Карине Бабаджанян: «Я благодарна Советскому Союзу»|Karine Babadjanian: «I am grateful to the Soviet Union»

Автор: Надежда Сикорская, Женева, 24. 04. 2013 Просмотров:3523

Фото - Наша газета

Сопрано Карине Бабаджанян(© Nasha Gazeta.ch)

В русскоязычном Интернете вы найдете крайне скудную информацию о Карине Бабаджанян. Родилась в Ереване, училась пению в Государственной консерватории Еревана у профессора Татевик Сазандарян и в Риме у Мирелла Парруто. В 1996 году выиграла конкурс Song Contest А. Исаакяна, австро-немецкий музыкальный конкурс, а в 1998 - Competizione Dell Опера в Гамбурге. С 1999 года сопрано живет в Германии. Вот и все, если не считать внушительного репертуарного списка, перечня спец, на которых Карине уже успела спеть, и фестивалей, в которых она участвовала. Официальный сайт певицы наше удовлетворение тоже не удовлетворил, поэтому мы решили с ней познакомиться, ведь так приятно рассказывать о наших соотечественниках, сумевших себя реализовать.
В гримерной за кулисами женевского «Большого» нас встретила симпатичная, элегантная, улыбающаяся женщина, с мягкими чертами лицами и движениями.  Мы расположились в «фойе имени Хоннегера», где обычно проходят интервью с артистами. Сразу обнаружили общих знакомых, выявили схожие симпатии и антипатии. И поговорили.

Наша Газета.ch : Итак, Вы родом из Армении…

Карине Бабаджанян: Да, но я всегда говорю, что у меня две родины – Армения и СССР. Армения – потому что я там родилась, выросла и училась.  Но и СССР, так как именно та система, особенно в области искусства и образования, была построена на высочайшем уровне.  И мне очень повезло, что я ее еще застала и выросла в те времена – времена расцвета нашего оперного искусства.

Ваши родители музыканты?

Нет, но моя мама очень любит музыку и пению, и в какой-то степени я – реализация ее чаяний.

Несколько слов о годах учебы...

В консерватории я училась в классе нашей выдающейся певицы Татевик Сазандарян, и это было еще одним огромным везением. Как тогда было принято, я училась и на пианистку – как любую девочку из хорошей семьи, в шесть лет меня отправили на музыку. Эта была прекрасная традиция, ведь так важно, когда ребенку с детства прививают музыкальную культуру. А занятия в музыкальной школе – это и хор, и сольфеджио, и музлитература…

Но счастливые годы учебы закончились…

Да, причем в самый трудный момент – перестройка, распад СССР, восстановление республики.  Конечно, культура страдала, и все стремились вырваться, не только люди искусства. А я и мои сверстники были тогда молодыми, полными сил, нам хотелось реализовывать свой потенциал. Вот и я пела – где придется, порой в холодных, нетопленых помещениях. Но даже эти трудные дни я вспоминаю с удовольствием.

Пригодился ли Вам этот опыт?

Пригодился! Когда я впервые спела партию Мими в «Богеме», было это в Ганновере, я сразу все это вспомнила и комфортно почувствовала себя на сцене, где стояла маленькая печка. И ручонка сразу стала холодной, и вообще легко стало входить в образ.

Как в Вашей жизни возникла Германия?

Знаете, мне пришлось очень нелегко в начале карьеры. Я всячески, как и все, пыталась пробиться – пробовалась в разных конкурсах, но как-то ничего не получалось, а затраты, при нашем сложном тогда материальном положении, были большими. Продавала фамильные драгоценности, мамимы кольца – родители были готовы на все, чтобы меня поддержать. Плюс постоянные сложности с визами и прочей бюрократией. Но даже негативные опыты – это опыты. Особенно вспоминаю участие в Опералии Пласидо Доминго, где я прошла во второй тур.

Но неужели победа на конкурсе – единственная возможность пробиться?

Не единственная, но самая эффективная. Несмотря на то, что не всегда результаты конкурса наиболее объективно отражают возможности того или иного певца. Причем я не имею ввиду несправедливость жюри – мне самой доводилось выступать в больном состоянии, в не лучшей форме. И с соответствующим результатом.

Но звездный час все же наступил!

