Жан-Кристоф Эмменегер, или Необыкновенные путешествия швейцарца на Кавказе|Jean-Christophe Emmenegger ou Les aventures d'un Suisse au Caucase

Автор: Ольга Юркина, Фрибург, 1. 09. 2010 Просмотров:1488

Фото - Наша газета

Художник в своем ателье (© NashaGazeta.ch)

НГ: Как же так получилось, что именно пребывание в Петербурге определило направление Вашей последующей деятельности, и какие дороги привели выпускника филологического факультета Фрибурга в Северную столицу?

Жан-Кристоф Эмменегер: В Санкт-Петербург я попал довольно банально - в рамках Федеральной программы временной занятости, разработанной для тех, кто не может найти работу в Швейцарии. Именно к таким относился и я после окончания университета, совершенно не предполагав, что не так просто найти работу по специальности с филологическим образованием. По этой программе можно было отправиться работать на шесть месяцев в одну из стран Восточной Европы, в том числе – в Россию. Надо признаться, что у меня были и личные причины, а именно, - я мечтал уехать как можно дальше и посмотреть, как живут в другой стране. И хотел сам попробовать жить по-другому.

НГ: И выбор лег на Россию?

Жан-Кристоф Эмменегер: С Россией я чувствовал какую-то духовную связь. Я с детства любил музыку, и меня всегда вдохновляли русские композиторы – Чайковский, Хачатурян, Шостакович... И к этому прибавлялось необъяснимое влечение души. Я почти уверен, что у моей матери русские корни, у нее даже черты славянские, не знаю, как уж это получилось, но без русских предков точно не обошлось. Впрочем, это скорее говорит мое мистическое воображение.

НГ: Большинство иностранцев предпочитают отправляться работать в Москву, а Вы отправились в Санкт-Петербург...

Жан-Кристоф Эмменегер: В Москве я уже бывал до этого, в 1993 году, зимой, и совершил путешествие по Золотому Кольцу и Сибири. Впечатления от заснеженных городов остались незабываемые. В Петербурге мне сделали более интересное предложение – работать для журнала «Arts & Times» в рубрике культура – то есть как раз в той сфере, о которой я мечтал. С журналом сотрудничала Ассоциация Suisse-Russie, у них был филиал в Петербурге. И я отправился туда в качестве корреспондента.

Вместе с другим журналистом мы должны были искать и готовить материалы о культурных связях между Швейцарией и Россией. Я нашел множество интересной информации и сделал несколько открытий, которые впоследствии определили тему моей диссертации. Однако, к моему большому разочарованию, ничего из того, что мы сделали, так и не было опубликовано: журнал обанкротился и закрылся. А я остался без работы.

НГ: Но успели «заразиться» журнализмом? Ведь, по Вашим словам, именно в Петербурге открыли журналистское призвание?

Жан-Кристоф Эмменегер: Так как мне оставалось либо вернуться назад в Швейцарию, либо найти работу, чтобы оправдать мое пребывание в России, я предпочел последнее, потому что хотел остаться любой ценой. Написал несколько запросов в журналы и газеты, получил столько же отказов, пока меня не пригласили в Le Courrier de Russie, писать для рубрики «Культура»: раз в две недели мне нужно было представлять читателям десяток наиболее интересных событий петербургской культурной жизни. Надо сказать, с русским я тогда был не совсем в ладах, а так как немногие концертные залы и театры предлагали рецензии на английском, приходилось выкручиваться и расшифровывать.

НГ: Казусов и путаницы не было из-за недопонимания?

Жан-Кристоф Эмменегер: Жалоб и претензий на мое имя, по крайней мере, не поступало... Помимо расписания культурных мероприятий я писал статьи и рецензии, во время работы познакомился с множеством интересных людей. Именно в Le Courrier de Russie я увлекся журнализмом. Это одна часть моего путешествия. Другая цель была – увидеть, как живут русские, общаться с ними, жить, как они. Поэтому швейцарских и франкоязычных клубов я избегал, а заводил русскоязычных знакомых повсюду.

