«Это наша с тобой биография...»|Un amalgame des plus douteux

Автор: Надежда Сикорская, Женевa, 1. 10. 2009 Просмотров:1280

Все фото - Laurent Giraud, Tribune de Genève

Согласитесь, «историческая неточность» уже в названии – что-то я не припомню, чтобы в советские времена было много вилл, все больше коммуналки, потом хрущобы, только значительно позже, в крупных городах, первые кооперативы, но их можно было по пальцам сосчитать. 

Те, кто читал на прошлой неделе нашу статью про фотовыставку «Cadrer l’EST», являвшуюся прологом к нынешней, догадались, что вся эта затея нам не по душе. Однако, не желая поддаться субъективным эмоциям и пройти мимо значительного события в культурной жизни Женевы,  вчера я отправилась в Конш с человеком, чье сознание не затуманено ностальгическими воспоминаниями, но чьи познания в области музейного жанра давно вошли в легенду. Речь идет об Этьене Дюмоне, лучшем художественном критике «Tribune de Genève», который сегодня, параллельно со мной, публикует в этой уважаемой газете свои впечатления от увиденного под заголовком «Русский салат в Конше». Читатели, владеющие французским, смогут сравнить оба текста и констатировать, что, в общем, наши мнения совпадают.

Прибыв в Конш, мы застали куратора выставки Александру Шусслер в разгаре последних подготовительных работ. Несмотря на занятость, она согласилась ответить на наши вопросы и даже провести экскурсию по выставке.

Для того, чтобы войти в здание, нужно пройти по имитированной красной ковровой дорожке, сделанной из резиновых… чего? Этьен Дюмон решил, что это помидоры, приехавший с нами фотограф Лоран Жиро – что грибы. Присев на корточки и внимательно вглядевшись, я распознала знакомый силуэт матрешек. (Заметим, что эти деревянные семейки появились в России в конце 19 века и никак не связаны с СССР.) Что символизируют они в данном контексте? Мальчиков – здесь, девочек – кровавых в глазах? Или что в тоталитарном государстве надо обязательно пройти по головам, чтобы продвинуться? На эти вопросы Александра Шусслер не дает ответа.

Вообще для ученого, каковым должен быть автор подобной выставки в научном музее, и каковым г-жа Шусслер себя считает (на вопрос, кто она по образованию, отвечает, что "изучала в Амстердаме критическую антропологию", но чем последняя отличается от антропологии классической, объяснить не смогла), ее разъяснения крайне сумбурны, абстракты и разобраться в них сложно.

Если суммировать, получается, что традиция коллекционирования как таковая происходит из империалистического колониального прошлого. Что, несмотря на вполне определенное название выставки, дающее четкое представление о времени и месте, выставка не представляет «никакую конкретную культуру», и что она не ограничена ни временными, ни географическими рамками. Что к работе над данной выставкой ее, Александру Шусслер, чуть ли не вынудили («Я приехала в Женеву весной прошлого года и обнаружила музейную коллекцию предметов советского быта, которую мне предложили оформить». «Но вы же могли отказаться. Неужели вас не смутили незнание ни языка, ни самого предмета?» «Я не могла отказаться от такого предложения и восприняла его как вызов, как проверку моих сил». «Довольны ли Вы результатом?» «Я бы никогда не представила публике результат, которым не довольна».)

Но вернемся к осмотру экспозиции. Не успели вы пройти по кроваво-матрешечным головам в здание – дамы, не надевайте шпильки! – как вас просят снова выйти наружу и, завернув за угол, спуститься в подвал, следуя указателю WC. Именно здесь начинается выставка. Правда, если не знать, можно подумать, что оказался в пункте приема вторсырья.

