«Красная тройка». Часть 1|«Rote Drei». 1ère partie

Автор: Надежда Сикорская, Женева, 9. 05. 2017 Просмотров:1118

(DR)

На прошлой неделе устами Игоря Устинова мы познакомили вас с новым шпионским документальным романом, опубликованном на английском языке издательством Biteback Publishing, а на французском – лозаннским Noir sur Blanc. Из этой книги, посвященной деятельности британского шпиона «Клопа» Устинова, агента U35, имевшего мощные русские корни, мы узнали массу интересного о том, что происходило за кулисами Второй мировой войны, и сегодня, в День Победы, хотим рассказать вам об одной такой истории, непосредственно связанной со Швейцарией. Один из основных ее участников, венгр Шандор Радо, представлен сегодня в рубрике «Наши люди» - нам кажется, вы сможете лучше оценить сыгранную им роль, представив себе контекст, в котором он работал.

Опираясь на рассекреченные архивы, воспоминания современников и многие другие источники, британский журналист и писатель Питер Дэй рассказывает, что в конце войны именно Клоп Устинов под именем Mr Johnson в течение 16 дней допрашивал начальника внешней разведки службы безопасности Рейха, бригадефюрера СС Вальтера Шелленберга, передавшего много интересной информации, в частности, о своих тесных связях с главой швейцарской разведки Роже Массоном. Тактика Массона заключалась в постоянном сравнении реальности угрозы германского вторжения в Швейцарию и ценности, которую представлял он сам, как проводник информации в обоих направлениях. Его умственный маятник покачивался то в одну, то в другую сторону. В конце концов, под давлением Шелленберга, он все же свернул работу действовавшей в Женеве советской шпионской сети Rote Drei («Красная тройка»). Такое название ей дала германская военная разведка, абвер, по числу использовавшихся ею радиопередатчиков, два из которых находились в Женеве и один в Лозанне. Швейцарская полиция установила, что «Красная тройка» начала работу еще до войны, а ее ключевая фигура «Люси» была известна руководителю швейцарской разведгруппы, как Рудольф Ресслер (в печатном издании Нашей Газеты № 7, которое еще можно заказать в редакции, была обширная статья об этом человеке, невероятно похожем внешне на Евгения Евстигнеева). Заметим, кстати, что Вальтер Шелленберг, выступивший на Нюрнбернском процессе как свидетель против своего бывшего босса Эрнста Кальтенбрюннера, был, в отличие от последнего, не повешен, а приговорен, в 1949 году, к шести годам тюремного заключения. «На тот момент он уже был слишком болен, чтобы лично присутствовать в суде. Скоро он был освобожден и провел остаток дней, лечась в Швейцарии и Италии. Коко Шанель, добровольно бежавшая в Швейцарию, спасаясь от поругания со стороны своих французских соотечественников за сотрудничество с СС, оплачивала его медицинские расходы. Он умер в 1952 году от проблем с печенью и желчным пузырем».

По имеющимся данным, которые основываются на подсчетах сотрудника абвера Вильгельма Флике, за время войны членами «Красной тройки» были отправлены в общей сложности 5500 донесений, если учесть что они передавались по пять раз в день в течение трех лет. 9 октября 1943 года швейцарская полиция арестовала Эдмона и Ольгу Хамель, двух радистов из «Красной тройки»: у них дома было обнаружено 129 шифрограмм. Всего немецкие контрразведчики засекли 437 радиограмм, из которых расшифровать удалось лишь 8%.

Служба радиоразведки установила, что в радиограммах содержатся ссылки на 55 источников. Большинство из них скрывались под псевдонимами, 15 были расшифрованы, а 16 предстояло расшифровать. Еще 24 источника упоминались редко или имели второстепенное значение. Немцам стали также известны имена некоторых лиц, связанных с «Красной тройкой» и не упоминавшихся в радиограммах.

