Бернар Дютуа: «Россия и Европа – в одной лодке»|Bernard Dutoit: "La Russie et l'Europe sont dans la même barque"

Автор: Ольга Юркина, Лозанна, 9. 06. 2010 Просмотров:914

Фото - Наша газета

Профессор Бернар Дютуа в своем кабинете [NG]

«Вы меня легко узнаете, потому что я буду... с бородой», - сказал в телефонную трубку мягкий голос. И добавил: «Это очень практично», - чем сразу поднял настроение. Профессор права с чувством юмора – это редкость. Узнать его действительно было легко: он оказался единственным человеком «с бородой» в холле Центра сравнительного и европейского правоведения Лозаннского университета, директором которого был до своего ухода на пенсию в 2002 году. «Нам здесь выделили отдельный кабинет для работы, мне и моему коллеге...», - объяснил профессор Бернар Дютуа, про которого на данный момент было известно немного, но достаточно для того, чтобы заинтересовать редакцию «Нашей Газеты».

НГ: Профессор, почему же у Вас возникло желание изучать «экзотический» для европейца русский язык? Ведь никаких «родственных» связей с Россией у Вас не было? А говорите Вы удивительно хорошо...

Бернар Дютуа: Интерес к русскому появился довольно рано, еще во время учебы. Я считал, что книги нужно читать в оригинале, особенно литературные произведения. Потом добавился интерес к русскому как к языку, когда начал его изучать. Почему? Просто из любопытства и желания больше узнать о Советском Союзе, тогда совершенно закрытом. Это был «толчок», с которого все началось. Впоследствии я заинтересовался и советским правом, как таковым, а затем и российским, когда произошли изменения в 90-х годах. Меня заинтриговал переход одной правовой системы, полностью подчиненной идеологии и политике, в совершенно иную...

НГ: Возвращаясь к желанию читать: какая книга на русском была первой? И какой русский писатель произвел неизгладимое впечатление?

Бернар Дютуа: Какая была первой, вспомнить трудно. А вот та, что запомнилась – это был «Идиот» Достоевского. Мы его читали в Национальной Школе живых восточных языков, в Париже, где я изучал русский на лингвистическом и литературном факультете. Сильное впечатления на меня произвел «Раковый корпус» Солженицына. А еще мне очень понравились повести Чехова. Но Достоевский, пожалуй, был самым главным. Если честно... я даже потом написал маленький роман, по Достоевскому.

НГ: Неужели на русском?

Бернар Дютуа: Нет-нет, конечно. Но размышления в романе – о судьбе России.

НГ: И как Вы ее видите? Через призму Достоевского или оптимистичнее?

Бернар Дютуа: Сложно сказать. Я попытался выразить мои размышления о том, как развивается современная ситуация. Достоевский там упомянут, как писатель, некий идейный центр. Если коротко о канве, то речь идет о швейцарцах, отправляющихся в Петербург...

НГ: Наверное, в романе отразились и Ваши собственные впечатления о поездках в Россию? Ведь их было несколько?

Бернар Дютуа: Впервые я побывал в России в 1961 году, со студентами Школы восточных языков. Мы поехали в Советский Союз как туристы. Останавливались в Москве, Орле, Киеве... У меня осталось множество противоречивых впечатлений. Первое, что люди были с нами очень любезными. Наверное, потому что мы немного говорили по-русски и казались редкостью. Во-вторых, я увидел, что значит жить в СССР. Не на словах, а на деле. Понял, как это трудно, что там совсем не такая легкая жизнь, как у нас в Европе. Это оставило очень сильное впечатление, так сказать, обратное первому, положительному.

НГ: Что Вас больше всего тогда поразило в Советском Союзе?

Бернар Дютуа: В Москве, на прогулке по Кремлю, я увидел женщин, работающих в каналах. В первый раз. Я удивленно спросил, почему они там работали и занимались совсем неженским делом, и тогда мне ответили, что в СССР все люди делают одну и ту же работу, женщины трудятся, как мужчины. Я помню, меня тогда очень разочаровало, что женщины выполняют такую тяжелую работу. Вот еще одно сильное впечатление. И последнее событие, которое запомнилось... Мы поехали в гости к одному знакомому художнику, который жил под Москвой. Засиделись у него до вечера, электрички уже не ходили. Тогда он нам предложил остаться, постелил у себя в комнате, а сам пошел спать в саду... Я был настолько поражен этим поступком: человек меня совершенно не знал и все-таки предложил мне спать на его кровати, в лучших условиях... Это подтвердило впечатление, что люди необычайно добры и любезны в этой стране.

НГ: Потом Вы возвращались в Россию?

