Оскар Кокошка и его диковинные игрушки|Curiosités d'Oscar Kokoschka à La Chaux-de-Fonds

Автор: Ольга Юркина, Ля Шо-де-Фон, 16. 05. 2011 Просмотров:4141

Фото - Наша газета

На Вилле Дофин Оскара Кокошки, Вилльнёв, фотография 2006 года (Fondation Oskar Kokoschka, Musée Jenisch Vevey)

«Я думаю, что я единственный настоящий экспрессионист… Я не экспрессионист, потому что экспрессионизм – одно из направлений современной живописи. Я не последовал ни за одним направлением. Я экспрессионист, потому что не умею делать ничего другого, кроме как выражать экспрессию жизни… Четвертое измерение на моих картинах – проекция меня самого». (Оскар Кокошка)

Что общего может быть между трогательным пластмассовым осликом, качающим головой, и статуэтками индийских божеств, между мексиканской марионеткой и японской фигуркой тигра? Вещи могут рассказать многое о своем владельце и способны приоткрыть секреты творческого вдохновения, если их владелец – художник.

Имя Оскара Кокошки (1886-1980) в сознании большинства из нас связано с экспрессионизмом, венским модерном и берлинским сецессионом. Поклонники театра, скорее всего, слышали о скандальных постановках его пьес «Сфинкс и соломенное чучело» или «Убийца, надежда женщин», шокировавших в начале XX века даже искушенную авангардистскими находками публику. Но лишь историки искусства и немногие любознательные, посещавшие Фонд Оскара Кокошки в Веве, знают, что австрийский экспрессионист на протяжении всей своей жизни оставался страстным коллекционером и возвращался из многочисленных путешествий с сувенирами, которые одновременно служили ему моделями. Со временем их накопилось столько, что Кокошка даже собирался устроить в доме родителей «салон диковинок», - о чем сообщала мать художника его сестре Берте в письме от 30 сентября 1920 года.

Воплотить идею «кунсткамеры» в жизнь он смог только тридцать лет спустя: сокровищница редкостей, наконец, нашла приют на берегах Женевского озера, в городке Вилльнёв, где Кокошка поселился со своей женой Ольдой после Второй мировой войны. Швейцарию он полюбил еще во время самой первой поездки, в 1909 году, которую совершил в сопровождении своего учителя, венского архитектора Адольфа Лооса. Альпийская природа произвела на молодого художника неизгладимое впечатление: именно здесь, вероятно, зародилась любовь Кокошки к пейзажу, и гармоничное сосуществование гор и озер показалось ему островком спокойствия в бурном мире.

С тех пор, на протяжении всей своей жизни, наполненной добровольными или вынужденными переездами, он мечтал вернуться в Швейцарию и остаться здесь. Мечта исполнилась лишь после войны: из Лондона, куда художник, попавший в список «дегенеративных», бежал от нацистского режима, Кокошка переехал в маленькую виллу, которую смог купить недалеко от Веве. Хотя он не говорил по-французски, ему важно было именно место: вид на озеро и горы, идеальный пейзаж для отдохновения души. Вместе с ним только в Швейцарии обрела, наконец, свой собственный дом и его коллекция.

Надо сказать, свои «игрушки», как он их ласково называл, Кокошка собирал для себя и никогда не относился к ним как к целостной коллекции. Некоторые он хранил у родителей, другие возил с собой, причем нередко терял. Может быть поэтому, собрание предметов, наполнявших комнаты его домика в Вилльнёв, кажутся на первый взгляд эклектичными. Античные вазы, старинные монеты, скульптуры и марионетки индейских цивилизаций Америки, Византии, Средней Азии, Индии, Африки, Океании соседствуют с безделушками, купленными на блошином рынке, засушенными растениями и минералами, традиционными экспонатами кабинетов диковинок. Но он их все одинаково любил, будь то греческая амфора или бронзовый петушок.

