История солдата. Часть 1|L’histoire du soldat. 1ère partie

Автор: Иван Грезин, Базель - Bâle, 8. 05. 2018 Просмотров:1128

Памятник советским солдатам на кладбище Хернли в Базеле с фамилией Пшеничникова. (И. Грезин/Nashagazeta.ch)

Два года назад, после публикации статьи о памятнике советским солдатам на кладбище в Базеле, мы получили неожиданный отклик от живущего в Москве внука Федора Васильевича Пшеничникова, Бориса Титова. До тех пор его семья ничего не знала ни о судьбе деда, ни о том, где он похоронен, его считали пропавшим без вести. Настоящий материал был подготовлен при участии внука солдата Великой Отечественной.

 

Согласно «Алфавитной книге учета поступления и вручения извещений семьям погибшего, умершего и без вести пропавшего сержантского и рядового состава Красной Армии и назначении им пенсий» по Краснопресненскому райвоенкомату города Москвы, красноармеец Федор Васильевич Пшеничников пропал без вести в декабре 1941 года. Повестка об этом была вручена 6 сентября 1946 года его жене, Прасковье Тимофеевне Пшеничниковой, жившей в Москве на Мантулинской улице, в доме 6, корпус 1, квартира 59. К тому времени Федора Васильевича действительно уже не было в живых, но всего только пять месяцев. И погиб он не «в белоснежных полях под Москвой».

Федор Пшеничников, уроженец Тульской области, Богородицкого (в извещении, как, впрочем, и в исходных документах военкомата, откуда копировались все прочие, ошибочно написано «Богородского») района, деревни Дубовое, родился 11 октября (по другим документам ‒ 11 ноября) 1902 года. Административное деление Тульской области в 1920‒1950-х годах неоднократно менялось, так что сведения из извещения 1946 года ‒ это поразительный набор анахронизмов, но, строго говоря, не в этом дело. На момент рождения Пшеничникова в 1902 году его родное Дубовое действительно находилось в Богородицком уезде Тульской губернии.

Москвич в первом поколении, как и многие его современники, Федор Васильевич, 38-летний парикмахер, отец четырех дочерей (был еще сын, но он умер пяти лет от роду), пошел на фронт добровольцем. 15 августа 1941 года он был записан в состав 1-го стрелкового полка 18-й дивизии народного ополчения Ленинградского района Москвы. Дивизия эта уже в середине сентября стала кадровой, а после битвы за Москву первой из бывших дивизий народного ополчения получила наименование «гвардейской». Однако Федор Васильевич в ней уже не состоял. Неизвестно, пропал ли он без вести уже в октябре под Гжатском или только в декабре под Истрой, но письма от него перестали приходить еще с сентября.

Федор Васильевич оказался в плену. В архивах Министерства обороны России имеются среди прочих немецкие документы о советских военнопленных. Есть там страница из реестра немецкого военного госпиталя, причем госпиталя не только для военнопленных: там могли лежать и немецкие, и союзные немецким военнослужащие. Указывается, что военнопленный, рядовой пехоты Федор Пшеничников попал туда с ушибом левой ноги 11 февраля 1944 года из трудовой команды немецкого города Штоках, расположенного у самой швейцарской границы. Госпиталь, видимо, находился в тех же краях. Интересно, что у всех, отмеченных на развороте страницы и прибывших в госпиталь между 9 и 12 февраля, указана дата прибытия, но нет даты убытия, что немыслимо для немецкого делопроизводства в принципе. Может, как раз в те февральские дни тот госпиталь разбомбили, а больные или погибли, или разбежались. Поэтому и реестр остался незаконченным.

Но это только гипотеза, ибо официальный переход швейцарской границы Федором Пшеничниковым зафиксирован. Правда, только на исходе войны, 22 апреля 1945 года. Скрывался ли он где-то или был возвращен в немецкий лагерь, неизвестно. Местом последнего жительства перед переходом границы указан как раз Штоках (неправильно обозначенный как «Штокар»).

Поскитавшись год по Швейцарии, от Шаффхаузена до Тичино, Федор Васильевич Пшеничников с декабря 1945 года находился в лагере интернированных в кантоне Берн. Швейцария в те годы приютила сотни бывших военнослужащих Советской Армии, как, впрочем, и других воюющих сторон, которые в ходе войны и сразу после ее окончания объявлялись на ее границах. Их размещали в особых лагерях для интернированных, ими занимались специальные межправительственные комиссии. Тема интернированных неоднократно поднималась в прессе и исторических исследованиях. В том числе говорилось и об их печальной роли как разменной монеты в межгосударственных отношениях. («Наша Газета» касалась этой темы три года назад, рассказывая о трагической судьбе семьи инженера Новикова (см. «Наша газета», № 6.). История русского солдата Федора Пшеничникова, хотя его фамилия и не значилась в дипломатических депешах, была не менее трагичной.

