От мусора до политики: приключения по ту сторону Сарины|De l'autre côté de la barrière de röstis: les aventures de deux conseillers nationaux

Автор: Ольга Юркина, Берн, 4. 01. 2011 Просмотров:1432

Фото - Наша газета

Руди Нозер (слева) и Антонио Оджерс рассказывают о своих похождениях Швейцарскому телеграфному агентству (Keystone)

О разнице в культурах и менталитетах французской и немецкоязычной частей Конфедерации испокон веков ходят легенды. «Граница» между «двумя Швейцариями» проходит по реке Сарине (Зане), протекающей через двуязычный Фрибург, и со времен Первой мировой войны условно называется «Рёштиграбен»: «ров рёшти» в дословном переводе. Надо сказать, что традиционное блюдо из картофеля «рёшти», популярное в немецкоязычных кантонах, уже давно с успехом перебралось через тот самый метафорический ров, получив не меньшее признание во французской части страны, однако название осталось и по-прежнему делит Швейцарию пополам – по крайней мере, символически.

Жители страны с удовольствием рассказывают о своих похождениях «по ту сторону Сарины», лингвистическом и культурном опыте пребывания «у иноязычных соотечественников». Когда же речь идет об известных личностях, отправляющихся за Рёштиграбен, то их исповеди становятся просто сенсацией. Так произошло и с национальными советниками Руди Нозером и Антонио Оджерсом, отправившимися на один год в «другую Швейцарию» и испытавшими на себе разницу в мышлении и повседневной жизни, не говоря уже о языковых казусах. Своими размышлениями они поделились накануне Нового года со Швейцарским телеграфным агентством ATS.

Для начала кратко представим главных героев. Руди Нозер – национальный советник от Либерально-радикальной партии кантона Цюрих и владелец предприятия, занимающегося разработкой программного обеспечения в области телекоммуникаций. Из родного Ветцикона он решил переехать в Женеву с целью овладеть французским языком и лучше «понять» романдцев - в прямом и переносном смысле слова. Впрочем, сначала национальный советник кантона Цюрих собирался на несколько месяцев в Париж – постигать и оттачивать язык Мольера, но из соображений удобства решил, в итоге, переехать со всей семьей на один год в Женеву и обосновался в Версуа. Таким образом Руди Нозер мог без труда отправляться по делам в Берн и Цюрих, если того требовали обстоятельства, а свободное время посвящать курсам второго национального языка, до недавнего времени остававшегося для него темным лесом.

На вопрос о том, что сподвигло его выучить французский Руди Нозер назвал журналистам несколько причин. Во-первых, чисто личная: взять реванш над языком, который сопротивлялся ему в школьные годы и причинял страдания вместе с природной безграмотностью. Во-вторых, перед предприятием телекоммуникационных технологий, принадлежащим Нозеру, открываются интересные перспективы во Франции, и президенту административного совета без языка было бы сложно добиться желаемых результатов. Наконец, политические причины: стыдно члену парламента в стране с четырьмя официальными языками знать один немецкий, даже если, по его словам, он и не планирует карьеры в Федеральном Совете…

Схожая «политическая» причина направила и Антонио Оджерса, национального советника от партии Зеленых кантона Женева, в Берн. В течение одного года он решил открывать и «осваивать» другую, неизвестную ему Швейцарию – от ее языка до культурных особенностей. По словам Оджерса, знание культуры своих соотечественников необходимо для любого политика, даже если он не собирается участвовать в федеральных выборах, и уж тем более – если собирается. Как бы ни развивались дальше события, Оджерс уверен, что опыт в Берне мог быть только позитивным и позволил ему увидеть и лучше узнать свою собственную страну, даже несмотря на трудности и промахи…

Например, с таким, казалось бы, простейшим объектом манипуляции, как мусор. Жилищный отдел муниципалитета в Берне несколько раз отказывался принять пакет с бумагой и картоном от женевского избранника в Национальный совет: «стопочка была недостаточно аккуратно связана». Ко всему прочему, сверхточные швейцарские немцы не смешивают неподобающим образом картон и старые газеты… Разве не провокация?  