НГ: Вернувшись в Швейцарию, Вы так и не смогли оторваться от России и через некоторое время начали писать диссертацию «Путешествие на Кавказ во франкоязычной литературе». Как родилась столь оригинальная тема?

Жан-Кристоф Эмменегер: Во-первых, у меня накопилось достаточно материала со времен работы для «Arts & Times» – в частности, о путешествии Эллы Майяр, Жозефа-Артура де Гобино, Александра Дюма и других писателей. Во-вторых, я думаю, во мне кипела неудовлетворенность. Дело в том, что до Кавказа я так и не смог добраться, когда был в России. Во время моего пребывания я отправился в Калмыкию. Хотел сделать это неофициально и попросил одну знакомую организовать мне поездку. К моему глубокому разочарованию, меня приняли там как журналиста. А что еще хуже – буквально «разрывали» между собой два враждующих местных журнала, официальный, который меня принимал, и оппозиция. Редакция оппозиции хотела, чтобы я передал их письмо, разоблачающее преступления правительства, в Страсбургский суд по правам человека. А в официальной редакции мне показывали ту Калмыкию, которую я должен был, по их мнению, увидеть. Кроме того, я чувствовал недоверие ко мне. Если первоначальный проект был отправиться из Элисты через горы до Каспийского моря, то в конце концов, после того как мне несколько раз повторили, что по дороге меня обязательно похитят горцы, и не дали никаких ориентиров, я отказался от этой затеи.

НГ: И отправились на Кавказ в воображении, вместе с автором одной из книг, с которой началась Ваша диссертация. Оказывается, Пьер Сиобере, путешествующий по России в конце XIX века, тоже был из Фрибурга? 

Жан-Кристоф Эмменегер: Меня всегда интересовало неизвестное. А что может быть оригинальнее, чем история писателя, отправившегося из Грюйера на Кавказ, а по возвращении опубликовавшего авантюрно-исторический роман? Вышел я на него случайно, кстати, благодаря хорошему знакомому «Нашей Газеты», Эрику Хесли: он упоминает роман Пьера Сиобере в своей книге «Покорение Кавказа». Не скрою, что заинтриговало меня и название: «Абдалла Шлаттер или Приключения швейцарца на Кавказе». Одно имя главного героя чего стоило! Самое интересное, впоследствие выяснилось, что герой был невымышленный, его прототип, торговец из Санкт-Галлена, действительно путешествовал по Кавказу и должен был встретить автора, Сиобере, в Тифлисе, по моим расчетам, в начале 1860-х годов. А имя у него действительно было такое необычное, только не Абдалла, а Абдулла, Сиобере заменил одну букву.

НГ: А что делали швейцарцы Пьер Сиобере и Абдулла Шлаттер в Тифлисе?

Жан-Кристоф Эмменегер: Первый работал воспитателем. Он бежал в Россию после того, как во Фрибурге выиграла консервативная партия, и ему, левому радикалу и истинному грюйерцу, ничего больше не оставалось. В 1857 году он прибыл в Крым и устроился гувернером в аристократическую семью Чавчавадзе, с которой путешествовал по Кавказу.

Шлаттер отправился в Россию из исключительно коммерческих соображений, как многие в ту эпоху. Его авантюры закончились тем, что он женился на абхазской княгине, но так и не смог с ней ужиться... Он описывает свое путешествие в письмах к родителям, которые послужили мне фактической основой.

Я нашел множество соответствий: дело в том, что интрига романа Сиобере основана на реальных событиях, вплоть до свадьбы Шлаттера с княжной, о которой сообщалось даже в швейцарских журналах, и которая произошла, кстати, по ошибке. Наш швейцарец не выдержал кавказского гостеприимства и слишком много выпил на одном банкете, пообещав князю жениться на его дочери. Утром пришлось выполнить обещание. В своих письмах, как и в романе, Шлаттер не оставляет надежды сделать из княжны образованную европейскую девушку, но его попытки заканчиваются разочарованием. Сиобере в своем романе ставит вопрос о проблемах взаимопонимания разных культур.

