Вехи Владимира Димитриевича|Milestones of Vladimir Dimitrijevich

Автор: Кира Сапгир, Париж-Женева, 23. 03. 2012 Просмотров:1286

Фото - Наша газета

Владимир Дмитриевич и Александр Зиновьев

«В природе человека - извечное стремление продлить память о себе, оставить на земле свой след. Пытаясь бороться со смертью, хуже того,  с забвением, мы расставляем вехи своего земного странствия для тех, кто идет за нами вслед - подобно цыганам, что оставляют на деревьях и дверях каббалистические метки, по которым затем гадатели объясняют будущее...», - говорит в одном из интервью Владимир Димитриевич (1934-2011), создатель и бессменный глава прославленного франко-швейцарского издательства «L'Age d'Homme». Прошлым летом, 28 июня, В. Димитриевич погиб в автомобильной катастрофе  близ французского города Кламси, по дороге из Лозанны в Париж.  «Наш дом опустел», - сказал тогда друг погибшего, профессор Сорбонны Жак Катто, критик, специалист по славянской литературе, переводчик Достоевского.

В память о легендарном издателе его осиротевшее детище выпустило книгу воспоминаний. Сербскую фамилию «Димитриевич» вначале во Франции никто не мог точно выговорить, и друзья звали его «Димитрий». Оттого и книгу назвали просто - «Наш Димитрий». Ее презентация состоялась ровно полгода спустя после трагической кончины Владимира Димитриевича, 28 января 2012 гoда, в дни русско-французского фестиваля «Руссенко», проходившего в парижском пригороде Кремлен Биссетр.  Кстати, само название «Kremlin» (по-русски «Кремль») изначально дано этому городку не в честь московских звездчатых башен и  зубчатых стен. Французский «Кремль» назван в честь забегаловки «Кремлевский сержант», где продавал горячительные напитки наполеоновский вояка, вернувшийся с холода и поступивший на излечение в госпиталь Бисетр. Тем не менее, Россию и россиян здесь считают «за своих».  Не случайно поэтому, что именно здесь за Круглым столом поминали издателя и его Дом друзья и соратники -  Марк Андроников, Жерар Коньо, Жорж Нива, отец Николай Озолин.  

«В издательском мире, франкоязычном и славянском, навсегда остается имя Владимира Дмитриевича», - сказал литературовед и переводчик Жерар Коньо, открывая вечер в Зале Булгакова  (есть и такой в мэрии Кремлен Биссетра).

 «Он искал спасения для себя и других в литературе. Я не знаю другого  издателя, который работал бы столь же воодушевленно. Димитриевич был истинным Дон Кихотом книгоиздательства, подлинным энтузиастом, бескомпромиссным, увлеченным, с четко очерченными эстетическими параметрами. Его издательство, будучи стопроцентно антикоммунистическим, существовало при этом вне и поверх идеологических и прочих барьеров. Димитриевичу было чуждо так называемое «агитационное искусство».  Однако, не любя футуризм, он признавал за ним особое место - как в истории искусства, так и в самой Истории...», - рассказывал Жорж Нива, профессор-славист, переводчик Пушкина, Гоголя, Солженицына.  
    
«Необычная жизнь и исключительная судьба этого единственного в своем роде издателя словно сошли со страниц  какой-нибудь исторической саги», - напомнил собравшимся М. Андроников (сын известного богослова и председатель Координационного совета российских соотечественников во Франции).

Основные вехи исключительной судьбы

Владимир Димитриевич родился в сербском городе Скопье в 1934 году в семье владельца часовой мастерской.     В юные годы у него было две страсти: футбол и книги. Но в какой-то момент в его жизнь властно вмешалась Судьба. Однажды на тренировке Димитриевич повредил колено, и его спортивная карьера закончилась. Осталась литература.

В 1944 году к власти в Югославии приходят коммунисты. Разумеется, в сравнении  со сталинским, режим Тито выглядел меньшим злом - разрешался выезд за границу, допускалось мелкое частное предпринимательство. Но для убежденного антикоммуниста  Димитриевича Тито был монстром.

В 1946-м отца Владимира арестовывают, затем выпускают с клеймом «врага народа». Спасаясь от тоталитаризма, 19-летнеий юноша бежит в Швейцарию с поддельным бельгийским паспортом. «Я тогда ощущал себя прямо-таки персонажем  Сименона», впоследствии иронизировал Димитриевич. «Я знал, что приехал сюда с целью – навести мосты между Восточной и Западной Европой», – объяснял издатель. И это стало навсегда его жизненным кредо.

