Сергей Бутурлин: от Монтрё до Ульяновска|Serguey Boutourline: de Montreux à Oulianovsk

Автор: Татьяна Громова, работники приграничных регионов, 14. 01. 2015 Просмотров:1847

Розовая чайка - любимая птица Сергея Бутурлина

Летом 1872 года из Цюриха в Монтрё, один из любимых русскими аристократами швейцарских курортов на берегу Женевского озера, приехала молодая чета дворян Бутурлиных. Приближался срок появления на свет их первенца, и Елизавета Михайловна, тяжело переносившая беременность и уставшая от многолюдного города, уговорила мужа на переезд в более тихое и живописное место.  Ее супруг, Александр Сергеевич Бутурлин, тоже взволнованный предстоящим событием, тем не менее, с неохотой покинул цюрихский студенческий кружок революционно настроенной российской молодежи, как и он вынужденно пребывавшей вдали от родины.

Тремя годами ранее он был исключен со второго курса медицинского факультета Московского университета за участие в протесте против методов преподавания профессора Полунина, а вскоре отправлен в двухгодичную ссылку в Ярославскую губернию по «нечаевскому» делу и подозрению в заговоре «по ниспровержению существующего строя в России».

Возвратившись в Москву и женившись на дочери коллежского асессора Елизавете Михайловне Снитко, Александр Сергеевич остался верен народническому движению, за что вновь попал под надзор полиции и даже привлекался к суду. Благодаря хлопотам влиятельных родственников он был оправдан. Не желая больше искушать судьбу, он покинул Россию и отправился с женой в Швейцарию, где в Цюрихском университете уже обучались некоторые из его товарищей по революционной борьбе. Вместе с ними в свободное от занятий время он читал и обсуждал работы Михаила Бакунина и Карла Маркса, мечтая о более справедливом устройстве мира. Когда в Цюрих приехал Петр Лавров, автор нашумевших «Исторических писем», Александр Сергеевич познакомился с ним и принял активное участие, в том числе и личными средствами, в издаваемом им журнале «Вперед!», а также в пересылке его в Россию.

10 (22) сентября 1872 года в Монтре появились на свет их с женой близнецы Сергей и Александр, крещенные две недели спустя в Женеве, в Крестовоздвиженской церкви при императорской Российской миссии. Еще через три года семья вернулась в Россию.

Судьба родившихся в Швейцарии братьев сложилась по-разному: Александр умер в семилетнем возрасте, а Сергей снискал мировую славу ученого-орнитолога, ведущего российского охотоведа и знатока Севера. О нем и пойдет наш рассказ.

Любовь к птицам проявилась у Сергея Бутурлина рано. Когда ему исполнилось одиннадцать лет, семья временно поселилась в Симбирске. За два года до этого Александр Сергеевич Бутурлин, не порывавший свои связи с революционными кружками, после убийства террористами Александра II, был выслан из Москвы под полицейский надзор на пять лет в Сибирь. В 1883 году ему было дозволено провести окончание ссылки в Симбирской губернии, где в селах Белый Ключ и Лава Карсунского уезда находились родовые имения его матери Марии Сергеевны Бутурлиной, урожденной Гагариной. В Симбирске он воссоединился с семьей, в которой уже было трое сыновей и дочь. Старший Сергей был зачислен во второй класс Симбирской мужской классической гимназии.

Зиму Бутурлины проводили в Симбирске, а на лето уезжали в родовое имение, чтобы насладиться девственной природой Сурской поймы с обилием густой растительности, озер и болот, с весны до осени населенных многочисленными птицами. Под руководством Александра Сергеевича, человека энциклопедически образованного, до поступления на медицинский факультет уже имевшего диплом об окончании естественного отделения физико-математического факультета Московского университета, Сергей изучал повадки птиц, записывая свои наблюдения в специальные тетради. Отца он называл своим «первым и лучшим учителем природы и жизни». Тогда же, в гимназические годы, он поставил перед собой цель – подготовить полный определитель птиц империи, необходимый для всех, кто в России увлекался орнитологией.



После гимназии он поступил в привилегированное столичное учебное заведение –  Императорское училище правоведения и параллельно посещал курс лекций на естественном отделении физико-математического факультета Петербургского университета. Окончив с золотой медалью училище, Сергей Александрович отказался от блестящей карьеры столичного юриста и избрал для себя скромную должность мирового судьи в провинции, чтобы высвободить больше времени для научных занятий. С 1897 года в течение последующих двадцати лет он жил в Прибалтике, сначала в городе Мариенбург (ныне райцентр Алуксне, Латвия), затем в городе Везенберг (ныне Раквере, Эстония), проводя свободное время в путешествиях по балтийскому побережью, изучая останавливающихся на пролетах птиц.