Бернар Дютуа: Да, раз пять-шесть, но уже не для путешествий, а для участия в Конференциях. В последний раз я был в России пять лет назад, в Екатеринбурге, на Конференции по российскому и международному праву. У нас тогда были очень тесные контакты с российскими адвокатами, и мы, и они, были заинтересованы в обмене опытом и знаниями. Мы сотрудничали долгое время, пока не появилась необходимость в деньгах для дальнейшего финансирования проекта. Тогда мы обратились к правительству Кушпена с просьбой предоставить кредит на развитие сотрудничества с Россией, всего 20 000 франков. И нам отказали. Я до сих пор не могу понять, по какой причине, эта была смешная сумма для Конфедерации. Пришлось все прекратить, а наше место в сотрудничестве с русскими заняли французские юристы и правоведы, которых финансировало их правительство.

НГ: Вы не пытались повторить попытку позже? А в чем был интерес сотрудничества с Россией для Швейцарии?

Бернар Дютуа: Нет, сейчас все уже застопорилось окончательно, мы потеряли связи, так что возвращаться к старым проектам не будем. Что касается интереса, то он состоял, в первую очередь, в обмене опытом. Русским юристам очень интересно было узнать, как функционирует швейцарское право, нам – больше узнать о российском праве, очень непохожем на европейское. Например, мы совместно написали книгу о проблемах права в Российской Федерации. Книга была на русском языке, а финансировала проект Швейцария.

НГ: Русский язык Вы начали изучать, потому что хотели читать книги в оригинале. А российское право? Что к этому подтолкнуло?

Бернар Дютуа: Трудный вопрос. Думаю, во-первых, потому что о советском и российском праве очень мало чего известно заграницей. В целом, право всегда привлекало меня своей связью с жизнью, непосредственным контактом с людьми. А самое главное, я считаю, право может облегчить жизнь людей.

НГ: Чтобы не возникало путаницы: право – это синоним закона?

Бернар Дютуа: Нет, право – более широкое понятие, чем закон. Оно служит людям и предлагает единственную дорогу для того, чтобы облегчить их жизнь в обществе.

НГ: Это довольно идеалистическое видение... Советское право, например, облегчало существование людей? Да и на Западе разгораются жаркие споры, каждый раз, когда речь идет о правах, тем более – человека…

Бернар Дютуа: Нет, советское право мне было интересно тем, что оно находилось на службе идеологии. А когда в 1991 году произошли политические и, соответственно, экономические изменения, и советское право перешло в российское, интересно было наблюдать вживую, как меняется юридическая система. Это процесс длительный и болезненный, могут пройти десятки лет и более того, прежде чем одна система окончательно сменится другой. Теперь Россия находится в переходной стадии, и в правовой системе еще остались последствия советского периода.

НГ: Например?

Бернар Дютуа: Возьмем право частной собственности: в России оно основано на совершенно иных принципах, нежели в Европе, потому что в советской идеологии частная собственность не имела значения, и эти пережитки остались в современном российском праве. Для людей в современной России отношение к имуществу и частной собственности поменялось, но не в правовой системе государства. Пример, который говорит сам за себя: право собственности на землю и страх законодателя, что земля станет объектом спекуляций. Так, 1 января 1995 года, когда вступила в силу первая часть Гражданского кодекса Российской Федерации, знаменитая статья 17 о праве собственности на землю осталась недействительной еще некоторое время, из-за отсутствия Земельного кодекса: он был принят только в 2001 году, с большими трудностями. Я даже не говорю о противоречиях и границах этого документа, который не применим пока ни к сельскохозяйственным землям, ни к охраняемым из экологических соображений природным зонам. В моей книге о российском праве я привожу и другие примеры.

НГ: Целый раздел в Вашей книге посвящен правовым отношениям России с другими государствами, в частности, с Евросоюзом: перспективам сотрудничества и препятствиям, возникающим на этом пути. В чем, по Вашему мнению, главная проблема России в сфере права?

Бернар Дютуа: Для начала нужно сказать, что ни в Советском Союзе, ни в Российской Федерации международное частное право никогда не было объектом отдельного законодательства, как в Швейцарии или в Италии. Ему уделено несколько статей и положений в третьей части Гражданского кодекса Российской Федерации 2002 года, а также в семейном кодексе. Это представляет сложности в глазах европейцев для оперирования правами и понятиями. На самом деле, связи между Россией и Европой нужны обеим сторонам. Мы плывем в одной лодке, и если правовая система становится лучше в Европе, оно сделает лучше жизнь для России, и наоборот. На этом пути важны кооперация и сотрудничество, желание развиваться и идти дальше.

Вот совсем недавно прошел саммит между Россией и Евросоюзом в Ростове-на-Дону, на котором, кроме прочего, обсуждалась отмена визового режима. Естественно, ничего не решили, потому что за два дня и невозможно решить. Называются разные причины: готовность обеих сторон, безопасность и контроль на границах… Я считаю, техническая сторона отмены виз не представляет проблемы: визовый режим можно было бы отменить уже завтра, если бы обе стороны захотели. Представим, что так оно и случилось бы. А что же дальше? Если Россия хочет войти в Шенгенское пространство, ей придется адaптировать политическую систему, правовую концепцию. Чтобы отменить визы, нужно, чтобы в России было те же понятия о правах и свободах, что и в Европе.

