сисмонди приверженцем свергнутого императора, после многих лет, проведенных в кружке мадам де Сталь, ярой противницы Наполеона. Возможно, это объясняется тем, что Сисмонди был крайне недоволен результатами соглашений, достигнутых на Венском конгрессе, где державы-победительницы перекраивали границы Европы. Он считал, что его любимая Женева получила меньше того, на что могла рассчитывать. В итоге он приветствовал возвращение Наполеона к власти. Сисмонди написал целый ряд статей под заголовком «Изучение французской конституции» (Examen de la Constitution française), которые настолько понравились Наполеону, что он пожелал встретиться с автором и хотел сделать его рыцарем Почетного Легиона. Приглашение Сисмонди принял, но от награды отказался. И хорошо сделал: его хвалебные статьи в адрес Наполеона были весьма негативно восприняты его друзьями в Женеве, куда автор вернулся после окончательного поражения Наполеона.

В Женеве Сисмонди продолжал заниматься историческими и литературоведческими исследованиям, но его все больше увлекает политическая экономика. Постепенно из сторонника Адама Смита он превращается в его противника. Сложившиеся в те годы социально-экономические идеи Сисмонди были изложены в его опубликованной в 1819 году книге «Новые начала политической экономии, или о богатстве в его отношении к народонаселению» (Nouveaux principes d'économie politique, ou de la richesse dans ses rapports avec la population). В ней он открыто критикует уже не только идеи Адама Смита, но и его последователей как в Англии (Давида Рикардо), так и во Франции (Жан-Батиста Сэя). Именно эта книга принесла Сисмонди европейскую известность.

В чем же заключались основные социально-экономические идеи Сисмонди?

Впервые экономист заявил, что капиталистическому производству свойственны циклы и что неуправляемое производство – это путь к кризисам. Экономический кризис, разразившийся в 1825 году, не замедлил подтвержить его правоту и ошибочность убеждения экономистов школы Смита и Сэя о невозможности перепроизводства.

Также первым он обосновал необходимость вмешательства государства в экономику, рассуждая об обязанности государства «дать возможность всем гражданам пользоваться тем физическим довольствием, которое доставляет богатство» и выдвигая множество конкретных предложений, которые позволили бы обеспечить процветание экономики и благосостояние всего общества.

Интересно, что книга Сисмонди была сразу замечена в России. Петербургский «Дух журналов» уже в 1820 году (завидная оперативность!) опубликовал в переводе одну главу, «О влиянии правительства на коммерческое богатство». А в 1825 году «Московский телеграф» напечатал еще одну статью Сисмонди, в которой тот развивал мысль о  том, что экономический прогресс несет, конечно, немало благ, но и порождает кризисы, а значит, и серьезные проблемы.

Имя Сисмонди было хорошо известно Пушкину, оно неоднократно упоминается в его переписке с друзьями. Дело в том, что его труды входили в программу обучения русских учебных заведений, в том числе и лицея в Царском селе, который закончил Пушкин. Сисмонди был для Пушкина безусловным авторитетом в области экономики. Не случайно в записке «О народном воспитании, настаивая на необходимости преподавания в учебных заведениях политической экономии», поэт упомянул именно его имя: «... по новейшей системе Сея и Сисмонди...».

Очень интересен и другой факт, свидетельствующий об уважении к мнению Сисмонди, которое питал Пушкин. Поэт никогда не бывал в Северо-Американских Соединенных Штатах (так до начала XX века чаще всего называли США в России). Но когда ему пришлось писать об этой стране, он практически повторил характеристику, данную этой стране швейцарцем.

Почему Сисмонди писал о Соединенных Штатах? Дело в том, что однажды мадам де Сталь собиралась туда отправиться, и накануне поездки американские газеты обсуждали ее личную жизнь и состояние семьи Неккеров. Сисмонди, возмущенный тем, что американскую прессу не интересует творчество де Сталь, оставил интересный отзыв об американском обществе, который не утерял актуальности и сегодня. Звучал он так: «Основной интерес в жизни — барыш, и в самой свободной стране самое свободу стали ценить меньше, чем прибыль. Расчетливость и дух делячества присущи даже детям <...> Дух этот накладывает на моральную физиономию народа такое пятно, которое нелегко будет стереть»».

А теперь посмотрим, что говорит об Америке Пушкин: «С изумлением увидели демократию в ее отвратительном цинизме, в ее жестоких предрассудках, в ее нестерпимом тиранстве. Все благородное, бескорыстное, все возвышающее душу человеческую — подавленное неумолимым эгоизмом и страстию к довольству (comfort) <...> такова картина Американских штатов, недавно выставленная перед нами». Так пишет Пушкин в рецензии на книгу американского автора Джона Теннера.  Вероятно, Александр Сергеевич прочитал опубликованную в октябре 1825 года в «Московском телеграфе» статью Сисмонди «Об уравнении потреблений с произведениями». Именно эта статья содержала то мнение Сисмонди о США, которое было процитировано выше.