Свою миссию В. Димитриевич начал осуществлять еще в Лозанне (с 1962 года). Стоя у прилавка фирменного книжного магазина издательства Payot, он отбирает по своему вкусу 200 книг, которые рекомендует клиентам приобретать в первую очередь. И уже в эти годы  у него зреет замысел: создать собственный издательский Дом. Эта мечта осуществилась в 1966 году, когда  был создан «L’Age d’Homme».

Славянская литература по-французски

Литература Восточной Европы во французских переводах, как и издательства, эту литературу пропагандирующие, явления сами по себе неординарные. Но и в этом франко-славянском мире издательство «L'Age d'Homme» выделяется особо, также, как и его создатель. Для того чтобы вполне осознать их значимость, напомним, что в первой половине прошлого века для Франции существовали лишь авторы «большого русского романа». Толстой и Достоевский были здесь маяками, светочами, учителями. На русскую литературную классику молился Андрэ Жид. Анри де Монтерлан называл  Толстого «mon Maître».

Что до русской литературы в ХХ веке — она во Франции, к моменту появления В. Димитриевича, на культорологической карте мира являла собой белое пятно величиной с Антарктиду. А Димитриевичу было с самого начала ясно: под белым пятном таятся блистательные творения неведомых Западу авторов. И именно эти имена и эти книги издатель  начинает извлекать из небытия.

Самой первой стал «Петербург» Андрея Белого, изданный в 1967 году. Судьбоносное совпадение! Над переводом этого великого романа XX века, не сговариваясь, на факультете славяноведения Тулузского университета трудились тогда сразу два молодых слависта - Жорж Нива и Жак Катто. И в то же время тем же самым «Петербургом» никому не известный  издатель  из Лозанны собрался открыть  задуманную им «Библиотеку славянских книг», или Slavica. И судьба распорядилась: все они встретились, чтобы больше  уже не разлучаться.  

«Нас было три мушкетера — Владимир Димитриевич, Жорж Нива и я, - пишет в книге «Наш Димитрий» Жан Катто. - Мы собирались в маленьком кафе на площади Сен-Сюльпис, обсуждали «планов громадье» - их у нас тогда было хоть отбавляй. Мы работали все вместе, хотя и трудились в разных городах:  Димитриевич  в Лозанне, Нива в Женеве, я в Париже...».

И это - в эпоху, когда об электронной почте не приходилось еще мечтать!     

Владимир Димитриевич подыскивал в Париже помещение под книжный магазин. В конце концов, ему это удалось: книги «L’Age d’Homme» обрели пристанище на «мушкетерской» (по Дюма) улице Феру.

После выхода романа А. Белого молодое издательство непрерывной вереницей «выводит в свет» русских авторов, неведомых или почти неведомых Западу. Выходят книга за книгой: «Мы» Замятина, «Окаянные дни»  Бунина, а с ними — вновь переведенные Пушкин, Чехов, Гончаров, Лесков; далее -  Бабель, Пильняк, Солженицын,  а также Владимир Волков,  французский писатель с русской судьбой, который даже сделал друга-издателя главным героем своего романа «Монтаж».

Этот неутомимый издатель и столь же неутолимый читатель был по совместительству «кладоискателем» - открывателем советского Самиздата. Именно в  «l'Аge d’Homme» впервые вышла по-русски и по-французски эпопея Василия Гроссмана «Жизнь и судьба».  Этот роман, арестованный КГБ в 1961 году, был спасен чудом: один из экземпляров рукописи, спрятанный  переводчиком Семеном Липкиным, переснял на фотопленку Андрей Сахаров, а затем тайно вывез за границу новоиспеченный эмигрант Владимир Войнович

Потрясли мир увидевшие свет в «l'Аge d’Homme» книги Александра Зиновьева - именно Димитриевич явил Западу «гомо советикуса», ранее неведомый здесь вид.


«Перемещенное лицо»

Такой заголовок не зря дал биографии В. Димитриевича журналист Жан-Луи Кюффер.  Ведь всю свою жизнь до самого последнего дня Владимир Димитриевич по сути «перемещенным лицом» и оставался.

В «прекрасную эпоху» культуртрегерства во французских интеллектуальных кругах Димитриевич был чтим и любим — и это продолжалось вплоть до 1990-х, до распада Югославии, который, в отличие от «бархатного распада» СССР, был кровавым. Католики, православные, мусульмане — по сути один народ, начали резать друг друга. У этого кровавого внутреннего хаоса — исторические корни. Они в том, что боснийцы в свое время оказались под османским владычеством, хорваты — под австрийским, и лишь сербы добились независимости и остались православными. И вот итог: в конце прошлого тысячелетия представители этнически единого народа стали кровными и кровавыми врагами. Хорваты даже объявили, что «сербо-хорватского» языка не существует. И в парижском Институте восточных языков и цивилизаций сербский и хорватский языки с тех пор стали преподавать отдельно.

