Русские потомки швейцарского генерала|Descendants russes du général Jomini

Автор: Иван Грезин, Лозанна, 28. 10. 2010 Просмотров:2271

Фото - Наша газета

Генерал Антуан-Анри де Жомини. Эскиз к портрету Шарля Глейера (Charles Gleyere. Из собрания Музея Пайерна)

От генерала Жомини до Карла Маркса и I Интернационала

Русско-швейцарские контакты в XIX и XX веках удивительно многоплановы. Каких только людей мы здесь ни находим. Швейцарцы на русской службе и их обрусевшие потомки, сохранявшие тем не менее гражданство своего кантона и коммуны. Революционеры-эмигранты трех поколений. Туристы-знаменитости с их письмами, дневниками и воспоминаниями. Командированные дипломаты и служители Церкви. Выпускники Женевского, Цюрихского и других университетов, не пошедшие в революцию, но оставшиеся в стране и самоотверженно трудившиеся врачами или инженерами на своей новой родине…

Эти группы населения, казалось, существовали каждый в своем мире, со своими заботами и переживаниями. Немногие исключения лишь подчеркивали правило — все слои общества XIX-XX веков были затронуты революционным безумием, но у многих революционность улетучивалась довольно быстро.

Любопытный пример того, как революционной лихорадкой проникались потомки обосновавшихся в России иностранцев, можно найти в потомстве одного из самых известных швейцарцев на русской службе - генерала Антуана Анри де Жомини (de Jomini (1779-1869). Две внучки знаменитого военного теоретика связали свою жизнь с революционным движением.

Есть такой известный биографический справочник «Деятели революционного движения в России», который в 1920-е годы издавало Всесоюзное общество политических каторжан и ссыльно-поселенцев. (Издание это, кстати, оборвалось на самом «интересном» месте, когда нужно было переходить к социал-демократическому периоду освободительной борьбы, и упоминание многих имен, без которых справочник обойтись не мог, стало опасным. Редакция была разогнана и вновь отправилась по лагерям и ссылкам, как во времена своей боевой молодости. Но это уже совсем другая история).

На страницах этой книги, в частности, мы и встречаемся с потомками швейцарского генерала. Критерий отбора персоналий для справочника был весьма характерным — туда попадал всякий, кто хоть как-то отметился на освободительном поприще, пусть даже в ранней молодости. Если какой-нибудь студент в 1860-е годы выходил на сходку и разбрасывал прокламации, затем арестовывался, но потом выпускался на поруки, более замешан ни в чем не был, поступал на службу и к началу XX века дослуживался до генеральского чина — он все равно оказывался в числе «деятелей революционного движения». При всей тенденциозности такого подхода нельзя не отметить, что некую действительно разлитую по обществу революционность, «бунташность», часто быстро проходившую, он все-таки отражал.

Но вернемся к потомкам Жомини. Баронесса Аделаида Генриховна Жомини, старшая из дочерей генерала, была замужем за русским дворянином из старинного рода, орловским помещиком Степаном Васильевичем Зиновьевым. (Она, кстати, прожила очень долгую жизнь и скончалась, не дожив двух месяцев до 98-ми лет. Ее знаменательному долголетию в 1904 г. посвятил стихотворение Вячеслав Иванов — вторая жена поэта Лидия Дмитриевна Зиновьева была родной племянницей Степана Васильевича).

Из детей Аделаиды Генриховны и Степана Васильевича сыновья Степан Степанович и Александр Степанович жили в России, служили: первый по Ведомству внутренних дел и к 1917  г. был статским советником, а второй, по образованию инженер путей сообщения, на разных железных дорогах в европейской России. Что же до дочерей Зиновьевых, то, в отличии от благонамеренных братьев, имена их и их супругов мы встречаем среди революционных деятелей.

Ольга Степановна Зиновьева была замужем за Валерием Николаевичем Левашевым, также из старинного дворянского рода, который унаследовал от отца значительные имения в Нижегородской губернии. И вот этот выпускник Императорского Московского университета, служивший сначала чиновником для особых поручений при Нижегородском военном губернаторе, в 1863 году оказался замешан в некое политическое дело. В. Н. Левашев был мировым посредником (т.е. контролером за осуществлением земельной реформы 1861 г.) у себя в Макарьевском уезде Нижегородской губернии. У него был произведен обыск и найдены письма, обнаруживавшие «вредное направление мыслей». Два года находился В. Н. Левашев под полицейским надзором, затем вернулся к себе в имение и там прожил до самой смерти, последовавшей в 1877 году, причем более ни в каких противоправительственных действиях он замечен не был.