В двух смежных комнатах навалены на полу и сгружены на полках «предметы советского быта». Но не просто так. Сразу выхватываемые глазом родные алюминиевые кастрюли и тазы, цинковые ведра, ваньки-встаньки, самовар и мясорубка перемешаны с явно чужими нарядными коробками из-под печенья и конфет, формами для выпечки muffins и пластинками шведской фирмы грамзаписи с мексиканскими мелодиями.  «Мы специально смешали советские предметы с европейскими, чтобы разбить клише и дать возможность посетителям угадать, что есть что», объясняет Александра  Шусслер. Да, дому Облонских такая мешанина и не снилась!

«Ой, Этьен, вот такие у меня были, - радостно указываю я своему спутнику на красную с зеленой крышей пластмассовую Спасскую башню. – Такие раздавали на Новогодней елке в Кремле, полные конфет ».

«Вот видите, именно такого субъективного восприятия мы и хотели избежать», реагирует куратор, глядя на меня с долей сожаления. «Не все же это знают». Безусловно.

В остальных выставочных залах – застекленные стеллажи с матрешками, уже настоящими, включая и с изображением Путина, который, как мы помним из новейшей истории, появился на сцене уже после похорон СССР. Выставка значков с ленинским абрисом. Чебурашки в разных видах. Коллекция елочных украшений. Коллекция советских электробритв. Сделанная одним из консультантов мадам Шусслер коллекция бумажной одежды для куколки. Собрание диафильмов в круглых коробочках и винтажных проекторов.

В коридоре между залами к стене приставлены белые двери с элегантными табличками «privé». Конечно, только такие и были...

Под один предмет отведен целый зал. И он того заслуживает! Радиоприемник «Звезда-54», краса и гордость советской индустрии! Люди старшего поколения вспомнят, что в  послевоенные годы правительством CCCР было принято решение, предусматривающее выпуск оборонными предприятиями страны наряду со специальной продукцией и товаров ширпотреба. B соответствии c этим c 1952 года Всесоюзным научно-исследовательским институтом радиовещательного приёма и акустики имени А.С. Попова, сокращённо ИРПА, совместно с заводом ''Коммунар'' (Харьков, Украина) началась разработка и подготовка конвейера к серийному выпуску радиоприёмника ''Звезда-54''.  В 1954 году производство приёмника параллельно было передано и на завод Мосприбор (бывший велозавод).

Корпус у радиоприёмника штампован из металла, с применением многослойного лакирования и никелирования, цвета – красный плюс зеленый. Иметь такой приемник, считавшийся пределом совершенства дизайнеров (оформителей) тех лет, было также шикарно, как сегодня – стереосистему Bose. (Конечно, все это я вам рассказываю, раскопав информацию на чудесном специализированном сайте, в Музее этнографии никаких разъяснений не приводится, стоит себе штуковина и стоит.)

Как же приспособили авторы экспозиции этот антикварный предмет? Усилиями современного Кулибина, в приемник поместили магнитофон, который, в пустой белой комнате, будет беспрерывно транслировать аплодисменты. Эх, «не понять не знавшим им...» Для того, чтобы слушать аплодисменты и прочую официальную информацию, у людей на кухне была радиоточка. А такие вот чудеса радиоаппаратуры использовались, в основном, по ночам для ловления в эфире «голосов». Так что опять, увы, ошибочка вышла...

В следующем зале что-то уж совсем странное. Посередине сооружение, огороженное белой материей. Чтобы заглянуть вовнутрь, надо влезть по одной из двух приставленных стремянок. Влезли, рискуя сломать шею. Что же открылось нашему взору? Нагромождение – то есть, извините, инсталляция – из старой раскладушки, швейной машинки, пары табуреток, полированной «стенки» и т.д.

«Видите, мы никому ничего не навязываем», настойчиво повторяет Александра Шусслер. «Кто не хочет, может по лестнице не подниматься, а посмотреть на тени от предметов через ткань».