После смерти художника, в 1987 году, его вдова Ольда создала в Веве Фонд, чтобы увековечить память о муже. Пестрое собрание переехало в музей Йениш вместе с 800 произведениями экспрессиониста, от самого раннего периода Венских мастерских и знакомства с полотнами Климта и Ван Гога, до последних работ, в которых чувствуется опыт в Берлинском сецессионе, влияние группы «Мост», Кандинского и Франца Марка. Если картины, рисунки, акварели и гравюры Кокошки с самого начала оказались в центре выставок, организуемых Фондом, то к его коллекции специалисты присматривались долгое время, прежде чем найти в ней ключ к творческим поискам и внутреннему миру художника.

Так возник проект выставки «Оскар Кокошка – Кабинет диковинок», организованной Фондом Оскара Кокошки совместно с музеем Линера в Аппенцелле и исследователями творчества авангардиста в Институте истории искусства и музейного дела Университета Невшатель. Музей изобразительных искусств Ля Шо-де-Фон принимает выставку у себя, правда, не в первоначальном ее варианте, как объяснила «Нашей Газете.ch» директор музея, Лада Умштеттер-Мамедова.

«Первоначальный проект принадлежит куратору Фонда Регине Бонфуа. Мы взяли за основу идею показать личную кунсткамеру Кокошки, проведя параллели между его «игрушками» и произведениями, но сами выбрали экспонаты. Когда создавался Фонд, все эти вещи сначала просто перевезли туда, и только потом осознали, что между коллекцией и творчеством Кокошки существует тесная связь. Он ищет вдохновения в своих «игрушках». Выставка этих многочисленных предметов наряду с работами Кокошки - попытка войти в его творческую лабораторию. Например, показать, как из статуэтки животного рождается костюм для иллюстрации «Сна в летнюю ночь» Шекспира. Мы выбирали предметы, которые нам казались наиболее интересными, говорящими. И — адаптировали выставку к нашему музейному пространству, которое позволяет организовать залы по темам: природы, античного искусства, экзотических стран, культа женщины, христианства…»

Вход на выставку и – в личное пространство Кокошки – знаменует медный умывальник, который висел около входной двери его дома в Вилльнёве. Автопортреты, личные вещи, статуэтки воссоздают атмосферу, в которой жил художник, и становятся введением к рассказу о том, как внешний мир, проходя через внутреннее восприятие художника, вдохновляет его на произведение искусства. Неслучайно Кокошка называл себя настоящим экспрессионистом – тем, который выражает саму экспрессию жизни, и подчеркивал: «четвертое измерение на моих картинах – проекция меня самого…»

И в том, что он интересовался самыми разными видами искусства, от живописи и скульптуры до поэзии и танца, нет ничего удивительного. Экспрессионизм в самом широком смысле слова – том, в каком понимал и переживал его Кокошка, не знает границ между жанрами и формами художественного выражения, поэтому в своей живописи он вдохновляется скульптурами и марионетками, а свой театр мыслит пластическими образами. Так, еще в период Венских мастерских Кокошка увлекается примитивным искусством, масками Океании и Африки, марионетками Полинезии и острова Явы, очарованный движениями их теней.

«Кокошка окружал себя только теми вещами, которые произвели на него сильное впечатление», - подчеркивает Лада Умштеттер-Мамедова. – «И это внутреннее впечатление он переносил на полотна. У него есть картина с изображением ракушек на пляже. Историки искусства уже проверили, что в момент написания картины Кокошка не был на море: почти нет сомнений, что он рисовал ее у себя дома, а моделями послужили собранные им ракушки. И видно – по самим ракушкам и по тому, как они представлены на картине, - что Кокошку поразила их рельефная поверхность, которую приятно трогать…»

Множество предметов, собранных художником, послужили ему моделями для иллюстраций и картин, акварелей, литографий. Так, на титульном листе иллюстраций к «Троянкам» фигурирует бронзовая коринфская каска VI века до н.э., купленная Кокошкой в 1960 году у лондонского антиквара. В своих письмах художник нередко намекает на связь своих сокровищ с творческими поисками. Так, 15 февраля 1954 года, он пишет другу, что хотел бы приобрести резные маленькие вещички, монеты, бронзовые статуэтки, вазы «этих дорогих греков», чтобы черпать вдохновение для своей работы. В письме сестре от 1 апреля 1957 года Кокошка рассказывает о покупке мраморной головы Афины IV века до н.э. - «находке, высокое качество которой вдохновит меня усовершенствовать образ Тезея на одной из картин».

