«Подмененная жизнь» Бориса Фишмана|«Une vie d’emprunt» de Boris Fishman

Автор: Надежда Сикорская, Женева, 24. 04. 2018 Просмотров:690

Писатель Борис Фишман (© Rob Liguori)

Почетным гостем нынешней ярмарки будет кантон Вале, а главной темой – Нью-Йорк, никогда не спящий город «большого яблока», воспетый художниками, писателями и музыкантами, город, добившись успеха в котором, если верить Фрэнку Синатре, ты можешь завоевать весь мир. Все это так, и Нью-Йорк мы тоже любим, но объективно – темы не наши, и мы собирались обойти это событие вниманием, пока не узнали, что на стенде партнера Нашей Газеты, лозаннского издательства Noir sur Blanc, будет представлен переведенный с английского на французский роман Бориса Фишмана.

Борис Фишман – «наш», и нам не терпится вам о нем рассказать. Но сначала разберемся с заголовком и с некоторыми, так сказать, организационными вопросами. Дело в том, что ни первый роман Фишмана, о котором пойдет речь, ни второй на русский язык не переводились. Но в русскоязычном интернет-пространстве он присутствует благодаря сообщениям о его выступлениях в западной Украине, Латвии и Эстонии (перевод на эстонский имеется). Оригинальное название романа – «A Replacement Life», на французский его перевели как «Une vie d’emprunt» (буквально – «Заимствованная жизнь» или "Жизнь взаймы", на постсоветской территории его представляли под заголовком «На пересаженной почве». Что-то нас в этом переводе смущало, ведь пересаживали-то не почву, а потому, залпом прочитав книгу, мы еще пару дней раздумывали над возможным вариантом. Пришли к тому, что вынесен в заголовок. Разумеется, наши просвещенные читатели сразу поймут, что навеян этот вариант ахматовским криком души «мне подменили жизнь». Не претендуем на истину в последней инстанции и открыты к встречным предложениям. 

Об авторе. Борис Фишман родился в Минске и переехал в США в 1988 году, в возрасте 9 лет. Семья обосновалась в Нью-Йорке. Подросший иммигрант смог поступить в престижнейший Принстонский университет и получить степень бакалавра по русской литературе, затем - степень магистра по художественной литературе в Университете Нью-Йорка. Попробовав себя на журналистском поприще, начал писать, и успешно. Борис печатался в таких авторитетных изданиях как «Нью-Йоркер», «Нью-Йорк Таймс», «Уолл Стрит Джорнал», «Гардиан». Его роман «На пересаженной почве» (A Replacement Life) попал в "Сотню самых значимых книг 2014 года" по версии газеты «Нью-Йорк Таймс» и был встречен рукоплесканиями критиков, дошедших до сравнения его с выдающимися Солом Беллоу и Филиппом Ротом. Двумя годами позже в ту же престижную сотню попал второй его роман, Don’t Let My Baby Do Rodeo, действие которого разворачивается в Нью-Джерси. Сейчас в издательстве HarperCollins готовится новая книга, «Дикий пир», которая на сайте автора представлена как «невыдуманная семейная история, рассказанная через кулинарные рецепты». Параллельно с сочинительством Борис Фишман теперь уже сам преподает в Принстоне. Это не ли не воплощение американской мечты?! Как, наверное, гордятся сыном его родители.

Но вернемся к первому роману, отчасти автобиографическому. О чем он? Главный герой, Слава Гельман, - молодой человек, приехавший в США с родителями, бабушкой и дедушкой из Беларуси. Со стороны он – образец интеграции: отлично выучил английский, получил образование, работает в известном журнале. Как и многие в сходных ситуациях, постепенно дистанцируется от родных, ограничивает общение с ними, начинает подзабывать русский, обзаводится американской подружкой, посмеивается над всеми этими селедками под шубой и салатами оливье… Одним словом, стремится к максимальной ассимиляции, и кто его за это осудит?