Нельзя не упомянуть и серию happenings, запланированных вокруг выставки, которая продлится аж до 20 июня 2010 года. О них сообщается в приглашении, представляющем собой картонку с приклеенным лоскутком ткани. А это как понять? Читаем: «Целыми грузовиками прибывают в Emmaüs предметы бывшие в употреблении, вышедшие из моды, неиспользованные, которые нам больше не нужны. Стулья, лампы, посуда, игрушки, радиоприемники, телевизоры, одежду разгружают, разделяют по категориям, чинят и чистят, чтобы затем выставить. ... Как и экспонаты в музее, эти предметы вырваны из их социального контекста и трансформированы... В духе солидарности, разделения труда и заангажированности, предмету и человеку возвращается достоинство – это основа проекта «Villa Sovietica», представленного MEG ». Вы что-то поняли? Вот и я тоже....И при чем здесь Emmaüs?

Так вернемся на секунду к мероприятиям. Они распланированы согласно «Calendarium Sovieticum» - чего же их все в латынь-то тянет не по делу ? – и заключаются в приглашении «вместе отмечать некоторые советские праздники». И тут уж в одну кучу свалены 7 ноября, 8 марта, День рождения Ленина, Дни амелиоратора и работников легкой промышленности, а заодно и 9 мая, последний и единственный, наверно, общий праздник для всех нас, бывших соотечественников.

На ближайшее объявленное мероприятие я уже получила приглашение (convocation). Речь идет о «первом женевском «Суботнике» - именно так, с одной буквой «б», который состоится 3 октября. В программе – высадка клумбы под сопровождение музыкального трио. Как нам удалось выяснить, музыка будет звучать клецмерская – ну где это видано, скажите вы мне? «Это Ваша идея?» спрашиваю я Александру Шусслер. «Все решения принимались авторами выставки сообща». Как удобно, и как, извините, по-советски: «группа товарищей», и никаких вопросов.

Очень резко высказался о профессор Женевского университета Жан-Филипп Жаккар, заведующий отделением русского языка: «Выставку я еще не видел, но все, что я слышу и вижу - например, приглашения - кажется мне абсурдом от А до Я». Лучше, пожалуй, не скажешь. Кстати, профессора Жаккара в качестве консультанта почему-то не пригласили.

... В нашей предыдущей статье мы прозрачно намекнули вам, что у всей этой истории есть предыстория, и обещали рассказать правду. Так вот вчера, сидя на скамеечке перед музеем, под моим и Этьена Дюмона нажимом Александра Шусслер вспомнила-таки, что коллеция предметов советского быта, которую она «обнаружила» в Музее этнографии, не была занесена туда попутным ветром, но собиралась в течение нескольких лет хорошо известной читателям Ладой Умштеттер-Мамедовой. Именно ей мы и предоставляем право «последнего слова» в этой крайне затянувшейся – извините, наболело! – статье.

Лада Умштеттер-Мамедова: В 2005 году мои научные исследования привели меня к работе над проблемами советской повседневности, и в 2006 году я предложила Музею этнографии Женевы создать колллекцию предметов советского быта. Результатом трехлетних исследований и семи месяцев, проведенных в России, стала по-настоящему уникальная коллекция таких предметов, датируемых 1940-1980-х гг.: от пионерских значков, новогодних украшений, школьной формы,  детских игрушек, документов, сопровождавших жизнь советского человека,  к сталинскому дивану, телевизору КВН, карболитовой лампе и хорошо нам знакомой стенке (около 1000 предметов и 20м3). Коллекция (конечно, в рамках возможного) отражала все пласты советской повседневности и должна была послужить основой для фундаментальной выставки, которая смогла бы представить жизнь советского человека с ее положительными и отрицательными сторонами вне обычных западных клише.