К античной Греции Кокошка был неравнодушен с давних пор: на него оказали сильное воздействие идеи Вагнера и Ницше, а образы амазонок и греческих героев «Пентесилеи» немецкого писателя Генриха фон Клейста питали его воображение во время создания «Убийцы, надежды женщин» в 1907 году. В своих воспоминаниях «Моя жизнь» Кокошка опишет работу над постановкой 1909 года, когда он решил раскрасить лица и тела актеров в тех местах, которые оставались неприкрытыми одеждой: «Знания, которые мне дал этнографический музей, оказались полезными. Я узнал, рассматривая препарированные черепа примитивных народов, как, из страха смерти, мы создаем черты жизни, складки смеха или гнева, чтобы вернуть видимость жизни лицу. Я украсил руки и ноги актеров тропинками нервов, мускулов…»

Этнография с самого начала служила художнику эстетической и философской базой, и со временем интерес рос, распространяясь на другие экзотические страны и цивилизации.

Так, мексиканская марионетка-скелет заставляет Кокошку переосмыслить традиционную немецкую тему «Девушка и смерть»: в фигуре смерти на акварели без труда можно узнать прообраз – маленькую марионетку. Впрочем, без труда параллели находятся уже тогда, когда модель оказывается рядом с произведением: однако исследователям понадобилось немало времени, чтобы проследить возможные связи и сопоставить «игрушки» Кокошки с образным миром его работ. «Мы хотели предложить взгляд за кулисы творчества, ведь у зрителя редко есть возможность найти источник вдохновения художника…» - комментирует Лада Умштеттер-Мамедова.

По ее словам, сильнейшими источниками вдохновения для Кокошки-экспрессиониста были образы женщины и Христа. «Тема женщины — очень важна для него. Прежде всего, из-за трагической истории любви с Альмой Малер, вдовой знаменитого композитора. Они с Кокошкой прожили вместе несколько лет, пока она не ушла, потому что боялась не выдержать его всепоглощающей любви. Кокошка очень мучительно переживал разлуку, ушел на фронт с мыслью погибнуть, создал невероятные по силе произведения в этот период. Сам по себе процесс создания картины — карандаши, источенные как ножи, толстые мазки, - становится знаком экспрессионизма», - рассказывает директор музея Ля Шо-де-Фона. Тема культа женщины, будь то индийская богиня или Мадонна, - находит выражение в творчестве Кокошки.

Что же могло объединить для художника индонезийские фигурки с христианским распятием, или деревянного поросенка – с коринфским шлемом?

Лада Умштеттер-Мамедова видит в экспонатах, собранных Кокошкой, не столько эстетическую, сколько эмоциональную взаимосвязь: «Я думаю, он руководствовался в своем выборе эмоциями. Собирал все, что его сильно впечатляло, как настоящий экспрессионист. Античные трагедии трогали его бурными переживаниями, в экзотических экспонатах его интересовало все, что сильно воздействовало, переворачивало изнутри. В христианстве он находил, конечно, физически и психологически сильные образы. Думаю, это не столько стилистический, эстетический интерес, сколько эмоциональный. Он любил вещи, которые трогают. Иначе что может объединить античную вазу с пластиковым осликом, качающим головкой... Именно поэтому выставка многим понравится — даже тем, кто не знаком с творчеством Кокошки или далек от него: собранные им экспонаты живут своей жизнью, трогают людей самым непредсказуемым образом. Необязательно по той же причине, по какой они понравились художнику. Просто это вещи, вызывающие эмоции. Разнообразие предметов и фигурок на выставке будет интересно и детям, для которых мы специально опустили витрины пониже – чтобы удобнее было рассматривать».