Я обожаю рассказывать эту историю! В Гамбург, где наступил, действительно, мой звездный час, я приехала не для участия в конкурсе, а на концерт в частном доме, организованный симпатичной парой меломанов. Знаете, как бывает – пригласили через знакомых знакомых. Я подготовила шикарную программу, возлагала на это выступление массу надежд. Которые, конечно, не оправдались. Но: как раз в это время в Гамбурге проходил конкурс итальянских опер, Competizione Dell Опера. Я пошла на первый тур послушать знакомую армянскую певицу. Сидела в зале и переживала: почему не я соревнуюсь?! Короче, после ряда перипетий мне опять повезло: на конкурсе оказался недобор участников, и во второй день первого тура я смогла выйти на сцену. И победила!

А что Вы пели?

Арию Фьордилиджи из «Так поступают все» Моцарта. Это очень сложная партия – больше двух октав, надо показать все. Видимо, мне это удалось.  И вот знаете, совпадения: организаторша конкурса пригласила меня в гости, и у нее дома, на столике, я увидела номер специализированного оперного журнала с фотографией Марии Гулегиной на обложке, что меня очень тогда вдохновило. А в июле этого года я буду петь с Марией на одной сцене – на фестивале Пуччини в Италии.

После победы в Гамбурге Вы остались в Германии?

Как я могла остаться, когда виза была только на 10 дней?! Но на меня обратили внимание два серьезных агента, предложили сотрудничество. И буквально через месяц я получила первый контракт: на пять концертов в Тель-Авиве, со Stabat Mater. А через 14 лет там же, в Тель-Авиве, но уже в Оперном театре я пела «Жидовку» Галеви. Это было так сложно! Последняя сцена, сцена суда и казни, была построена на ассоциации с газовыми камерами. И представляете, я пела на авансцене, почти на рампе, и слышала, как в зале рыдали люди.

В Европе осталось очень мало репертуарных театров, а без постоянного контракта не получишь вид на жительство. Как Вы решили эту проблему?

Мои импресарио устроили мне постоянный контракт в маленьком, очень уютном театре в Кобленце. Для получения вида на жительство, надо отработать шесть лет без перерыва в стаже. Так я отработала два года в Кобленце, потом два года еще в одной небольшой опере, а потом уж перешла в Оперу Штутгарта, где проработала восемь лет.

Неужели не хотелось сразу в более крупный театр?

Конечно, хотелось, как каждому молодому певцу. Но сейчас, оглядываясь назад, я понимаю, как это было хорошо и правильно, ведь я смогла «напеть» большой серьезный репертуар.  А попади я сразу в крупный театр, такой возможности у меня не было бы. 

Многие меломаны-старожилы уверяют, что раньше не было столько страшной конкуренции, как сейчас, и что пробиться с каждым годом становится все сложнее.

Это отчасти правда, хотя пробиваться было сложно всегда. Но в последнее время конкуренция усилилась, так как мир открылся – границы перестали быть препятствием. На рынке находится огромное количество прекрасных певцов, незаменимых нет, нужно работать, работать и работать, чтобы удержаться.  Вот и я все время над собой работаю, стараюсь относиться к себе критически.

В Женеве Вы выступаете впервые, но партия Чио-Чио-Сан Вам хорошо знакома.

Я впервые спела ее в Штутгарте, в очень современной поставке. Вообще я чрезмерного модерна в опере не люблю, но все зависит от уровня таланта и вкуса постановщика. Тот спектакль удался. Чио-Чио-Сан была не японкой, а просто женщиной. Этот образ был понятен всем.

А потом я пела эту партию в Токио – в кимоно, в которое меня перед каждым спектаклем облачали двое специально обученных мужчин, в деревянных башмаках… Это была, в буквальном смысле, совсем другая опера.

С вокальной точки зрения партия Чио-Чио-Сан очень трудная, она требует от певицы полной физической и эмоциональной отдачи.

Скажите, пожалуйста, несколько слов о постановке, которая представлена сейчас в Женеве.

Она приглашена из Хьюстона. Это вполне традиционная постановка, с очень красивыми декорациями, костюмами, освещением. Все стилизовано под Японию.  Я Я очень рада вновь работать с дирижером Александром Жоэлем - мы уже встречались с ним в Антверпене, в постановке "Дон Карлоса". Надеюсь, вашим читателям спектакль понравится.