Женева известна своими давними научными традициями в области славистики, и огромный вклад отделения славистики женевского университета  в изучение и распространение русской культуры, истории и литературы в Швейцарии и за ее пределами давно уже никому не надо доказывать. Я предвкушала уникальное сотрудничество с музейными и университетскими специалистами, подлинный диалог, результатом которого могла бы стать интереснейшая выставка. Но, к сожалению, назначение нового хранителя отдела Европы Александры Шусслер помешало осуществлению этого замысла. Идея выставки вызвала у нее бурный восторг, еще бы, надвигается двацатилетний юбилей падения берлинской стены, и такие проекты на дороге не валяются. Довольно быстро стало очевидным отсутствие у Александры Шусслер  какого-либо знания советской истории; культуры, русского языка, сопровождающееся полной уверенностью, что ее знания о Восточной Европе  «пришли к ней с материнским молоком». Когда я поняла, что основой экспозиции станет очень личный, предвзятый взгляд, и речь не пойдет о серьезной научной выставке, я вышла из проекта, что, мне кажется, порадовало Александру, так как исчез человек, который постоянно говорил о важности глубокого научного подхода и нудил, что художники не могут быть единственными партнерами в исторической выставке.

Сегодняшний результат превзошел все мои ожидания. Мне стыдно. Мне стыдно перед людьми, которые в России отдали мне уникальные предметы и с нетерпением ждали открытия выставки. Мне стыдно перед женевскими и швейцарскими специалистами, которые на протяжении многих лет делают все, чтобы рассказать о русской и советской литературе, истории и культуре своим соотечественникам, и которых даже не проинформировали об этом проекте.

 

Вот так, дорогие читатели. Так о чем эта выставка? Для кого она сделана? На какие мысли наведет она посетителей? Что они из нее узнают? Это, как говорил незабвенный лектор Никодимов в «Карнавальной ночи», науке неизвестно.  Кто фильм помнит, тот меня поймет.

 

Добавить комментарий

Комментарии (8)

avatar

Ilgeris октября 01, 2009

Ох, Надежда, Надежда, как же Вы торопились накатать свой пасквиль и запостить его, даже вычитать не потрудились - ведь куча орфографических ошибок же! В праведном гневе Вы искажаете фамилию А.Шюсслер - это еще можно понять, но за что Вы приложили усердно защищаемую Вами же Ладу Умштеттер (именно так пишется ее фамилия)? Ваша статья полна эмоций и невнятных ассоциаций, а ведь Вы даже и не попытались понять, что эта выставка - совсем не о советской истории и не обязана показывать женевскому миру достижения советской промышленности. Это этнографическая и антропологическая выставка, совершенно беспристрастная и не пытающаяся очернить советскую реальность (видимо, столь дорогую Вашему сердцу). Мне кажется, Вы должны сказать спасибо А.Шюсслер за то, что она сделала хоть что-то из той рухляди, которую Л.Умштеттер называет "уникальной коллекцией". Подумайте сами - в чем уникальность стандартных табуреток из ДСП, эмалированных мисок, банок из-под чая, старого прогнившего дивана, у которого она даже не смогла правильно определить возраст? У меня, честно говоря, возникло ощущение, что Л.Умштеттер с помощью Этнографического музея основательно расчистила от ненужного хлама свою дачу. Вот и весь итог "семи месяцев, проведенных в России, трех лет работы". Может быть, поэтому музей и не захотел с ней больше работать, Вы не задумывались? Мне кажется, все у нее в жизни сейчас хорошо, есть свой музей, куча проектов и свои собственные выставки, есть известность в определенных кругах. Так зачем же поднимать всю эту мышиную возню? Не стыдно ли?
avatar