Впрочем, отношения с мусором по «романдским» правилам пришлось налаживать и Руди Нозеру. Со своей семьей он напрасно искал в магазинах официальные мешки, в стоимость которых включен налог на сбор мусора и его переработку,  как это принято в немецкоязычных кантонах. Пока не узнал, что женевцы выплачивают свою таксу на мусор иначе. Инцидент не сказался на намерении цюрихского национального советника постичь тайны повседневности Романдской Швейцарии и ее язык. К тому же, его переезд в Версуа не прошел незамеченным для местной прессы и политиков, которые сразу же проявили необычайный интерес к «чужеземцу». Ему прислали приглашение на обед с политическими деятелями и банкирами и предложили вести собственную хронику в популярном журнале Le Matin Dimanche.

Антонио Оджерсу, поселившемуся в Берне, пришлось сложнее: таким радушным приемом он похвастаться не мог, ибо его приезд остался незамеченным. Не для того ли, чтобы привлечь внимание общественности, «зеленый» женевский парламентарий в марте месяце поднял вопрос об использовании диалекта в немецкой части Швейцарии и проблеме взаимопонимания швейцарцев? С этого момента пресса по ту сторону Сарины начала проявлять к нему интерес, но, по словам Оджерса, «переезд не был особым сюжетом разговора». Как же иначе? Его текст о лингвистическом будущем Швейцарии привел к себе гораздо больше внимания, ведь Оджерс позаботился о настоящем скандале.

Женевский национальный советник исходил из того, что в немецкой части Швейцарии диалекты используются гораздо чаще литературного языка, который, обливаясь потом, зазубривают франкоговорящие соотечественники на уроках в школе. Таким образом, даже владея немецким, они не находят понимания по ту сторону Сарины, что препятствует национальному сплочению. Если Оджерс отчасти сделал верное замечание насчет качественного отличия диалекта от литературного языка – немецкий Гете не является на практике языком общения в немецкой части Швейцарии, - то его предложения по выходу из лингвистического кризиса спровоцировали острую полемику.

Первый сценарий – запретить использование швейцарского немецкого в общественных местах и на официальных заседаниях в пользу литературного немецкого – вызвал негодование носителей диалектов. Причем такое, что текст Оджерса некоторые из них даже не дочитали до конца и так и не узнали, что женевский парламентарий ничего против швейцарского немецкого не имел. Ибо вторым сценарием развития, предложенным им, было провозглашение швейцарского немецкого национальным языком и даже – введение обязательного изучения диалектов «Schwyzetdütsch» в романдских школах параллельно с курсами литературного немецкого. Это чуть было не спровоцировало другую полемику, на этот раз – во франкоязычной части Швейцарии, школьники которой не слишком в ладах с немецким.

Наконец, третьим предложением по достижению языкового консенсуса, выдвинутым Антонио Оджерсом, стало введение единого «политического» языка и в этом случае, самым подходящим кандидатом оказывался… английский. Отвечая на вопросы журналистов, заинтересовавшихся оригинальной гипотезой, женевский национальный советник подчеркнул, что в реальности официальным языком немецкой части Швейцарии является Schwyzetdütsch, и необходимо с этим считаться. Надо отдать должное романдцу, сам он записался на курс швейцарского немецкого, и немногие из франкоязычных коллег последовали его примеру.