Сербов в то время западное общественное мнение стало демонизировать — а уж Милошевича объявили дьяволом во плоти. А Владимир Димитриевич, серб и православный, пошел против течения и стал на сторону непокорившихся сородичей. В тот страшный час он ясно увидал: в мире против сербов все, кроме России. Подобная просербская «перевербовка» (с точки зрения Запада) была неполиткорректной. «Просвещенный» Запад увидел в издателе «предателя священного дела прав человека» — и стал его бойкотировать.  

***
    ...Он жил совсем просто. Большую часть недели проводил в главном офисе своего издательства в Лозанне, по субботам бывал в Женеве, где встречался с друзьями и авторами, а по средам – в Париже.
    
Издатель сам возил из страны в страну новые книги на видавшем виды крытом грузовичке.  Путь из Лозанны в Париж вечером 28 июня 2011 года и стал  последним маршрутом Владимира Димитриевича. Ему было тогда 77 - «зрелый возраст» (то бишь, как раз «l'âge d’homme»), хоть и собирался он прожить до ста...  Похоронен Владимир Димитриевич на кладбище Montoie в Лозанне. А созданный им Дом, руководство которым взяла на себя его дочь Андония, продолжает существовать,  выпуская книги, которые проникают в наши души и наполняют жизнь особым смыслом.

 

Добавить комментарий

Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь , чтобы отправить комментарий
КУРСЫ ВАЛЮТ
CHF-USD 1.01
CHF-EUR 0.86
CHF-RUB 59.6
СОБЫТИЯ НАШЕЙ ГАЗЕТЫ

ПОПУЛЯРНОЕ ЗА НЕДЕЛЮ

Беременная беженка потеряла ребенка – швейцарский пограничник признан виновным

Трибунал вынес обвинительный приговор в отношении швейцарского пограничника, который в 2014 году отказал в медицинской помощи беременной беженке из Сирии, в результате чего она потеряла ребенка.
Всего просмотров: 2,177

Сообщил в налоговую о своей недвижимости за рубежом и плати еще больше?

В преддверии запуска автоматического обмена налоговой информацией резиденты Швейцарии массово сообщают в налоговые органы о своих иностранных активах. В связи с этим Конфедерация продлила срок амнистии до сентября 2018 года.
Всего просмотров: 1,585

Швейцарский банкир против Соединенных Штатов: история победы

«На меня надели наручники сразу после моего прибытия в Нью-Йорк». Бывший цюрихский банкир Штефан Бук рассказал газете Le Temps, как нелегко было добиться правосудия за океаном, и как долгий судебный процесс, в ходе которого он столкнулся с давлением, лжесвидетельствами и манипулированием, закончился его оправданием.
Всего просмотров: 1,326

СЕЙЧАС ЧИТАЮТ

Секс-игрушки для швейцарских детей

Такого мы еще не видели – наглядные пособия для курса сексуального воспитания роздадут детям от 4 до 10 и старше в Базеле. В комплект входят два пупса, книжки с картинками, а также «забавные» плюшевые игрушки, которые имитируют половые органы и вставляются друг в друга совсем по-взрослому.
Всего просмотров: 25,584

Как швейцарская деревня Альбинен прославилась на весь мир

В последние дни о горной деревне Альбинен в кантоне Вале узнали во всех уголках планеты. Причиной такой популярности стали публикации в СМИ о том, что власти коммуны будут выплачивать всем новым жителям по 25 000 франков. Однако в реальности все оказалось немного иначе.
Всего просмотров: 1,410

Куда поедут швейцарцы на новогодние праздники?

Многие жители Конфедерации хотят встретить Рождество и Новый год не в окружении заснеженных пейзажей, а среди пальм и баньяновых рощ Таиланда, Индии, Мальдивских островов и других теплых стран.
Всего просмотров: 310
© 2015 Наша Газета - NashaGazeta.ch
Все материалы, размещенные на веб-сайте www.nashagazeta.ch, охраняются в соответствии с законодательством Швейцарии об авторском праве и международными соглашениями. Полное или частичное использование материалов возможно только с разрешения редакции. В случае полного или частичного воспроизведения материалов сайта Nashagazeta.ch, ОБЯЗАТЕЛЬНА АКТИВНАЯ ГИПЕРССЫЛКА на конкретный заимствованный текст. Фотоизображения, размещенные редакцией Nashagazeta.ch, являются ее исключительной собственностью. Полное или частичное воспроизведение фотоизображений без разрешения редакции запрещено. Редакция не несет ответственности за мнения, высказанные читателями в комментариях и блогерами на их личных страницах. Мнение авторов может не совпадать с мнением редакции.
Scroll to Top
Scroll to Top