sergei muraviev октября 02, 2009

Uvajaemui posetil’ ! Interesno, otkuda vu tak xorocho osvedomlenu o kollekcii i s takoi uverennost’u govorite kakie ee predmetu ee sostavlyaut ? Naskol’ko mne izvestno, ona nikogda ne bula opublikovana ili polnost’u predstavlena. Ili vu rabotali v arxivax muzeya etnografii chtobu s takim aplombom sudit’ o ee kachestve ? A mojet zaviduete Lade Umstatter, edinstvennomu v Chveicarii russkomu direktoru gosudarstvennogo muzeya ? Ya vosxitchaus’ etim chelovekom, bul neodnokratno na ee lekciyax, kogda ona prepodavala v Geneve i na ekskursiyax v muzee, ona po nastoyachemu uvlechennui i znautchii chelovek. Ya ne znau detalei vsei etoi istorii, no stat’ya Nadejdu Sikorskoi mne kajetsya interesnoi i glubokoi. A o vustavke (i o pervoi, i o vtoroi) ya sluchal tol’ko otrical’nue otzuvu i ne ot russkix, a ot chveicarcev. Vse chto organisator vustavki dumal ili xotel peredat’, doljno but ochevidno obuchnum posetitelyam muzeya. A installyacii s glubokim skrutum smuslom nado delat’ v MAMCO, a ne v etnograficheskom muzee.K tomu je, esli vustavka ne o sovetskoi istorii ne nado ee nazuvat villa sovietica, togda i trebovaniya drugie budut...
avatar

Sikorsky октября 02, 2009

Дорогие читатели! Как приятно, когда вы реагируете на наши статьи, ведь так редко удается вас расшевелить. Спасибо! Я не хочу вступать в полемику, лишь кратко отвечу первому комментатору по поводу терминологии. Согласно словарю русского языка, "пасквиль - произведение оскорбительного, клеветнического характера". В моей же статье ни клеветы, ни оскорблений не содержится. Чего нельзя сказать о Вашем комментарии, который вполне можно расценить как оскорбительный для Лады Умштеттер. И разве не странно, что г-жа Шусслер (извините, но все же так по-русски вернее, помните правило про "жи,ши" и т.д.?) так активно и с видимым удовольствием взялась за работу с "рухлядью" - как Вы называете коллекцию. Ведь она могла и отказаться.  Так что с благодарностью я повременю. А то, что Вы не согласны с моим мнением - так в этом и есть одна из прелестей жизни в свободной стране.
avatar

Ilgeris октября 02, 2009

Уважаемая Надежда, все же русский язык и чувство справедливости не дают мне покоя. Во-первых, изначально в обеих статьях про выставку фамилию ее куратора вы написали как ШЛусслер, добавив лишнюю букву, и только сейчас это исправили. Правило про жи-ши мне знакомо, но, извините, правила жу-шу у нас не существует (см. "брошюра"). Так что корректор "Нашей газете" совсем не помешал бы. Во-вторых, Ваш ответ, да и вся Ваша статья, скорее основанная на эмоциях, чем на знании предмета, еще раз убеждают меня в том, что все это - лишь мышиная возня музейных работников. Мне импонируют искренность и открытость организаторов выставки. И их компетентность, кстати, тоже не вызывает сомнений. Какая разница, что они не русские? Не из нашего женевского курятника, чужаки? Вот что читается между строк в Вашей статье. Поэтому оскорбительно в ней прежде всего то, что вы переходите на личности, совсем не интересуясь научной и художественной стороной вопроса. Я хорошо отношусь к Л.Умштеттер, ее образованность, живой ум, опыт не вызвывают сомнений. Однако эта история заставляет взглянуть на нее по-другому. Было очень удивительно узнать, что именно она собирала эту коллекцию. Ведь многим очевидно, что большинство собранных вещей не представляют ни исторической, ни художественной ценности.
avatar