Отпуск Сергей Александрович посвящал длительным экспедициям. В 1900 и 1902 годах бывал на Севере России, посетил Архангельскую губернию, острова Новая Земля и Колгуев. В те же годы начали выходить его первые труды по орнитологии: «Кулики Российской империи» (1901), «Синоптические таблицы охотничьих птиц Российской империи»(1901), «Дикие гуси Российской империи» (1902), «Заметки о некоторых птицах Лифляндии» (1902) – предвестники будущего определителя птиц. Эти публикации вызвали большой интерес к работам молодого ученого не только в России, но и среди европейских исследователей. С некоторыми из них - английским орнитологом Генри Дрессером, немецкими учеными Эрнстом Хартертом и Отто Бамбергом - у Сергея Александровича завязалась продолжительная научная переписка. Крепкая дружба долгие годы связывала его с орнитологом из Прибалтики, впоследствии профессором Берлинского университета бароном Гарольдом Викторовичем Лоудоном, имение которого находилось неподалеку от Везенберга.

Настоящая мировая известность пришла к ученому после экспедиции 1905 года на северо-восток Сибири в Колымский край, организованная Министерством внутренних дел России и Русским географическим обществом. Она преследовала две цели – наладить снабжение продовольствием северных российских окраин, прерванное из-за военных действий в годы русско-японской войны, и провести комплексное обследование малоизученной природы Колымы. Бутурлин был назначен главой экспедиции как уполномоченный от правительства и ученый, знакомый с Севером. Экспедиция продолжалась год, она успешно выполнила все поставленные перед ней задачи. Особенно результативной оказалась ее научная часть. Малочисленной группой участников экспедиции был собран большой объем почвенных и геологических образцов, гербариев, сотни этнографических предметов, фотографий, зоологического материала. Но главным событием экспедиции было открытие гнездовий редкой северной птицы – розовой чайки.
Розовую чайку впервые «добыл» английский исследователь Джеймс Росс в 1823 году на полуострове Мелвилл во время одной из своих северных экспедиций.

Позднее многие полярные исследователи встречали этих птиц в разных местах Арктики, но никто не знал, где они гнездятся. Орнитологи прозвали розовую чайку птичьим «Летучим Голландцем» и в течение восьмидесяти лет безуспешно разыскивали места ее гнездовий. Обнаружение их Бутурлиным в 1905 году в устьях рек Колыма и Индигирка стало мировой сенсацией.

Весь 1906 год и несколько последующих лет Сергей Александрович отвечал на письма орнитологов и редакторов орнитологических изданий разных стран, осаждавших его просьбами поделиться своим открытием и частью собранного орнитологического материала. Делился он охотно. Добытые им экземпляры розовых чаек в настоящее время хранятся в музеях Норвегии, Великобритании, США и других стран. Его первые статьи по биологии розовой чайки появились в 1906 году в британском журнале «Theibis», а затем в журнале Женевского научного зоологического общества «Extrait du Bulletin de la Soсiété Zoologique de Genéve» (статьи «Sur la Rhodostertia rosea adulte en noces», 1909 и «Les Places de Ponte La Mouette Rose», 1912). Впоследствии Бутурлин стал почетным членом этого общества.

К 1916 году работа Сергея Александровича по написанию многотомного определителя птиц России близилась к завершению. Первая мировая война и наступление германских войск в Прибалтике вынудили его позаботиться о своем научном архиве и собранной им коллекции птиц, насчитывавшей уже двенадцать тысяч экземпляров. Большую часть коллекции он передал в Зоологический музей Московского университета, а научный архив отправил подальше от линии фронта, в Симбирскую губернию, под присмотр соседей по имению Кротковых.  В 1918 году, когда началась экспроприация дворянских имений, ящики с упакованными научными материалами вместе с другим имуществом были вывезены из имения Кротковых, и научный архив Бутурлина попал в Карсунский отдел народного образования. Оттуда часть его передали в уездные школы, но основное успели вывезти в Симбирский народный музей (ныне Ульяновский областной краеведческий музей), где он сейчас хранится.
 
К сожалению, при переездах рукопись определителя бесследно исчезла. В 1918 году Сергей Александрович, приехав в Симбирскую губернию для организации Алатырского училища природоведения и участия в Сурской научной экспедиции, пытался ее найти. Поскольку поиски его не увенчались успехом, в 1927 году он взялся за ее восстановление. В письмах друзьям Бутурлин признавался, что нет более трудного занятия, чем второй раз проделывать однажды уже сделанную работу, тем более, что времени на нее почти не оставалось.

