понедельник, 19 ноября 2018 года   

Михаил Петренко: «Наш "Борис Годунов" смотрится как триллер»|Mikhail Petrenko : « Notre "Boris Godounov" se regarde comme un thriller »

Автор: Надежда Сикорская, Женева, 24. 10. 2018 Просмотров:505

Российский бас Михаил Петренко в Женеве (© Nashagazeta.ch)

Мы поделились с вами биографией Михаила Петренко совсем недавно, в июне этого года, когда певец приезжал в Женеву с сольным концертом, так что кто захочет, прочитает. А мы перейдем сразу к сегодняшней теме.

Работа над «Борисом Годуновым» началась на репетиционной площадке Женевской оперы в Мейране в конце сентября, и уже в первых числах октября мы пообщались с известным русским басом, приехавшим на встречу, проклиная женевские пробки. Понимаем! Беседовали мы в библиотеке чудеcной Виллы Риго, где на время ремонта исторического здания Большого театра Женевы расположилась его администрация. Элегантный особняк был построен в 18 веке женевским архитектором Исааком-Робертом Рилье-Фатио, а в 1942 году подарен Джоном Д. Рокфеллером Университету Женевы, перед тем как перейти в собственность кантона. За кофе с шоколадным батончиком начался разговор.

Наша Газета.ch: Михаил, Вы – редкий случай артиста, который в одном городе родился, учился и большую часть времени работает. Этот город – Санкт-Петербург. Не охватывала охота к перемене мест?

Михаил Петренко: Перемена мест – мое перманентное состояние. Так что «жизнь в городе» - понятие условное, мы теперь вообще говорим не живем, а базируемся. Если все сложить, то у меня за год получается побыть в Питере месяца два-три.

А в Мариинке сколько спектаклей удается спеть?
В прошлом сезоне реально много получилось, в этом будет, к сожалению, меньше, но все-таки выступать дома – это отдельная история. Кажется, что публика – соседи, земляки.

Валерий Гергиев в интервью Нашей Газете упомянул Вас в списке «прекрасных певцов, раскрывшихся в Мариинском театре». Вы тоже считаете себя «птенцом гнезда» Валерия Абисаловича?
Даже если бы не считал, это не меняло бы факта: да, я там начал и продолжаю. А началось с того, что в 1998 году сестра Валерия Гергиева создала Академию молодых певцов, в первый набор слушателей которой вошли пять молодых исполнителей, уже работавших в театре, и пять новых, в том числе и я. Еще до оформления каких-то формальностей я спел в концертной версии оперы Прокофьева «Семен Котко» на сцене Мариинского театра. То есть параллельно с учебой и в Консерватории, и в Академии я вошел в репертуар.

Впервые я услышала Вас не в оперной постановке, а в камерном концерте – на Фестивале в Вербье, с программой русских романсов. В конце прошлого сезона Вы представили аналогичную программу в Женевской опере. Чем Вас привлекает романс, жанр уникальный?
Жанр, действительно, уникальный. Подготовка такой программы по затратам временным, физическим, интеллектуальным несравнима с подготовкой оперной партии. В опере, в спектакле ты «защищен» партнерами по сцене, декорациями, костюмом, хором, оркестром… Это огромная команда. А тут ты вдвоем с концертмейстером перед публикой, причем чем меньше зал, чем ты ближе к ней, тем сложнее. Каждый романс – как маленькая опера, со своей драматургией. Работа над камерной программой в большей степени напоминает, что певец – это музыкант. Таких концертов в моей жизни было не много, может быть, десять или двадцать, но в памяти они остались как яркие воспоминания.

Известно, что в течение десятилетий Вагнер был в СССР неписаным законом запрещен. Однако именно с его музыкой Вы дебютировали в Европе – в партии Хундинга в опере «Валькирия», в постановке Берлинской оперы под руководством Баренбойма. Как так получилось?
Насчет Европы Вы правы, но вообще дебютировал я в этом репертуаре в Мариинке. В 2000 году началась работа над «Кольцом нибелунга», и маэстро Гергиев пригласил совершенно замечательного пианиста-концертмейстера-педагога Рихарда Тримборна, ныне, увы, покойного. Он провел у нас колоссальное количество часов, сидел в классе и проделал громадную работу, которая сказывается до сих пор. Совсем недавно, в конце сентября, Мариинский театр выступал в парижской Опере Бастилии с «Зигфридом» и «Гибелью богов» - так даже 17 лет спустя советы Тримборна остаются полезными. А в спектакль к Баренбойму я попал впервые через агента, но с тех пор много пел в Берлинской государственной опере, которой он руководит.

