Как Европа вслепую шла к Великой войне|Comment l'Europe alla à l'aveugle vers la Grande guerre

Автор: Жорж Нива (пер. Марии Липко), Женева, 26. 08. 2015 Просмотров:2773

Так выглядела карта Европы накануне Первой мировой войны

«Всему свое время, время войне и время миру», – сказал Экклезиаст. Маятник долго колебался в годы, предшествующие 1914-му. В высоких кабинетах чувствовали его зловещие колебания, но общественные настроения слепо толкали в бездну. Вот что явствует из перегруженной подробностями книги английского историка Доминика Ливена, потомка знаменитого рода балтийских баронов из Российской Империи, автора исследования «Россия против Наполеона, битва за Европу (1807-1814)». Мы переносимся в самые последние дни июля и первые - августа 1914-го, с описания которых начинает свое монументальное «Красное колесо» Солженицын. Между двумя этими трудами немало пересечений, но эпизод, которым открывается Август четырнадцатого, – окружение 2-й русской армии в лесах Пруссии, – занимает у Ливена не больше десяти строк. Вместе с многочисленными помощниками Ливен штудировал дипломатические архивы, главным образом, в России. Он хочет показать нам, как мир скатывался к войне, глазами России – в данном случае, в основном, глазами российской дипломатии и ряда лидеров общественного мнения. Перед нами предстают многочисленные новые портреты – министры, журналисты или действующие в тени почетные консулы.

Европа искала свой путь между «пороховыми бочками», коих в тогдашней политической географии было множество: Проливы, выхода в которые требовала Россия, Балканы с их войнами независимости против Османской империи, противостояние Сербии имперской Вене – приведшее к взрыву после убийства эрцгерцога Франца-Фердинанда, – и, наконец, внутрибалканские конфликты (Сербия против Болгарии). Рассказ Ливена вроде бы ограничивается фактами, однако голос автора вмешивается порой в повествование, звуча то задумчиво, то предостерегающе. Книга эта писалась в Японии, и нынешняя напряженность в отношениях между Китаем и Японией, вполне способная вылиться в войну, заставляет его вновь пережить те годы между войной и миром в Европе. Игроки тогдашнего европейского «покера» почти не изменились: господствующая Англия - владычица морей, Германия Бисмарка и Вильгельма, объединенная Веной австро-венгерская империя, пытающаяся примирить свои народы. Республиканская и колонизаторская Франция, уменьшившаяся в размерах оттоманская Порта, послушная чужой указке.

Факт индустриализации изменил расстановку сил – некоторые из высокопоставленных русских политиков, рассказу о которых Ливен отводит пространную главу, знают об этом, другие нет. Несмотря на реформы Витте, направленные на ускорение развития промышленности, Россия все еще отстает, ее неслыханное поражение в войне с Японией обнажило слабость флота и низкий боевой дух (но адмирал Ливен, предок нашего историка, был из тех, кто уберег свой корабль в Порт-Артуре). В этой Европе, уже давно не знавшей крупных конфликтов, главные игроки делают ставку на блеф и риск. Угадать подлинную мощь, скрытую за каждым из соперников, – вот суть европейской дипломатии. Игра ведется три на три: «Тройственный Союз», выкованный Бисмарком – Германия, Австро-Венгрия и Италия, – против «Тройственного Согласия» (Антанты), – франко-российского союза, к которому в 1907 году примкнула Англия; у этой игры свои правила, свои отступления от правил, свои сторонники и свои скептики. Седьмой игрок, Османская империя, пока затаилась. Германия чувствует себя в кольце «Тройственного Согласия», этого столь парадоксального союза автократии и республики плюс Англии с ее парламентом и монархией. Императоры Вильгельм и Николай, приходившиеся друг другу двоюродными братьями, до последнего думали, что смогут избежать рокового столкновения своих огромных военных махин…
Вышедший недавно монументальный труд Маргарет МакМиллан (Маргарет МакМиллан. Война, положившая конец Миру: Дорога к 1914. – 2014) подчеркивает: если мы ясно осознаем последствия этой войны, оставившей шесть миллионов убитых и двадцать миллионов раненых, то все еще петляем в лабиринте ее причин. Ливен, исходящий из русской точки зрения, тоже петляет. Ибо Европа 1900-х казалась все более и более цивилизованной, и созванная в Гааге мирная конференция, в которой Россия играла важную роль, как будто отодвинула идею крупных конфликтов, но все готовились к войне, и столкновения в колониях, которые еще только предстояло разделить, служили пробным камнем. Военные планы были сплошь «оборонительные», но каждый втайне от другого просчитывал наступательную стратегию и, следовательно, был готов рискнуть по-крупному.

Ливен обрисовывает портреты многих русских мыслителей-националистов, в том числе знаменитого химика Менделеева (на чьей дочери женился поэт Блок), который видел в России великое будущее и предрекал ей к 2000-му году население в 600 миллионов человек. Среди противников «партии Двора», упорно видевшей основу российской политики в союзе империй, он выделяет Григория Трубецкого, происходившего из известной семьи московских интеллигентов и убежденного, что внешняя политика России должна быть именно русской, то есть руководствоваться не столько стратегическими интересами (Проливы), сколько славянским и православным родством, – он был самим воплощением «русского либерального империализма». Зато его племянник, знаменитый лингвист Николай Трубецкой, будет в 1920-е годы на пару со своим коллегой Романом Якобсоном «евразийцем», горячим сторонником евразийского пути развития России (идея, подхваченная сегодня в высших сферах страны). Что же до Проливов, напоминает нам Ливен, то они были для России тем же, чем Суэцкий канал для Англии или Панамский для Соединенных Штатов: всякая великая держава должна была иметь выход на стратегически важные морские просторы (это была эпоха, когда многочисленные броненосцы считались главным символом военной мощи – отсюда горечь поражения при Цусиме). Проливы сыграли роковую роль, завладев умами многих общественных деятелей, а главное, русских «руководителей».