sergei muraviev октября 02, 2009

Вы говорите, что «большинство собранных вещей не представляют ни исторической, ни художественной ценности». Повторю свой вопрос: откуда вы знакомы с этой коллекцией? Как вы можете судить о ее научной ценности? Судя по информации прошедшей в прессе, Лада не собирала ее одна; а в тесном сотрудничестве со специалистами со славистики из Женевского университета (швейцарский научный фонд даже финансирует целую группу исследователей, которые работают над ее коллекцией). Замечу также, что вещи, собраные Ладой не должны представлять «ни исторической, ни художественной ценности», а прежде всего должны иметь ценность этнографическую, они должны отражать повседневную жизнь людей и общество, в котором они живут. Я не люблю переходить на личности и заниматся дилентанской психологией, но посмотрев сегодня выставку и пролистав каталог, у меня сложилось впечатление, что госпожа хранительница мстит кому-то за свое тяжелое эммигрансткое детство. В каталоге она рассказывает, как плохо она себя чувствовала когда первый раз лет в 8 пришла на урок физкультуры в австрийскую школу в своей невзрачной чешской форме. Для нее все эти предметы – напоминание о страшном советском агрессоре, который заставил ее и ее родителей покинуть страну. Она ненавидит эти уродливые предметы, которые ни о чем ей не говорят. А работа куратора выставки этнографического музея это именно заставить заговорить предметы культуры, которую мы не знаем. И если действительно она, считает что коллекция не представляет ценности, то зачем было делать выставку? Зная не понаслышке женевские городские административные структуры, скажу с уверенностью, что никто никого не заставляет делать ту или иную выставку. В коллекции Европы тысячи предметов и можно было придумать что-то другое. Но нет, слишком уж заманчивое это было предложение поработать со своим восточноевропейским прошлым. В этом-то и проблема. Я бы предпочел увидеть настоящий взгляд западного исследователя на эту культуру, а не предвзятый личный взгляд человека, не нашедшего свое место на Западе, но и не порвавшего полностью с Востоком ( думаю многие знакомы с этим феноменом эмиграции
avatar

clot октября 02, 2009

Здравствуйте, и позвольте мне перенять эстафету ответов на комментарии. Во-первых, рада, что статья получилась очень хорошая – это доказывает количество откликов, поверьте, дискуссии идут и за пределами этой странички, и это здорово! Выставка тоже очень хорошая – тем, что, наверняка, ее посетит множество людей, и каждый сам составит свое мнение. О ценности коллекции, собранной Ладой Умштеттер. Советский быт, при всей своей, может быть, банальности и некомфортабельности на взгляд современного западного зрителя, явление громадное и несущее в себе большой заряд внутреннего напряжения. Предметы советской эпохи уже не стоят денег. Но есть вещи, которые стоят дороже денег. Их ценность – это то, что называется, «valeur sentimental», эмоциональное значение, которое они имели для человека в ту эпоху. Каждая вещь в советской квартире (не вилле) была своя, родная, ее часто «добывали», с ней срастались даже со всеми ее неудобствами. За любым предметом стоит своя история, как за конверторным советским приемником для ловли «голосов». Смысл выставки – не создать художественную композицию из подобных объектов, а раскрыть с их помощью истории любви, надежды, радости, горести и потрясений, отношений между поколениями, взаимоотношений человека и государства - всего того, из чего состояла наша жизнь в ту эпоху. Кстати, матрешки в реальном советском быте присутствовали в микроскопическом количестве. Отдельная просьба к читателям, которые увидят в какой-либо статье опечатку: вы можете позвонить в редакцию или написать е-майл, как это делают многие читатели – наши координаты указаны в рубрике «Контакт». Для этого и существует интерактивность!
avatar

ирина октября 08, 2009

Уважаемая Надежда! Очень Вас просим впредь не писать от имени " РУССКОГО ОБЩЕСТВА ЖЕНЕВЫ". Поясняйте, ПОЖАЛУЙСТА, кто стоит за Вашим "МЫ"-Дюмон, Жиро, Умштеттер-Мамедова? Согласитесь, со всем не "наши" фамилии. Кстати по "помидорам" à la Etienne прошлись, "мешанину" обозрели, и не увидев ничего оскорбительного, ушли полные положительных ностальгических впечатлений!!!! Надо же несовпадени-це! Благодарить надо, а не критиковать организаторов за то, что пытаются сохранить, тем или иным образом, нашу "совковую" культуру... Вы, Надежда, явно перестарались по части критических настроений. Сразу чувствуется СОВЕТСКАЯ школа!!!!
avatar

Sikorsky октября 08, 2009

Уважаемая Ирина, Очевидно, Вы невнимательно читали мою статью - в ней ни разу не говорится, что я пишу от имени "русского общества Женевы". Рада, что Вам понравилась выставка. Как известно, на вкус и цвет товарищей нет. А вот когда Вы пишите "очень просим Вас" и т.д. - это Вы от чьего имени выступаете?