Возникновение сети принято связывать с именем Марии Иосифовны Поляковой, интеллигентной дамы и убежденной коммунистки. Она родилась в 1910 году и в возрасте 21 года стала активным членом ЦК Комсомола. Тогда же она была завербована Четвертым управлением Генштаба Красной Армии (ГРУ) и работала под псевдонимами Милдред, Гизела и Вера. Свободное владение немецким, французским и английским языками позволило ей занять пост руководителя советской разведки в Швейцарии в 1936-37 годах. Известно, что в 1941 году она совершила непродолжительную поездку в эту страну, чтобы внести некоторые коррективы в работу «Красной тройки», однако почти всю войну провела в Москве, где занималась исключительно деятельностью швейцарской резидентуры. Радиограммы из Москвы, подписанные Директором, скорее всего, составлялись именно ею, а не руководителем Центра. В конце 1944 года, когда деятельность швейцарской разведгруппы прекратилась, Мария Полякова, получившая звание майора, была назначена на должность руководительницы испанской секции ГРУ.

Глава швейцарской военной разведки Роже «Массон знал о ее ("Красной тройки") существовании: один из его собственных сотрудников подозревался в том, что стал невольным источником информации, - как знала и Британия. Клоп и его старый приятель Николас Эллиот, глава секции MI6 в Берне, уже начали расследование этой сети и имели основания не терять интереса к ней», - пишет Питер Дэй. 



Руководство британской разведки проанализировало проведенную Устиновым и его коллегами операцию и оценило ее как «сенсационный успех», ведь речь шла о «тройке» НКВД в Швейцарии, «постоянно поставлявшей русским достоверные разведданные о намерениях Германии на Восточном фронте». Со временем немцы поняли, что происходило, и начали охоту на ведьм с целью найти предателей, в результате чего были арестованы сотни их людей.

Подобные подозрения были и у англичан, полагавших, что и их данные попадают в Москву через Rote Drei, а точнее через возможного двойного агента Макса Клатта, о котором сотрудник абвера сообщил, что «стену его офиса украшает карта СССР к западу от Урала, с маленьким огоньком у каждого крупного города». У Шелленберга, если верить его мемуарам, работа сети Клатта вызывала восхищение. Несмотря на растущее число доказательств против Клатта, окончательной уверенности в его измене не было, а потому Клоп был направлен в Швейцарию для разбирательства. Главным источником его информации должен был стать бывший секретарь сотрудничавшего с немцами генерал-майора Антона Туркула Георгий Леонидович Романов. «Этот вылитый портрет Распутина нашел приют в Женеве в конце войны и принял постриг. Он собирался начать новую жизнь в Аргентине. <...> В январе 1946 года Клопа встретили в Швейцарии два его старых друга: глава местной секции MI6 Николас Эллиот, поселивший его в своей квартире, и Поль Блюм, занимавший аналогичный Эллиоту пост в Американской службе стратегических исследований. Клоп и Блюм подружились, еще когда вместе состояли в допрашивавшей Шелленберга команде. Блюм уже допрашивал Романова и держал его в поле зрения», - повествует Питер Дэй.

Автор сообщает также, что Клоп, не ожидавший, что Романов ему понравится, постепенно проникся к этому человеку. В конце разговора он обращался к нему «отец мой», а отец Георгий в свою очередь подарил дознавателю фотографию с автографом, прекрасно зная, что она будет использована разведслужбами.

Другими важными источниками информации стали для Ионы Устинова данные о советской агентуре, полученные британской разведкой от попросившего убежища в Канаде Игоря Гузенко, ранее занимавшего пост начальника шифровального отдела посольства СССР в этой стране, и показания Хорста Копкова. Этот майор гестапо, занимавшийся расследованием сетей «Красная тройка» и «Красная капелла», был ответствен за поимку и смерть многих британских агентов. «Когда он был схвачен, его знания были сочтены настолько полезными, что он был привезен в Великобританию и долго допрашивался. Результаты допросов вылились в 60-страничный отчет. По официальным данным, Копков умер от пневмонии в 1948 году, но недавние американские расследования дают основания предполагать, что он просто «исчез» с помощью британской разведки, с тем, чтобы уже инкогнито продолжать поставлять антисоветскую информацию», - утверждает клубок Питер Дэй.