Сейчас в Вашем репертуаре многие ведущие партии басового репертуара. К чему больше лежит сердце – к русской музыке, французской, немецкой?
В данный момент сердце мое лежит к Борису Годунову – именно эту оперу мы сейчас репетируем, и сегодня именно она для меня любимая.

Словосочетание «русский бас» давно уже стало профессиональным термином. Что он означает, по-Вашему?
Для кого-то это – толстый бородатый дядька, который даже французский репертуар поет по-русски просто потому, что не может выучить. Это, конечно, шутка. Мне кажется, что все положительные стороны такого образа нужно сохранять, можно без бороды и без живота. Я имею в виду смелость показать мужскую природу басового голоса, не загонять его в технические, «школьные» рамки. С другой стороны, нужно идти в ногу со временем. Сейчас, к счастью, такие возможности! Можно во Франции подготовить партию Мефистофеля, в Германии – Вотана. Поэтому понятие «русский бас» применимо уже, наверно, скорее к стране происхождения. Прекрасный немецкий бас Рене Папе поет Бориса не только не хуже русских исполнителей, но многим из них есть, чему у него поучиться. Музыкальное наследие, будь то русское, немецкое, итальянское и французское, принадлежит уже не какому-то отдельному народу, но человечеству.

Говорят, что многие театры мира не ставят Бориса потому, что не могут найти басов в нужном количестве. Может такое быть?
Мне так не кажется, вот с тенорами, правда, напряженка. Проблема, скорее, в том, что это очень масштабная опера с большим количеством исполнителей. А все стараются экономить.

Партия Бориса считается «the» басовой партией, все великие певцы ее пели. А ведь изначально она предназначалась для баритона.
Это не проблема. Партия в первой редакции не содержит особо низких нот, но она точно басовая. Вот в дальнейших редакциях стало нам сложнее, очень высоко приходится забираться.

Что скажете о женевской постановке?
Мы ставим оперу в первой редакции, которая изначально провалилась и была Мусоргским переделана – без Польского акта и так далее. Я-то раньше пел именно большую версию, которую Мусоргский представил несколько лет спустя. Скажу Вам, что короткая версия смотрится как триллер, держит зрителя в постоянном напряжении. Это, если хотите, квинтэссенция «Бориса Годунова». На момент нашего с Вами разговора я еще не со всеми партнерами познакомился, но уже могу сказать, что Шуйский (Андреас Конрад) – очень хороший!

Оперных режиссеров сейчас многие критикуют за фривольное обращение с авторским замыслом, за перемещение сюжета во времени и пространстве. Как Вы к этому относитесь и довелось ли Вам участвовать в постановках «Бориса», которые Вас коробили?
Нет, таких постановок не было, да и вообще не так много их было – я участвовал в пяти постановках «Бориса Годунова», причем только в одной пел Бориса, в остальных Варлаама или Пимена. На горло наступать, скандалить, уезжать не приходилось. А что касается вопроса о переносах, то я отношусь к этому спокойно, если все делается с умом и со вкусом. История Бориса, хоть и происходила в России, на самом деле универсальна – подобные ситуации были и в Риме, и в Греции, и во Франции, может, даже в Швейцарии. Везде есть интриги, жажда власти, любовь, дружба, предательство, самопожертвование, религия – а это и есть главные темы основных опер, только комбинируются они по-разному. Все это было и будет. Другое дело – эстетический аспект. Можно шокировать несколько минут, но, когда «Валькирия» происходит в каком-то абортарии или морге, и пять часов зритель, заплативший немалые деньги, любуется на комнату с отваливающейся плиткой, ржавыми кроватями и сумасшедшими Валькириями, это, конечно, не дело. Покойный французский оперный режиссер Патрис Шеро был минималистом, у него сцена была практически пустой, но он завораживал какой-то магией, гипнотизировал зрителей своими артистами. А в целом я, наверное, консерватор в опере.