Добавить комментарий

Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь , чтобы отправить комментарий
КУРСЫ ВАЛЮТ
CHF-USD 1.01
CHF-EUR 0.86
CHF-RUB 59.6
СОБЫТИЯ НАШЕЙ ГАЗЕТЫ

ПОПУЛЯРНОЕ ЗА НЕДЕЛЮ

Беременная беженка потеряла ребенка – швейцарский пограничник признан виновным

Трибунал вынес обвинительный приговор в отношении швейцарского пограничника, который в 2014 году отказал в медицинской помощи беременной беженке из Сирии, в результате чего она потеряла ребенка.
Всего просмотров: 2,164

Сообщил в налоговую о своей недвижимости за рубежом и плати еще больше?

В преддверии запуска автоматического обмена налоговой информацией резиденты Швейцарии массово сообщают в налоговые органы о своих иностранных активах. В связи с этим Конфедерация продлила срок амнистии до сентября 2018 года.
Всего просмотров: 1,577

Швейцарский банкир против Соединенных Штатов: история победы

«На меня надели наручники сразу после моего прибытия в Нью-Йорк». Бывший цюрихский банкир Штефан Бук рассказал газете Le Temps, как нелегко было добиться правосудия за океаном, и как долгий судебный процесс, в ходе которого он столкнулся с давлением, лжесвидетельствами и манипулированием, закончился его оправданием.
Всего просмотров: 1,304

СЕЙЧАС ЧИТАЮТ

Как швейцарская деревня Альбинен прославилась на весь мир

В последние дни о горной деревне Альбинен в кантоне Вале узнали во всех уголках планеты. Причиной такой популярности стали публикации в СМИ о том, что власти коммуны будут выплачивать всем новым жителям по 25 000 франков. Однако в реальности все оказалось немного иначе.
Всего просмотров: 1,405

Секс-игрушки для швейцарских детей

Такого мы еще не видели – наглядные пособия для курса сексуального воспитания роздадут детям от 4 до 10 и старше в Базеле. В комплект входят два пупса, книжки с картинками, а также «забавные» плюшевые игрушки, которые имитируют половые органы и вставляются друг в друга совсем по-взрослому.
Всего просмотров: 25,575

Куда поедут швейцарцы на новогодние праздники?

Многие жители Конфедерации хотят встретить Рождество и Новый год не в окружении заснеженных пейзажей, а среди пальм и баньяновых рощ Таиланда, Индии, Мальдивских островов и других теплых стран.
Всего просмотров: 235
© 2015 Наша Газета - NashaGazeta.ch
Все материалы, размещенные на веб-сайте www.nashagazeta.ch, охраняются в соответствии с законодательством Швейцарии об авторском праве и международными соглашениями. Полное или частичное использование материалов возможно только с разрешения редакции. В случае полного или частичного воспроизведения материалов сайта Nashagazeta.ch, ОБЯЗАТЕЛЬНА АКТИВНАЯ ГИПЕРССЫЛКА на конкретный заимствованный текст. Фотоизображения, размещенные редакцией Nashagazeta.ch, являются ее исключительной собственностью. Полное или частичное воспроизведение фотоизображений без разрешения редакции запрещено. Редакция не несет ответственности за мнения, высказанные читателями в комментариях и блогерами на их личных страницах. Мнение авторов может не совпадать с мнением редакции.
Scroll to Top
Scroll to Top