Легко догадаться, что у цюрихского национального советника подобной проблемы с французским не возникло: в Романдской Швейцарии, за исключением региональных лексических особенностей, говорят на том же языке, что и в Париже. Впрочем, от этого язык Бодлера не показался Руди Нозеру более легким. Одним из самых больших его страхов на протяжении всего года было вернуться в Цюрих, не сделав значительных прогрессов во французском или достигнув гораздо меньших успехов, чем его собственные дети… «Если я решил обосноваться в Женеве, так это потому, что я испытываю желание понять романдцев, давать интервью на французском языке. Я говорю только на одном национальном языке и считаю, что из уважения к носителям романских языков в нашей стране необходимо владеть хотя бы французским. К тому же, жители Романдской Швейцарии необычайно творческие личности. Понимать их идеи важно, чтобы находить правильные решения в Берне».

Со Швейцарским телеграфным агентством Руди Нозер и Антонио Оджерс поделились самыми яркими впечатлениями от разницы в менталитетах по ту и иную сторону Сарины. Женевскому избраннику в Национальный совет бросилось в глаза, что у швейцарских немцев развит комплекс неполноценности по отношению к жителям Германии. В то время как Романдская Швейцария не испытывает подобных же чувств по отношению к французам. Особенно его заинтересовала дискуссия о немецких студентах в цюрихских университетах: подобный спор был бы просто немыслим в Женеве, считает Оджерс. К слову, с ним согласны многие представители науки и мысли в романдской части Швейцарии.

Со своей стороны, Руди Нозер упрекают Женеву во враждебном отношении к приграничным районам Франции, жители которых работают «на швейцарской стороне». Антонио Оджерс возражает на это замечание, что в Романдской Швейцарии, в частности, в Женеве, люди, приезжающие на работу из приграничных районов, заняты в сфере услуг и строительства, речь идет не о медиках и профессорах, приезжих из Германии, как в Цюрихе. Впрочем, с последним наблюдением можно поспорить: французы работают в Женеве и в университетах, и в больницах.

Оба национальных советника единодушны во мнении, что их лингвистические регионы совершенно по-разному относятся к проблеме иностранцев. В Романдской Швейцарии более гибкая политика интеграции, - заключает Антонио Оджерс. В то же время, что касается социальной политики, женевский национальный советник надеется на благотворное воздействие немецкой Швейцарии.  На романдской части сказывается влияние Франции, в которой позиции государства необычайно сильные. «В Романдской Швейцарии люди очень многого ждут от государства, даже если индивидуализм, парадоксальным образом, силен», - соглашается Руди Нозер. «Напротив, альпийская культура жива в немецкой части Швейцарии: в горах возможно выжить только благодаря взаимопомощи – в то же время мы мало ожидаем от государства».

Существенную разницу заметили оба «добровольных ссыльных» и в манере управлять страной. «У нас развиты широкие политические взгляды», - считает женевский национальный советник. Однако нам недостает прагматизма. Немецкая Швейцария предпочитает руководствоваться в политике прагматизмом, но остается пленницей формальностей. Несмотря на различия в языках и культурах, лингвистические регионы прекрасно уживаются друг с другом, - резюмирует Антонио Оджерс. Руди Нозер уверен, что концепт Конфедерации оставляет достаточно свободы действия регионам в определении того, что означает для них «Швейцария». Однако, добавляет он с грустью, «если однажды Швейцария больше не будет моделью успеха, между регионами очень быстро произойдет разрыв».

Личные впечатления от путешествия в другую часть страны остаются позитивными. Цюрихский национальный советник убежден, что житель немецкой части Швейцарии сможет гораздо продуктивнее заниматься политикой в Берне после стажа у романдских соседей». Антонио Оджерс чувствует себя отныне в большей степени швейцарцем, чем женевцем, и – гораздо богаче. «У меня появились более ясные идеи того, что хорошо и менее хорошо во французской и немецкоязычной частях страны». Во время годовой «стажировки» в Берне Антонио Оджерс много путешествовал по ту стороны Сарины – в кантоны Граубюнден, Цюрих, Базель – и не смог не оценить чистоту и порядок немецких городов.