Интересно, что дадаисты, любившие и почитавшие произведения Кокошки, видимо, почувствовали значение «диковинных предметов» в мировосприятии и творчестве экспрессиониста. Когда в цюрихской галерее дада ставили спектакль по пьесе «Сфинкс и соломенное чучело», его озаглавили «Диковинка от Оскара Кокошки». Если у вас еще остались сомнения, что внутренний мир художника может раскрыться в собранных им диковинках, не упустите возможность развеять их в музее города Ля Шо-де-Фон.

Оскар Кокошка - Кабинет диковинок

15 мая - 4 сентября 2011

Музей Изобразительных искусств Ля Шо-де-Фон

La Chaux-de-Fonds 

Rue des Musées 33  

Музей открыт ежедневно с 10 до 17 часов

 

Фонд Оскара Кокошки в Музее Йениш Веве

 

Добавить комментарий

Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь , чтобы отправить комментарий
КУРСЫ ВАЛЮТ
CHF-USD 1
CHF-EUR 0.85
CHF-RUB 59.5
СОБЫТИЯ НАШЕЙ ГАЗЕТЫ

ПОПУЛЯРНОЕ ЗА НЕДЕЛЮ

Коррупция, Швейцария и женевские адвокаты

В преддверии Международного дня борьбы с коррупцией, который отмечается 9 декабря, швейцарские эксперты в интервью телерадиокомпании RTS проанализировали ситуацию в этой сфере.
Всего просмотров: 1,546

«Каружка» или «Маленькая Россия». Часть 1.

В продолжение серии публикаций к 100-летию русской революции предлагаем рассказ о женевском квартале, полюбившемся русским эмигрантам и студентам в конце 19 – начале 20 века. В центре внимания нашего корреспондента – места, где любили тусоваться и столоваться «наши люди» той эпохи.
Всего просмотров: 1,158

Как швейцарская деревня Альбинен прославилась на весь мир

В последние дни о горной деревне Альбинен в кантоне Вале узнали во всех уголках планеты. Причиной такой популярности стали публикации в СМИ о том, что власти коммуны будут выплачивать всем новым жителям по 25 000 франков. Однако в реальности все оказалось немного иначе.
Всего просмотров: 995

СЕЙЧАС ЧИТАЮТ

Как швейцарская деревня Альбинен прославилась на весь мир

В последние дни о горной деревне Альбинен в кантоне Вале узнали во всех уголках планеты. Причиной такой популярности стали публикации в СМИ о том, что власти коммуны будут выплачивать всем новым жителям по 25 000 франков. Однако в реальности все оказалось немного иначе.
Всего просмотров: 995

Швейцарское гражданство – инструкция по получению

Фото - Наша газета Мы продолжаем серию публикаций об интересующих наших читателей правовых аспектах жизни в Швейцарии. Сегодня мы расскажем о новых правилах получения гражданства.
Всего просмотров: 103,125

Секс-игрушки для швейцарских детей

Такого мы еще не видели – наглядные пособия для курса сексуального воспитания роздадут детям от 4 до 10 и старше в Базеле. В комплект входят два пупса, книжки с картинками, а также «забавные» плюшевые игрушки, которые имитируют половые органы и вставляются друг в друга совсем по-взрослому.
Всего просмотров: 25,174
© 2015 Наша Газета - NashaGazeta.ch
Все материалы, размещенные на веб-сайте www.nashagazeta.ch, охраняются в соответствии с законодательством Швейцарии об авторском праве и международными соглашениями. Полное или частичное использование материалов возможно только с разрешения редакции. В случае полного или частичного воспроизведения материалов сайта Nashagazeta.ch, ОБЯЗАТЕЛЬНА АКТИВНАЯ ГИПЕРССЫЛКА на конкретный заимствованный текст. Фотоизображения, размещенные редакцией Nashagazeta.ch, являются ее исключительной собственностью. Полное или частичное воспроизведение фотоизображений без разрешения редакции запрещено. Редакция не несет ответственности за мнения, высказанные читателями в комментариях и блогерами на их личных страницах. Мнение авторов может не совпадать с мнением редакции.
Scroll to Top
Scroll to Top