Однако эстафету вольнодумства подхватила жена, Ольга Степановна. В 1860-е годы в Москве она состояла в революционном кружке Н. А. Ишутина, сотрудничала в переплетной и швейной мастерских, организованных кружком на артельных началах. Затем эмигрировала, жила в том числе и в Женеве, в 1870 году стала членом русской секции I Интернационала.

В 1874 году Ольга Степановна Левашева неожиданно вернулась в Россию и долгое время жила в своем имении Каменка в Симбирской губернии. По сведениям, собранным в 1960—1970 гг. куйбышевским историком В. Арнольдом, дом Ольги Степановны в Каменке принимал многих представителей либеральной интеллигенции Поволжского края, которым она, среди прочего, рассказывала о революционной эмиграции, I Интернационале, Карле Марксе… Среди ее гостей бывал и инспектор народных училищ И. Н. Ульянов. Как предположил В. Арнольд в своем исследовании «Когда В. И. Ленин впервые услышал о Карле Марксе?», именно через внучку генерала Жомини мог впервые узнать об основоположнике марксизма и второй сын И. Н. Ульянова. На свою и нашу голову.
 

От анархизма до геологии Салева и Юры

Еще одна дочь Степана Васильевича Зиновьева и баронессы Аделаиды Генриховны Жомини — Аделаида Степановна, также оказалась на родине предков, в Швейцарии, где прожила большую часть жизни и умерла в 1915 году.

В 1865 году в Женеве она сочеталась браком с Николаем Ивановичем Жуковским. Это фигура в русском революционном движении примечательная. Из дворян Оренбургской губернии, выпускник Императорского Московского университета, служивший некоторое время в архиве Министерства иностранных дел, Н. И. Жуковский привлекался по делу нелегальной типографии П. Д. Баллода. В июне 1862 года, накануне намеченного ареста, он бежал за границу; заочно был приговорен к лишению прав состояния и к изгнанию из пределов России. Поселился в Женеве, где прожил с перерывами почти четверть века. Н. И. Жуковский сотрудничал и с А. И. Герценом, и с М. А. Бакуниным, был участником международных объединений анархистов, издавал и редактировал многие революционные периодические издания, сам содержал типографию в Женеве. Состоял членом I Интернационала, но после исключения Бакунина в 1872 году в знак солидарности сложил с себя членство.

Н. И. Жуковский умер в женевском квартале Каруж в 1895 году. У него с А. С. Зиновьевой было два сына — Александр Николаевич и Степан Николаевич Жуковские. Их биографии — а они, напомним, правнуки генерала Жомини и дети известного революционера — как никакие другие свидетельствуют о том, насколько все-таки единым пластом является русская история и, в частности, история русских швейцарцев и швейцарских русских, несмотря на пропасти, разделявшие положение и взгляды людей. После швейцарского военного на русской службе, после либеральных помещиков и пламенных революционеров, перед нами два брата, скромно и самоотверженно работавших на свою новую родину.

Александр Николаевич Жуковский родился в Веве в 1866 году. Получив инженерное образование, он служил в различных швейцарских дорожных и железнодорожных компаниях. А. Н. Жуковский был также инженером в Службе водоснабжения Женевы, и в 1895 году участвовал в установке водоснабжения в Каруже. Натурализовавшись в Швейцарии, он тем не менее не терял связей с исторической родиной. С 1897 по 1914 годы А. Н. Жуковский жил в России и служил в Нижегородской губернской строительной и дорожной комиссии. По возвращении в Швейцарию также служил инженером, причем не только здесь, но и во Франции и даже в Венесуэле.

А. Н. Жуковский много сделал для своих обеих родин, и сделал бы еще больше, если бы не нелепая смерть в возрасте 55-ти лет: 3 августа 1921 года на улице Каруж в Женеве его насмерть сбил велосипедист.

Александр Николаевич был женат на своей двоюродной сестре Софье Владимировне Жуковской; у них было две дочери — Пелагея и Аделаида, большую часть жизни прожившие в Женеве. Детей они не оставили.

Брат Александра Николаевича, Степан Николаевич Жуковский (в Швейцарии его называли «Etienne Joukowsky », 1869—1948), получил известность как геолог, гидрограф и гляциолог. В отличии от брата, он мест службы не менял, а с 1897 года и в течение 40 лет сотрудничал в отделе минералогии Музея естественной истории в Женеве. Хотя путешествовал не меньше, если не больше брата. Начав, как и полагается женевцу, с исследований минералов Салева и Юры, он добирался с геологическими экспедициями до Урала и Кавказа, неоднократно работал в Южной Америке, часто с риском для жизни — однажды в Парагвае чуть было не погиб в сельве.