Но тут умирает бабушка, с которой когда-то Слава был очень близок, а в конце ее жизни отдалился – не звонил, не навещал… Понятно, совесть его мучает. По невероятному стечению обстоятельств, в день смерти Софии Гельман семья получает письмо из «Конференции по материальным претензиям евреев к Германии». (Для тех, кто не в курсе, программа под таким названием была создана немецким правительством в 1980 году на основании федерального Закона о компенсации 1953 года и предусматривала единоразовую выплату в размере 5 тысяч марок тем, кто ранее не имел возможности обратиться за помощью, то есть преимущественно эмигрантам из стран Восточной Европы.) 5 тысяч марок - сумма для иммигрантов серьезная, и новость о возможности ее получения вызвала переполох в семье Гельман. Но вот незадача: на компенсацию имела право бабушка, как бывшая узница Минского гетто, в котором погибли ее родители, а она умерла! Оставшийся же в живых дедушка никаких прав не имел, поскольку войну пересидел в Узбекистане. Не имеют прав и его друзья, сражавшиеся в Красной армии, покалеченные, потерявшие близких, но не подходящие под определенные критерии…

И вот тут закручивается основная сюжетная линия: Слава, с его хорошим английским и журналистскими навыками, берется за написание вымышленных историй сначала для дедушки, потом для других стариков, легально на выплаты не претендующих, но страстно желающих их получить. В один не прекрасный день блестящий план раскрывается.

Среди многочисленных и разнообразных читателей Нашей Газеты оказался и бывший сотрудник этой самой Конференции по претензиям - такую новую профессию пришлось освоить в эмиграции бывшему корреспонденту московского "Маяка" Льву Борщевскому. Лев Аронович подтверил нам, что подлоги, ложная информация при подаче документов встречаются сплошь и рядом. Более того, несколько лет назад разразился скандал в связи с раскрытием преступной сети, занимавшейся составлением fake papers на коммерческой основе. Несколько человек оказались за решеткой.

Мы не будем более подробно пересказывать содержание романа и уж точно не сообщим, чем он заканчивается, так как искренне надеемся, что вы его прочитаете – на английском, французском, немецком, эстонском или еще каком-то языке. Хочется сказать о другом.

Просматривая различную информацию о нем, мы наткнулись, на сайте Amazon, на ложку дегтя в бочке меда положительных и очень положительных отзывов. Обратили внимание и на автора – единственного с не англосаксонской, а «нашей» фамилией. Судя по всему, человек «в материале», с работой Конференции хорошо знаком. Его отзыв начинается заявлением:«The book discredits Russian immigrants and a whole Jewish emigration experience from the former Soviet Union». Или: «Книга дискредитирует русских эмигрантов и весь опыт еврейской эмиграции из бывшего Советского Союза».

Мы позволим себе категорически не согласиться с этим утверждением. На наш взгляд, роман Бориса Фишмана пронизан любовью и нежностью к тем бабушкам и дедушкам, мамам и папам, которые ради светлого будущего внуков и детей срывались с мест и в буквальном смысле бросались в пропасть неизвестности. Ну и чувством вины он пронизан тоже, все же автор – еврей, и юмором – еще одна национальная черта. Чего стоят изумительные вкрапления исковерканного английского, кальки с русского в диалогах персонажей: билинг, одинаково свободно владеющий русским и английским, распознает их и умилиться им скорее, чем просвещенный англофон, так что обратите внимание.

При этом роман, да, порою жесток, как жестка и реальность, в которой оказались эти люди – без языка, без родных могил. И кто обвинит их в чрезмерной изобретательности в деле обхождения законов и получения «привилегий» - не зря же говорится, что голь на выдумку хитра, особенно если на изобретательность вынуждала их вся предшествовавшая совковая жизнь, проведенная в доставании колбасы, туалетной бумаги, мыла, сахара… Вспомните, ведь о любой незначительной покупке наши старики с гордостью говорили именно «я достал(а)», а не купил(а). 

А уж на какие только ухищрения не идут они, чтобы привлечь внимание живущих своей жизнью потомков! Только каменное сердце не дрогнет при знакомстве с Израилем Абрамсоном, есть в книге такой персонаж. Этот проживающий в полуподвальной квартире господин так и не выбрался из Бруклина в Манхэттен, он мечтает, чтобы эпитафия на его могиле была написана русскими буквами и имитирует сердечный приступ в надежде, что это вынудит его ударившегося в религию и уехавшего в Израиль сына его навестить. Одинокие старики на чужбине – страшная, больная тема. Счастливы ли они? Крайне редко, но они знают, ради чего решились на подмену одной жизни другой, и роман Фишмана – ода принесенным им жертвам, их оптимизму и непотопляемости.