Гениальный пушкинский текст таит немало подтекстов и позволяет разные интерпретации. Если помните, постановка пьесы в 1982 году Юрием Любимовым в Театр на Таганке была запрещена по распоряжению Министерства культуры СССР, и восстановлена уже во время перестройки. Да и сегодня слова о достижении высшей власти и о том, что «живая власть для черни ненавистна/они любить умеют только мертвых» могут быть восприняты по-разному. Как Вы относитесь к персонажу Бориса?
Слов, которые Вы процитировали, в опере как раз нет, а если были бы, то многое поменяли бы в знаменитом монологе, сейчас несущем иной смысл. Что касается Бориса, то он интересен своей двойственностью. С одной стороны, это патриот, семьянин, любящий свою страну и близких. А с другой – детоубийца, убивший мальчика ради того, чтобы взять власть. Прямо как доктор Джекилл и мистер Хайд.

Думаете ли Вы, что в любом правителе совмещаются такие противоположности?
Может, кому-то и удается этого избежать, но редко. Говорят, нынешний президент Боливии именно такой – ездит на старой машине, отдает 90% людям. Но ведь это дело такое: когда приезжаешь в Эскуриаль и видишь, как жил Филипп Второй, так просто сама скромность – стол, кровать и распятие. А сколько народу этот сифилитик истребил!

У Вас есть возможность обратиться к русскоязычной аудитории…
Я жду всех ваших читателей на спектаклях, желаю им добра, мира, а со своей стороны очень постараюсь спеть для них хорошо!

От редакции: Если Вы еще не заказали билеты на «Бориса Годунова» в Женевской опере, спешите это сделать!

 

Добавить комментарий

Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь , чтобы отправить комментарий
КУРСЫ ВАЛЮТ
CHF-USD 0.99
CHF-EUR 0.88
CHF-RUB 65.59
СОБЫТИЯ НАШЕЙ ГАЗЕТЫ

ПОПУЛЯРНОЕ ЗА НЕДЕЛЮ

Русский царь, Дума и хоккей

Постановка Маттиасом Хартманном «Бориса Годунова» в женевской Опере Наций нам, в общем, понравилась. Несмотря на несколько бемолей.
Всего просмотров: 602

Швейцарские гвардейцы Ватикана пойдут под венец

Ватикан намерен разрешить швейцарским гвардейцам жениться – при условии, что срок их службы превысил 5 лет. Семьи смогут поселиться в новой казарме, которая откроется в 2024 году.
Всего просмотров: 575

Швейцарские железные дороги зовут в путешествия

Дни становятся короче, на улице холодает, и у многих от этого портится настроение. Чтобы разогнать тоску, можно воспользоваться скидками швейцарской железнодорожной компании (SBB/CFF/FFS) и отправиться в города, в которых вы еще не бывали.
Всего просмотров: 515

СЕЙЧАС ЧИТАЮТ

Права квартиросъемщиков в Швейцарии

Как расторгнуть арендный договор? Запрещено ли курить в съемном жилье? Можно ли заводить животных?
Всего просмотров: 4,235

Франция требует от UBS 3,7 млрд евро

Судебный процесс в Париже, длящийся уже пятую неделю, не сулит ничего хорошего швейцарскому банку.
Всего просмотров: 1,458

Против Женевы планировалась террористическая атака

В рамках журналистского расследования деятельности секретных служб джихадистской группировки «Исламского государства» (ИГИЛ) был обнаружен приказ об одновременной атаке на Женеву, Чикаго и Торонто, отданный в конце 2015 года одним из руководителей этой международной террористической организации.
Всего просмотров: 630
© 2018 Наша Газета - NashaGazeta.ch
Все материалы, размещенные на веб-сайте www.nashagazeta.ch, охраняются в соответствии с законодательством Швейцарии об авторском праве и международными соглашениями. Полное или частичное использование материалов возможно только с разрешения редакции. В случае полного или частичного воспроизведения материалов сайта Nashagazeta.ch, ОБЯЗАТЕЛЬНА АКТИВНАЯ ГИПЕРССЫЛКА на конкретный заимствованный текст. Фотоизображения, размещенные редакцией Nashagazeta.ch, являются ее исключительной собственностью. Полное или частичное воспроизведение фотоизображений без разрешения редакции запрещено. Редакция не несет ответственности за мнения, высказанные читателями в комментариях и блогерами на их личных страницах. Мнение авторов может не совпадать с мнением редакции.
Scroll to Top
Scroll to Top