С. Н. Жуковский был автором многочисленных трудов по геологии и минералогии, но особенную известность принесло ему составление географических карт. Еще в 1896 году, к Швейцарской национальной выставке, проходившей в Женеве, С. Н. Жуковский выпустил карту разработки минеральных ископаемых всей страны. А в 1925 году группа исследователей под его руководством составила карту кантона Женева в масштабе 1:12 500. История этого проекта очень интересна. Однажды в архивах женевского кадастра Степан Николаевич случайно наткнулся на материалы для карты кантона, снятые в 1837—1838 годах, то есть за почти сто лет до того, генералом Гийомом-Анри Дюфуром и его сотрудниками. Время сильно повредило записи, и С. Н. Жуковскому со своими сотрудниками пришлось долго потрудиться, чтобы сохранить для потомков этот замечательный памятник швейцарской картографии, известный под названием «Карта генерала Дюфура».

От редакции: Это только малая часть удивительных судеб и удивительного переплетения семейных историй русских швейцарцев и швейцарских русских. И как после этого не верить, что и в истории людей, и в истории семей взаимосвязано все, непреодолимых пропастей просто нет, а наша история — это наша общая история. Иными словами - продолжение следует...

 

Добавить комментарий

Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь , чтобы отправить комментарий
КУРСЫ ВАЛЮТ
CHF-USD 1.01
CHF-EUR 0.86
CHF-RUB 59.6
СОБЫТИЯ НАШЕЙ ГАЗЕТЫ

ПОПУЛЯРНОЕ ЗА НЕДЕЛЮ

Беременная беженка потеряла ребенка – швейцарский пограничник признан виновным

Трибунал вынес обвинительный приговор в отношении швейцарского пограничника, который в 2014 году отказал в медицинской помощи беременной беженке из Сирии, в результате чего она потеряла ребенка.
Всего просмотров: 2,103

Сообщил в налоговую о своей недвижимости за рубежом и плати еще больше?

В преддверии запуска автоматического обмена налоговой информацией резиденты Швейцарии массово сообщают в налоговые органы о своих иностранных активах. В связи с этим Конфедерация продлила срок амнистии до сентября 2018 года.
Всего просмотров: 1,504

Швейцарский банкир против Соединенных Штатов: история победы

«На меня надели наручники сразу после моего прибытия в Нью-Йорк». Бывший цюрихский банкир Штефан Бук рассказал газете Le Temps, как нелегко было добиться правосудия за океаном, и как долгий судебный процесс, в ходе которого он столкнулся с давлением, лжесвидетельствами и манипулированием, закончился его оправданием.
Всего просмотров: 1,120

СЕЙЧАС ЧИТАЮТ

Швейцарское гражданство – инструкция по получению

Фото - Наша газета Мы продолжаем серию публикаций об интересующих наших читателей правовых аспектах жизни в Швейцарии. Сегодня мы расскажем о новых правилах получения гражданства.
Всего просмотров: 103,778

Секс-игрушки для швейцарских детей

Такого мы еще не видели – наглядные пособия для курса сексуального воспитания роздадут детям от 4 до 10 и старше в Базеле. В комплект входят два пупса, книжки с картинками, а также «забавные» плюшевые игрушки, которые имитируют половые органы и вставляются друг в друга совсем по-взрослому.
Всего просмотров: 25,537

Как швейцарская деревня Альбинен прославилась на весь мир

В последние дни о горной деревне Альбинен в кантоне Вале узнали во всех уголках планеты. Причиной такой популярности стали публикации в СМИ о том, что власти коммуны будут выплачивать всем новым жителям по 25 000 франков. Однако в реальности все оказалось немного иначе.
Всего просмотров: 1,354
© 2015 Наша Газета - NashaGazeta.ch
Все материалы, размещенные на веб-сайте www.nashagazeta.ch, охраняются в соответствии с законодательством Швейцарии об авторском праве и международными соглашениями. Полное или частичное использование материалов возможно только с разрешения редакции. В случае полного или частичного воспроизведения материалов сайта Nashagazeta.ch, ОБЯЗАТЕЛЬНА АКТИВНАЯ ГИПЕРССЫЛКА на конкретный заимствованный текст. Фотоизображения, размещенные редакцией Nashagazeta.ch, являются ее исключительной собственностью. Полное или частичное воспроизведение фотоизображений без разрешения редакции запрещено. Редакция не несет ответственности за мнения, высказанные читателями в комментариях и блогерами на их личных страницах. Мнение авторов может не совпадать с мнением редакции.
Scroll to Top
Scroll to Top