7 апреля 1946 года «русский интернированный» из трудового лагеря в Зигене под Эггивилем, что в бернском Эмментале, Федор Пшеничников повесился в больнице окружного центра ‒ города Лангнау. Швейцарская военная юстиция сразу же взялась за расследование дела и после двухмесячного следствия пришла к выводу, что «самоубийство было вызвано необоснованным страхом перед репатриацией». «Дело не должно иметь никаких последствий», ‒ таковым было окончательное постановление военных властей. Никакое третье лицо и тем более официальные швейцарские инстанции, чего можно было более всего опасаться, виновными, к счастью для них, не оказывались.

Федор Пшеничников находился в Зигене с 6 декабря 1945 года. В больницу он попал 5 марта 1946-го уже в связи с попыткой самоубийства: по свидетельству лагерного врача, он пытался перерезать себе горло бритвой. В больнице, после надлежащего лечения и ухода, рана начала заживать, и по истечении почти месяца Пшеничникову позволили даже помогать в различных работах по больнице. Дело шло к выписке, когда внезапно в три часа дня 7 апреля Федор Васильевич не явился на полдник, который ходячим больным раздавался в общем зале. После недолгих поисков его нашли в туалетной кабинке; он повесился на своем собственном ремне, привязав его к водопроводной трубе…

Персонал лагеря и больницы все как один свидетельствовали об общей подавленности и чувстве страха у Федора, который забывался и отходил от этих настроений только во время работы. Никто из свидетелей и помыслить не мог, что речь идет об убийстве и о необходимости задержания в связи с этим какого-то гипотетического убийцы ‒ все сразу посчитали случившееся самоубийством.

От редакции: Продолжение рассказа о Федоре Пшеничникове читайте в нашем завтрашнем выпуске.

Добавить комментарий

Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь , чтобы отправить комментарий
КУРСЫ ВАЛЮТ
CHF-USD 1.01
CHF-EUR 0.86
CHF-RUB 61.9
СОБЫТИЯ НАШЕЙ ГАЗЕТЫ

ПОПУЛЯРНОЕ ЗА НЕДЕЛЮ

Диалог искусств длиной в три с половиной месяца

Сегодня в Биле откроется седьмой выпуск фестиваля Art Dialogue, программа которого растянется аж до октября.
Всего просмотров: 1,274

Швейцарский паспорт за 300 франков

Коммуна Шельтен (кантон Берн) до Первой мировой войны продавала швейцарские паспорта, чтобы пополнить местный бюджет. Такая практика существовала и в других коммунах.
Всего просмотров: 1,204

Приезд Папы Римского в Швейцарию

21 июня в Женеве ожидают Папу Римского Франциска, который прилетит по приглашению Всемирного совета церквей (ВСЦ), отмечающего в этом году свое 70-летие.
Всего просмотров: 599

СЕЙЧАС ЧИТАЮТ

Швейцарское гражданство – инструкция по получению

Фото - Наша газета Мы продолжаем серию публикаций об интересующих наших читателей правовых аспектах жизни в Швейцарии. Сегодня мы расскажем о новых правилах получения гражданства.
Всего просмотров: 116,965

Что нужно знать о новом европейском законе о защите данных?

Новый общий регламент по защите данных вступает в силу завтра, 25 мая. Закон касается не только лиц, проживающих на территории Евросоюза, но и швейцарских пользователей.
Всего просмотров: 591

Приезд Папы Римского в Швейцарию

21 июня в Женеве ожидают Папу Римского Франциска, который прилетит по приглашению Всемирного совета церквей (ВСЦ), отмечающего в этом году свое 70-летие.
Всего просмотров: 599
© 2015 Наша Газета - NashaGazeta.ch
Все материалы, размещенные на веб-сайте www.nashagazeta.ch, охраняются в соответствии с законодательством Швейцарии об авторском праве и международными соглашениями. Полное или частичное использование материалов возможно только с разрешения редакции. В случае полного или частичного воспроизведения материалов сайта Nashagazeta.ch, ОБЯЗАТЕЛЬНА АКТИВНАЯ ГИПЕРССЫЛКА на конкретный заимствованный текст. Фотоизображения, размещенные редакцией Nashagazeta.ch, являются ее исключительной собственностью. Полное или частичное воспроизведение фотоизображений без разрешения редакции запрещено. Редакция не несет ответственности за мнения, высказанные читателями в комментариях и блогерами на их личных страницах. Мнение авторов может не совпадать с мнением редакции.
Scroll to Top
Scroll to Top