«Качество организации урбанистического пространства просто невероятное. Они смогли развить живые городские центры, с эффективной системой общественного транспорта, меньшим количеством машин. Трамваи, велосипеды, террасы: города принадлежат пешеходам». Что касается доступа к берегам рек и озер, то Берн и Базель для женевца остаются эталоном. «Здесь купаются и прогуливаются семьями, как и в Цюрихе, где оборудованы и открыты для всех пляжи на берегу озера. Что немыслимо в Женеве», - заключает Антонио Оджерс.

Может быть, успех страны, независимо от лингвистических и культурных различий регионов, заключается в том, чтобы брать друг у друга только самое лучшее?

 

Добавить комментарий

Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь , чтобы отправить комментарий
КУРСЫ ВАЛЮТ
CHF-USD 1
CHF-EUR 0.85
CHF-RUB 59.5
СОБЫТИЯ НАШЕЙ ГАЗЕТЫ

ПОПУЛЯРНОЕ ЗА НЕДЕЛЮ

Коррупция, Швейцария и женевские адвокаты

В преддверии Международного дня борьбы с коррупцией, который отмечается 9 декабря, швейцарские эксперты в интервью телерадиокомпании RTS проанализировали ситуацию в этой сфере.
Всего просмотров: 1,561

«Каружка» или «Маленькая Россия». Часть 1.

В продолжение серии публикаций к 100-летию русской революции предлагаем рассказ о женевском квартале, полюбившемся русским эмигрантам и студентам в конце 19 – начале 20 века. В центре внимания нашего корреспондента – места, где любили тусоваться и столоваться «наши люди» той эпохи.
Всего просмотров: 1,164

Как швейцарская деревня Альбинен прославилась на весь мир

В последние дни о горной деревне Альбинен в кантоне Вале узнали во всех уголках планеты. Причиной такой популярности стали публикации в СМИ о том, что власти коммуны будут выплачивать всем новым жителям по 25 000 франков. Однако в реальности все оказалось немного иначе.
Всего просмотров: 1,053

СЕЙЧАС ЧИТАЮТ

Секс-игрушки для швейцарских детей

Такого мы еще не видели – наглядные пособия для курса сексуального воспитания роздадут детям от 4 до 10 и старше в Базеле. В комплект входят два пупса, книжки с картинками, а также «забавные» плюшевые игрушки, которые имитируют половые органы и вставляются друг в друга совсем по-взрослому.
Всего просмотров: 25,260

Швейцарское гражданство – инструкция по получению

Фото - Наша газета Мы продолжаем серию публикаций об интересующих наших читателей правовых аспектах жизни в Швейцарии. Сегодня мы расскажем о новых правилах получения гражданства.
Всего просмотров: 103,187

Как швейцарская деревня Альбинен прославилась на весь мир

В последние дни о горной деревне Альбинен в кантоне Вале узнали во всех уголках планеты. Причиной такой популярности стали публикации в СМИ о том, что власти коммуны будут выплачивать всем новым жителям по 25 000 франков. Однако в реальности все оказалось немного иначе.
Всего просмотров: 1,053
© 2015 Наша Газета - NashaGazeta.ch
Все материалы, размещенные на веб-сайте www.nashagazeta.ch, охраняются в соответствии с законодательством Швейцарии об авторском праве и международными соглашениями. Полное или частичное использование материалов возможно только с разрешения редакции. В случае полного или частичного воспроизведения материалов сайта Nashagazeta.ch, ОБЯЗАТЕЛЬНА АКТИВНАЯ ГИПЕРССЫЛКА на конкретный заимствованный текст. Фотоизображения, размещенные редакцией Nashagazeta.ch, являются ее исключительной собственностью. Полное или частичное воспроизведение фотоизображений без разрешения редакции запрещено. Редакция не несет ответственности за мнения, высказанные читателями в комментариях и блогерами на их личных страницах. Мнение авторов может не совпадать с мнением редакции.
Scroll to Top
Scroll to Top