А каковы Ваши ближайшие планы, помимо фестиваля Пуччуни?

Мне предстоят четыре концерта во Франции, в Париже и окрестностях, с Национальным оркестром Иль-де-Франс под управлением его главного дирижера Энрике Маццолы. В программе будет исключительно русская музыка, чему я очень рада.

В заключение: разделяете ли Вы мнение, что опера в классическом ее варианте обречена?

Наоборот! Мне кажется, сейчас молодежь начинает все больше интересоваться оперой. Я думаю, это можно объяснить стремлением к абсолютной красоте, которой в современной жизни не хватает.


От редакции: Нашу рецензию на спекталь "Мадам Баттерфляй" в Женевской опере вы можете прочитать здесь, а заказать билеты - на сайте театра.


 

Добавить комментарий

Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь , чтобы отправить комментарий
КУРСЫ ВАЛЮТ
CHF-USD 1.01
CHF-EUR 0.86
CHF-RUB 59.76
СОБЫТИЯ НАШЕЙ ГАЗЕТЫ

ПОПУЛЯРНОЕ ЗА НЕДЕЛЮ

Как швейцарская деревня Альбинен прославилась на весь мир

В последние дни о горной деревне Альбинен в кантоне Вале узнали во всех уголках планеты. Причиной такой популярности стали публикации в СМИ о том, что власти коммуны будут выплачивать всем новым жителям по 25 000 франков. Однако в реальности все оказалось немного иначе.
Всего просмотров: 1,113

Швейцария попала в «серый» налоговый список ЕС

Евросоюз включил Швейцарию в «серый» список стран, которые должны привести свою налоговую политику в соответствие с европейскими нормами. Решение Брюсселя вызвало удивление Берна.
Всего просмотров: 971

Пришельцы из далеких миров

Что происходит в голове новорожденного? Еще несколько лет назад на этот вопрос можно было дать лишь предположительный ответ. Благодаря прогрессу в сфере нейровизуализации и поведенческого анализа, психологи могут ответить сегодня более точно. Младенцы приходят в этот мир с огромным потенциалом, который почти сразу задействуют.
Всего просмотров: 787

СЕЙЧАС ЧИТАЮТ

Швейцарское гражданство – инструкция по получению

Фото - Наша газета Мы продолжаем серию публикаций об интересующих наших читателей правовых аспектах жизни в Швейцарии. Сегодня мы расскажем о новых правилах получения гражданства.
Всего просмотров: 103,246

Как швейцарская деревня Альбинен прославилась на весь мир

В последние дни о горной деревне Альбинен в кантоне Вале узнали во всех уголках планеты. Причиной такой популярности стали публикации в СМИ о том, что власти коммуны будут выплачивать всем новым жителям по 25 000 франков. Однако в реальности все оказалось немного иначе.
Всего просмотров: 1,113

Секс-игрушки для швейцарских детей

Такого мы еще не видели – наглядные пособия для курса сексуального воспитания роздадут детям от 4 до 10 и старше в Базеле. В комплект входят два пупса, книжки с картинками, а также «забавные» плюшевые игрушки, которые имитируют половые органы и вставляются друг в друга совсем по-взрослому.
Всего просмотров: 25,313
© 2015 Наша Газета - NashaGazeta.ch
Все материалы, размещенные на веб-сайте www.nashagazeta.ch, охраняются в соответствии с законодательством Швейцарии об авторском праве и международными соглашениями. Полное или частичное использование материалов возможно только с разрешения редакции. В случае полного или частичного воспроизведения материалов сайта Nashagazeta.ch, ОБЯЗАТЕЛЬНА АКТИВНАЯ ГИПЕРССЫЛКА на конкретный заимствованный текст. Фотоизображения, размещенные редакцией Nashagazeta.ch, являются ее исключительной собственностью. Полное или частичное воспроизведение фотоизображений без разрешения редакции запрещено. Редакция не несет ответственности за мнения, высказанные читателями в комментариях и блогерами на их личных страницах. Мнение авторов может не совпадать с мнением редакции.
Scroll to Top
Scroll to Top