В первые десятилетия существования Советского государства Сергей Александрович, как прекрасный знаток Севера, работал в Президиуме ВЦИК секретарем Комитета Севера и много сделал для обустройства жизни народов северных окраин страны. Из-за ухудшения здоровья вследствие долгого пребывания в суровых северных экспедициях, подготовив два тома из шести «Полного определителя птиц СССР» (1934 -1941), для завершения работы он взял себе в соавторы молодого ассистента университета Г.П. Дементьева.

Сергей Александрович Бутурлин умер 22 января 1938 года, оставив после себя более двух тысяч книг, научных статей, журнальных и газетных публикаций по орнитологии, охотничьему делу, дробовому и пульному охотничьему оружию, заповедному делу. Его наследие не утратило значения и в наши дни. Имя Бутурлина часто встречается на страницах российских и зарубежных орнитологических изданий, в российских охотничьих журналах. В Ульяновском областном краеведческом музее на основе подлинных материалах Бутурлинского фонда открыта «Комната памяти учёного», раз в несколько лет проводятся Международные Бутурлинские чтения с публикацией научного сборника. В сентябре 2015 года состоятся очередные, уже пятые по счету такие чтения, посвященные Колымской экспедиции С.А. Бутурлина и 110-летию открытия им гнездовий розовой чайки.

Об авторе: Татьяна Громова - научный сотрудник Ульяновского областного краеведческого музея имени И.А. Гончарова.

 

Добавить комментарий

Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь , чтобы отправить комментарий
КУРСЫ ВАЛЮТ
CHF-USD 1.01
CHF-EUR 0.86
CHF-RUB 59.6
СОБЫТИЯ НАШЕЙ ГАЗЕТЫ

ПОПУЛЯРНОЕ ЗА НЕДЕЛЮ

Беременная беженка потеряла ребенка – швейцарский пограничник признан виновным

Трибунал вынес обвинительный приговор в отношении швейцарского пограничника, который в 2014 году отказал в медицинской помощи беременной беженке из Сирии, в результате чего она потеряла ребенка.
Всего просмотров: 2,118

Сообщил в налоговую о своей недвижимости за рубежом и плати еще больше?

В преддверии запуска автоматического обмена налоговой информацией резиденты Швейцарии массово сообщают в налоговые органы о своих иностранных активах. В связи с этим Конфедерация продлила срок амнистии до сентября 2018 года.
Всего просмотров: 1,528

Швейцарский банкир против Соединенных Штатов: история победы

«На меня надели наручники сразу после моего прибытия в Нью-Йорк». Бывший цюрихский банкир Штефан Бук рассказал газете Le Temps, как нелегко было добиться правосудия за океаном, и как долгий судебный процесс, в ходе которого он столкнулся с давлением, лжесвидетельствами и манипулированием, закончился его оправданием.
Всего просмотров: 1,194

СЕЙЧАС ЧИТАЮТ

Швейцарское гражданство – инструкция по получению

Фото - Наша газета Мы продолжаем серию публикаций об интересующих наших читателей правовых аспектах жизни в Швейцарии. Сегодня мы расскажем о новых правилах получения гражданства.
Всего просмотров: 103,816

Как швейцарская деревня Альбинен прославилась на весь мир

В последние дни о горной деревне Альбинен в кантоне Вале узнали во всех уголках планеты. Причиной такой популярности стали публикации в СМИ о том, что власти коммуны будут выплачивать всем новым жителям по 25 000 франков. Однако в реальности все оказалось немного иначе.
Всего просмотров: 1,371

Секс-игрушки для швейцарских детей

Такого мы еще не видели – наглядные пособия для курса сексуального воспитания роздадут детям от 4 до 10 и старше в Базеле. В комплект входят два пупса, книжки с картинками, а также «забавные» плюшевые игрушки, которые имитируют половые органы и вставляются друг в друга совсем по-взрослому.
Всего просмотров: 25,543
© 2015 Наша Газета - NashaGazeta.ch
Все материалы, размещенные на веб-сайте www.nashagazeta.ch, охраняются в соответствии с законодательством Швейцарии об авторском праве и международными соглашениями. Полное или частичное использование материалов возможно только с разрешения редакции. В случае полного или частичного воспроизведения материалов сайта Nashagazeta.ch, ОБЯЗАТЕЛЬНА АКТИВНАЯ ГИПЕРССЫЛКА на конкретный заимствованный текст. Фотоизображения, размещенные редакцией Nashagazeta.ch, являются ее исключительной собственностью. Полное или частичное воспроизведение фотоизображений без разрешения редакции запрещено. Редакция не несет ответственности за мнения, высказанные читателями в комментариях и блогерами на их личных страницах. Мнение авторов может не совпадать с мнением редакции.
Scroll to Top
Scroll to Top