Еще одна и еще более глобальная тема – тема справедливости. Спасибо, конечно, германскому правительству за желание как-то «возместить ущерб», но как делить жертв на категории? Неразрешимостью задачи мучается в романе даже работающий в Конференции немец Отто, отец которого служил в Вермахте. Подделывать документы и нарушать закон не есть хорошо, понятное дело. Но в данном конкретном случае не оправдывает ли цель средства? Об этом стоит задуматься. И если уж на то пошло, не следовало бы принять аналогичный Закон о компенсациях в России, откуда уже в мирное время полностью ассимилированные евреи вынуждены были уезжать, где их сначала ненавидели просто за то, что «рядом живут», а потом за то, что получили возможность рядом не жить, породив гениальный парафраз Ильфа и Петрова «еврей не роскошь, а средство передвижения»? Но для принятия подобного закона надо сначала признать факт существования в СССР государственного антисемитизма, а до этого общественное сознание еще не доросло. Может, поэтому с такой задержкой появился, в частности, русский перевод «Благоволительниц» Литтела, а роман Фишмана еще только «стоит в очереди».

Оговоримся: мы вовсе не поощряем тех, кто, решившись на переезд в новую страну, остается в прошлом и не делает ничего для быстрейшего вхождения в новую жизнь, замыкаясь на русском телевидении, русских магазинах и русских посиделках. Такая попытка эмиграции обречена на провал с последствиями разной степени трагичности. Но существует золотая середина. Заинтересовавшись историей своих родных – а кто из нас не жалел после их ухода о незаданных вопросах и неполученных ответах? – Слава обретает собственную утраченную было идентичность и принимает ее. Правда, отношения с американской girlfriend на этом заканчиваются – не поняла девушка его душевных терзаний по поводу преступления и наказания, того, кто виноват и что делать. Разный все же менталитет, а себя не подменишь, на какой почве ни живи…

 

Добавить комментарий

Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь , чтобы отправить комментарий
КУРСЫ ВАЛЮТ
CHF-USD 1
CHF-EUR 0.88
CHF-RUB 67.48
СОБЫТИЯ НАШЕЙ ГАЗЕТЫ
воскресенье, 2 сентября 2018 года
воскресенье, 30 сентября 2018 года

ПОПУЛЯРНОЕ ЗА НЕДЕЛЮ

Может ли участь генуэзского моста Моранди постичь Шильонский виадук?

Во вторник 14 августа в Генуе обрушился пролет моста Моранди (Понте-Моранди). Секция длиной около 80 метров упала вместе с автомобилями на железнодорожные пути и здания. По предварительным данным, погибли более 30 человек. В связи с этим швейцарские эксперты задумались над возможными сценариями в Конфедерации.
Всего просмотров: 1,285

Кантональный банк Цюриха заплатит США 98,5 миллионов долларов

Кантональный банк Цюриха (ZKB) заключил соглашение с Министерством юстиции США. Сделка положит конец разбирательствам, которые длятся уже семь лет.
Всего просмотров: 1,208

В Женеве и Цюрихе стало лучше жить

Оба швейцарских города поднялись в рейтинге самых комфортных для проживания городов мира, составленном экспертами журнала The Economist.
Всего просмотров: 935

СЕЙЧАС ЧИТАЮТ

Швейцарское гражданство – инструкция по получению

Фото - Наша газета Мы продолжаем серию публикаций об интересующих наших читателей правовых аспектах жизни в Швейцарии. Сегодня мы расскажем о новых правилах получения гражданства.
Всего просмотров: 126,801

Права квартиросъемщиков в Швейцарии

Как расторгнуть арендный договор? Запрещено ли курить в съемном жилье? Можно ли заводить животных?
Всего просмотров: 2,565

Пожал руку – получил швейцарский паспорт?

Члены комиссии по натурализации Лозанны решили здороваться за руку с претендентами на получение швейцарских паспортов. С этого приветствия начинается каждое собеседование, пишет газета 24heures.
Всего просмотров: 2,604
© 2018 Наша Газета - NashaGazeta.ch
Все материалы, размещенные на веб-сайте www.nashagazeta.ch, охраняются в соответствии с законодательством Швейцарии об авторском праве и международными соглашениями. Полное или частичное использование материалов возможно только с разрешения редакции. В случае полного или частичного воспроизведения материалов сайта Nashagazeta.ch, ОБЯЗАТЕЛЬНА АКТИВНАЯ ГИПЕРССЫЛКА на конкретный заимствованный текст. Фотоизображения, размещенные редакцией Nashagazeta.ch, являются ее исключительной собственностью. Полное или частичное воспроизведение фотоизображений без разрешения редакции запрещено. Редакция не несет ответственности за мнения, высказанные читателями в комментариях и блогерами на их личных страницах. Мнение авторов может не совпадать с мнением редакции.
Scroll to Top
Scroll to Top