Ливен задается вопросом: почему у России не было своего великого лидера? Ведь по сути ей пришлось ждать Ленина, чтобы обзавестись оным… Николай II не имел веса, на этот счет историки, как и современники, сходятся во мнении. Победитель сражений 1877-78-х , генерал Скобелев был одно время на пике славы, но власть армия в России никогда не брала. Столыпин мог бы стать русским Бисмарком, но его убили, – и как раз тогда, когда царь уже решил его отстранить; Петр Дурново, раздавивший восстание 1905 года, был замаран – и знал об этом; Александр Кривошеин, всего добившийся своими силами, внук крепостного, самый популярный из царских министров, в решающий момент в начале 1914, когда Николай искал нового премьер-министра, свалил все на плечи непроходимого бездаря. У Франции был Пуанкаре, у Англии Ллойд Джордж, у России же лидера не было. 


Однако почему раскручивался маховик войны, остается полнейшей загадкой. Многие верили в «блицкриг», в нарыв, который быстро прорвется. Опасные дуэли мнений передавались из одной страны в другую посредством центральных газет. Росли националистические настроения, русско-тевтонская вражда занимала воображение. Недавняя выставка в Русском музее показала нам, какое поразительное участие в антигерманской пропаганде принимал в начале войны весь русский авангард: Маяковский, Малевич, Ларионов, Гончарова, Мейерхольд…


Общественные настроения – не главная тема книги Ливена, и это прискорбно. Он приходит скорее к меланхолическим выводам. Игра расчетов и просчетов между державами, подстерегающими друг друга, привела к катастрофе. Не возобновилась ли эта игра сегодня? Изменились вооружения, на смену малым балканским войнам пришли войны «гибридные», Европа больше не главный мировой центр силы, но «игра», построенная на блефе и риске, эта вызывающая тревогу игра, не возобновилась ли она? Как вне Европы, так и в ее пределах, хотя мы уже мысленно списали ее в архив. Финальное размышление Ливена о парадоксе первой Великой мировой войны, которая зародилась исключительно в Европе, но повлекла за собой миллионы людских смертей на других континентах, наводит на мысль, что на кону – исторический «реванш» континентов и что «стратегия балансирования на краю бездны», вновь разыгрываемая сегодня, может завести куда дальше, чем сто лет назад.

       Доминик Ливен. "Конец царской империи. К Первой мировой войне и революции" (на франц. языке). Перевод с английского и примечания Андрея Козового. Издательство Syrtes, Женева, 2015.

С оригинальным текстом профессора Нива можно ознакомиться в его блоге.

 

Добавить комментарий

Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь , чтобы отправить комментарий
КУРСЫ ВАЛЮТ
CHF-USD 1.01
CHF-EUR 0.89
CHF-RUB 67.31
СОБЫТИЯ НАШЕЙ ГАЗЕТЫ
понедельник, 24 декабря 2018 года

ПОПУЛЯРНОЕ ЗА НЕДЕЛЮ

Смерть раку?

Ученые Базельского университета выяснили, каким образом два известных медикамента убивают раковые клетки.
Всего просмотров: 1,441

"Страсбургский стрелок" убит в ходе полицейской операции

Наши читатели уже знают, конечно, о трагедии, произошедшей 11 декабря на рождественской ярмарке в центре Страсбурга. До последнего момента следствие не исключало, что преступник мог скрываться в Швейцарии.
Всего просмотров: 783

Швейцария-ЕС: Брюссель теряет терпение

Разочарованный тем, что рамочное соглашение между Швейцарией и ЕС до сих пор не подписано, Брюссель может продлить срок признания эквивалентности швейцарской биржи только на полгода.
Всего просмотров: 656

СЕЙЧАС ЧИТАЮТ

Швейцарское гражданство – инструкция по получению

Фото - Наша газета Мы продолжаем серию публикаций об интересующих наших читателей правовых аспектах жизни в Швейцарии. Сегодня мы расскажем о новых правилах получения гражданства.
Всего просмотров: 137,317

Права квартиросъемщиков в Швейцарии

Как расторгнуть арендный договор? Запрещено ли курить в съемном жилье? Можно ли заводить животных?
Всего просмотров: 4,522

Франция требует от UBS 3,7 млрд евро

Судебный процесс в Париже, длящийся уже пятую неделю, не сулит ничего хорошего швейцарскому банку.
Всего просмотров: 2,078
© 2018 Наша Газета - NashaGazeta.ch
Все материалы, размещенные на веб-сайте www.nashagazeta.ch, охраняются в соответствии с законодательством Швейцарии об авторском праве и международными соглашениями. Полное или частичное использование материалов возможно только с разрешения редакции. В случае полного или частичного воспроизведения материалов сайта Nashagazeta.ch, ОБЯЗАТЕЛЬНА АКТИВНАЯ ГИПЕРССЫЛКА на конкретный заимствованный текст. Фотоизображения, размещенные редакцией Nashagazeta.ch, являются ее исключительной собственностью. Полное или частичное воспроизведение фотоизображений без разрешения редакции запрещено. Редакция не несет ответственности за мнения, высказанные читателями в комментариях и блогерами на их личных страницах. Мнение авторов может не совпадать с мнением редакции.
Scroll to Top
Scroll to Top