НГ: Мне кажется, в последнее время эти понятия максимально приблизились к европейским...

Бернар Дютуа: Может быть, граждане России и понимают свободу в том же смысле, что и в Европе. А вот государство – нет. Его понятия свобод отличается от европейской концепции.

НГ: А кто способен изменить правовую систему? Государство, юристы?

Бернар Дютуа: Право эволюционирует. Но недостаточно решения государства, чтобы его изменить. Надо, чтобы люди были согласны с этим правом. Если они не хотят изменений, ничего не получится.

НГ: В каких организациях востребованы специалисты по сравнительному правоведению?

Бернар Дютуа: В самых разных сферах и областях. На моем собственном примере: некоторое время я работал заграницей, сотрудничал с немецким издательством Herder Verlag во Фрибурге. Потом была Гаага, Конференция по правам человека... А в 1967 году я вернулся на факультет права в родной Лозаннский университет и преподавал здесь континентальное сравнительное право до ухода на пенсию.

НГ: Если не секрет, чем занимается профессор права на пенсии?

Бернар Дютуа: Я написал книгу, комментарий к международному частному праву. Сейчас работаю над изданием нескольких статей. А еще пишу стихотворения... Не о праве, конечно, и не на русском языке…

 

Добавить комментарий

Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь , чтобы отправить комментарий
КУРСЫ ВАЛЮТ
CHF-USD 1.01
CHF-EUR 0.86
CHF-RUB 59.42
СОБЫТИЯ НАШЕЙ ГАЗЕТЫ

ПОПУЛЯРНОЕ ЗА НЕДЕЛЮ

Беременная беженка потеряла ребенка – швейцарский пограничник признан виновным

Трибунал вынес обвинительный приговор в отношении швейцарского пограничника, который в 2014 году отказал в медицинской помощи беременной беженке из Сирии, в результате чего она потеряла ребенка.
Всего просмотров: 1,235

Как швейцарская деревня Альбинен прославилась на весь мир

В последние дни о горной деревне Альбинен в кантоне Вале узнали во всех уголках планеты. Причиной такой популярности стали публикации в СМИ о том, что власти коммуны будут выплачивать всем новым жителям по 25 000 франков. Однако в реальности все оказалось немного иначе.
Всего просмотров: 1,144

Швейцария попала в «серый» налоговый список ЕС

Евросоюз включил Швейцарию в «серый» список стран, которые должны привести свою налоговую политику в соответствие с европейскими нормами. Решение Брюсселя вызвало удивление Берна.
Всего просмотров: 995

СЕЙЧАС ЧИТАЮТ

Швейцарское гражданство – инструкция по получению

Фото - Наша газета Мы продолжаем серию публикаций об интересующих наших читателей правовых аспектах жизни в Швейцарии. Сегодня мы расскажем о новых правилах получения гражданства.
Всего просмотров: 103,338

Секс-игрушки для швейцарских детей

Такого мы еще не видели – наглядные пособия для курса сексуального воспитания роздадут детям от 4 до 10 и старше в Базеле. В комплект входят два пупса, книжки с картинками, а также «забавные» плюшевые игрушки, которые имитируют половые органы и вставляются друг в друга совсем по-взрослому.
Всего просмотров: 25,345

Как швейцарская деревня Альбинен прославилась на весь мир

В последние дни о горной деревне Альбинен в кантоне Вале узнали во всех уголках планеты. Причиной такой популярности стали публикации в СМИ о том, что власти коммуны будут выплачивать всем новым жителям по 25 000 франков. Однако в реальности все оказалось немного иначе.
Всего просмотров: 1,144
© 2015 Наша Газета - NashaGazeta.ch
Все материалы, размещенные на веб-сайте www.nashagazeta.ch, охраняются в соответствии с законодательством Швейцарии об авторском праве и международными соглашениями. Полное или частичное использование материалов возможно только с разрешения редакции. В случае полного или частичного воспроизведения материалов сайта Nashagazeta.ch, ОБЯЗАТЕЛЬНА АКТИВНАЯ ГИПЕРССЫЛКА на конкретный заимствованный текст. Фотоизображения, размещенные редакцией Nashagazeta.ch, являются ее исключительной собственностью. Полное или частичное воспроизведение фотоизображений без разрешения редакции запрещено. Редакция не несет ответственности за мнения, высказанные читателями в комментариях и блогерами на их личных страницах. Мнение авторов может не совпадать с мнением редакции.
Scroll to Top
Scroll to Top