Сисмонди был гуманистом и, по сути, первым представителем экономической науки, который выступил за капитализм с человеческим лицом. Сисмонди призывал к тому, чтобы политическая экономия за абстрактными теориями видела человека. Он считал политическую экономию, прежде всего, нравственной наукой и во главу угла ставил человека и его интересы. «Придет, без сомнения, время, когда наши внуки будут считать нас варварами за то, что мы оставили трудящиеся классы без защиты…», - писал он.

Подобные передовые для того времени утверждения не помешали основоположникам марксизма-ленинизма раскритиковать основополагающие принципы учения Сисмонди: Ленин презрительно назвал его «социалистом-романтиком», а Карл Маркс заклеймил как главу мелкобуржуазного социализма.

Личная жизнь Сисмонди сложилась довольно счастливо. В 1819 году он женился на англичанке Джесси Аллен, с которой познакомился еще в Италии. Она оказалась, как это принято говорить, верным другом и преданной женой. В 1821 году они поселились на вилле «Le Tournant» в Шен-Бужри, районе, который тогда был пригородом Женевы. Мемориальная доска на доме, где сегодня располагается мэрия Шен-Бужри. Скончался Сисмонди 21 июня 1842 года в возрасте 69 лет, не оставив потомства, если не считать сочинений, которые составляют в общей сложности 70 томов! На его надгробии на кладбище в Шен-Бужри, находящемся совсем рядом с домом, где он жил, выбита такая надпись: «Историк и экономист, призывавший к созданию законов, защищающих трудящихся».

 

Добавить комментарий

Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь , чтобы отправить комментарий
КУРСЫ ВАЛЮТ
CHF-USD 1.01
CHF-EUR 0.86
CHF-RUB 59.6
СОБЫТИЯ НАШЕЙ ГАЗЕТЫ

ПОПУЛЯРНОЕ ЗА НЕДЕЛЮ

Беременная беженка потеряла ребенка – швейцарский пограничник признан виновным

Трибунал вынес обвинительный приговор в отношении швейцарского пограничника, который в 2014 году отказал в медицинской помощи беременной беженке из Сирии, в результате чего она потеряла ребенка.
Всего просмотров: 2,150

Сообщил в налоговую о своей недвижимости за рубежом и плати еще больше?

В преддверии запуска автоматического обмена налоговой информацией резиденты Швейцарии массово сообщают в налоговые органы о своих иностранных активах. В связи с этим Конфедерация продлила срок амнистии до сентября 2018 года.
Всего просмотров: 1,555

Швейцарский банкир против Соединенных Штатов: история победы

«На меня надели наручники сразу после моего прибытия в Нью-Йорк». Бывший цюрихский банкир Штефан Бук рассказал газете Le Temps, как нелегко было добиться правосудия за океаном, и как долгий судебный процесс, в ходе которого он столкнулся с давлением, лжесвидетельствами и манипулированием, закончился его оправданием.
Всего просмотров: 1,268

СЕЙЧАС ЧИТАЮТ

Секс-игрушки для швейцарских детей

Такого мы еще не видели – наглядные пособия для курса сексуального воспитания роздадут детям от 4 до 10 и старше в Базеле. В комплект входят два пупса, книжки с картинками, а также «забавные» плюшевые игрушки, которые имитируют половые органы и вставляются друг в друга совсем по-взрослому.
Всего просмотров: 25,568

Как швейцарская деревня Альбинен прославилась на весь мир

В последние дни о горной деревне Альбинен в кантоне Вале узнали во всех уголках планеты. Причиной такой популярности стали публикации в СМИ о том, что власти коммуны будут выплачивать всем новым жителям по 25 000 франков. Однако в реальности все оказалось немного иначе.
Всего просмотров: 1,390

Троцкий в Швейцарии. Настоящий и фальшивый

En continuation du thème de la révolution de 1917 nous vous proposons un récit d’un épisode moins connu de la vie d’un de ses leaders qui a été par la suite « dévoré » par elle, à l’instar de ses camarades français.
Всего просмотров: 1,136
© 2015 Наша Газета - NashaGazeta.ch
Все материалы, размещенные на веб-сайте www.nashagazeta.ch, охраняются в соответствии с законодательством Швейцарии об авторском праве и международными соглашениями. Полное или частичное использование материалов возможно только с разрешения редакции. В случае полного или частичного воспроизведения материалов сайта Nashagazeta.ch, ОБЯЗАТЕЛЬНА АКТИВНАЯ ГИПЕРССЫЛКА на конкретный заимствованный текст. Фотоизображения, размещенные редакцией Nashagazeta.ch, являются ее исключительной собственностью. Полное или частичное воспроизведение фотоизображений без разрешения редакции запрещено. Редакция не несет ответственности за мнения, высказанные читателями в комментариях и блогерами на их личных страницах. Мнение авторов может не совпадать с мнением редакции.
Scroll to Top
Scroll to Top