Одним словом, у Клопа не было недостатка в работе, а новые перспективы не переставали открываться. Начальство Клопа было довольно его действиями, приходя к выводу, что речь идет об операции НКВД, которая будет иметь значение в период не только горячей войны, но и холодной.

От редакции: Продолжение этой истории читайте в нашем завтрашнем выпуске. Отрывки из книги Питера Дэя "Клоп Устинов, самый изобретательный британский шпион" были сделаны нами и опубликованы с согласия издательства Biteback Publishing.

 

Добавить комментарий

Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь , чтобы отправить комментарий
КУРСЫ ВАЛЮТ
CHF-USD 1.08
CHF-EUR 0.87
CHF-RUB 60.72

ПОПУЛЯРНОЕ ЗА НЕДЕЛЮ

История любви в волшебном швейцарском гроте

Валезанская легенда гласит, что в незапамятные времена в живописных пещерах, которые располагаются на крутых альпийских склонах этого кантона, обитали добрые феи. В одном из них, – недалеко от города Сен-Морис, – находили себе прибежище и первые христиане Гельвеции.
Всего просмотров: 1,420

Принц и нищий: женевская версия

Политическое объединение Ensemble à Gauche предлагает десяти жителям кантона Женева поменяться местами с миллионерами.
Всего просмотров: 748

Посетить форт рядом с Шильонским замком!

Узнать о повседневной жизни гарнизона, своими глазами увидеть каменные коридоры, подземные казематы, склад боеприпасов… Это можно будет сделать в музее, который откроется в Шильонском форте.
Всего просмотров: 667

СЕЙЧАС ЧИТАЮТ

Роджер Федерер: некоронованный король Швейцарии

На пресс-конференции после впечатляющей победы Федерер рассказал, что утром 16 февраля он поставил перед собой две цели: снова стать ракеткой номер один и… не плакать. Слез все же сдержать не удалось.
Всего просмотров: 614

Сексуальные скандалы докатились до Швейцарии

Швейцарцы не отстают от остального населения планеты: как это ни печально, но волна громких скандалов, связанных с сексуальными домогательствами, докатилась и до Конфедерации. Против вице-президента Христианско-демократической партии (PDC/CVP) Янника Бютте, возможно, была подана жалоба, сообщила вчера газета Le Temps.
Всего просмотров: 2,078

Женева перестанет принимать школьников-нерезидентов

Глава правительства кантона Франсуа Лонгшам объявил, что с 2019 года дети нерезидентов не смогут учиться в городе Кальвина, так как в местные школы уже приняты 1900 «не женевских» детей, пишет газета Le Temps.
Всего просмотров: 880
© 2015 Наша Газета - NashaGazeta.ch
Все материалы, размещенные на веб-сайте www.nashagazeta.ch, охраняются в соответствии с законодательством Швейцарии об авторском праве и международными соглашениями. Полное или частичное использование материалов возможно только с разрешения редакции. В случае полного или частичного воспроизведения материалов сайта Nashagazeta.ch, ОБЯЗАТЕЛЬНА АКТИВНАЯ ГИПЕРССЫЛКА на конкретный заимствованный текст. Фотоизображения, размещенные редакцией Nashagazeta.ch, являются ее исключительной собственностью. Полное или частичное воспроизведение фотоизображений без разрешения редакции запрещено. Редакция не несет ответственности за мнения, высказанные читателями в комментариях и блогерами на их личных страницах. Мнение авторов может не совпадать с мнением редакции.
Scroll to Top
Scroll to Top