НГ: А в чем особенность романа по сравнению с франкоязычной литературой того времени о Кавказе?

Жан-Кристоф Эмменегер: Сиобере удивил меня своим ироничным взглядом, резко отличающимся от взглядов других путешественников по Кавказу – Дюма, де Местра, Гобино. У них все романтизировано, и совершенно не ставится проблема восприятия другого, чужой культуры. Очень современный вопрос, который задает себе Сиобере, размышляя об эпохе колониализма и проблемах империализма. А что еще более поразительно – у него в романе все персонажи действуют в своих собственных меркантильных интересах, от главного героя швейцарца до князя. Довольно пессимистичная картина, представленная в ироничной манере. Хотя роман был написан в 1870 году, он читается, как современный.

НГ: Книга Сиобере пользовалась популярностью в Швейцарии?

Жан-Кристоф Эмменегер: Сиобере был известен, по большей части, своими зарисовками сельской жизни и рассказами о Грюйере и его жителях. А роман о Кавказе оставался в тени, по моему мнению, несправедливо, так как это наиболее интересное его произведение. Сейчас роман готовят к переизданию, и мне предложили написать предисловие, которым давно пора заняться...

НГ: На Кавказ Вам впоследствии удалось отправиться самому. Что можете сказать о своих собственных «Приключениях швейцарца на Кавказе»? Княжну не нашли?

Жан-Кристоф Эмменегер: Нет, но переехать в горный поселок мне предлагали. Я ездил в Теберду, принимал участие в конференции Карачаево-Черкесского государственного университета им. Алиева, где рассказывал о своей научной работе. Остался в восторге от культуры, традиций, еды, тостов. Но больше всего меня поразили сами участники конференции. Дело в том, что ситуацию на Кавказе нам на Западе представляют с одной официальной точки зрения. А там моим глазам предстали интеллигентные люди, с университетским образованием, интересующиеся своим прошлым, размышляющие о своем будущем, о судьбе своей страны. О них мало кто знает, и к ним мало кто прислушивается, а мне кажется, именно они могли бы предложить решения многих тупиковых проблем. А еще меня очень огорчает, что такого радушного приема, как они мне там оказали, ни я, ни мой университет не смогли бы предложить им здесь. Я хочу сказать, им бы оплатили отель, все устроили, как полагается, но не более того: не хватало бы горячего, жаркого гостеприимства.

НГ: Как удается совмещать деятельность журналиста, художника, диссертацию?

Жан-Кристоф Эмменегер: Наверное, опять благодаря России. Нужно сказать, что у меня был замечательный редактор в первом журнале, образованный, интеллигентный, превосходно знающий русскую культуру и литературу, как и Петербург. Когда мы шли с ним по городу, он рассказывал историю каждого переулка, каждого кафе. Удивительный человек. Он меня поразил тем, что совмещал множество интересов: работал редактором, писал стихи, увлекался историей. В Европе мы все – узкие специалисты в каком-нибудь деле, а я согласен с тем, что можно делать несколько вещей одновременно, как в России. Но диссертацию я пока отложил, гораздо больше занимаюсь живописью.

НГ: Одна из Ваших выставок прошла в Санкт-Петербурге и называлась «Упражнение в стилях». Откуда такое название?

Жан-Кристоф Эмменегер: Во время моего пребывания в России я очень многое поставил под вопрос, включая самого себя. Я начал с нуля, совершенно потерял ориентиры. В России я был чужеземцем, но и вернувшись в Швейцарию, остался чужеземцем. Рисунками тушью я пытался прощупать некоторые границы, чтобы выйти за их пределы. Я рисовал то, что приходило на ум, в совершенно свободной манере. Выставка в галерее «Борей» совпала с довольно болезненным моментом в моей жизни. И я назвал ее «Упражнения в стиле», потому что упражнялся верить во что-то. Иметь свой стиль стало правилом коммерческого успеха, в академиях учат искать свой стиль. А как же Пикассо, который говорил «я не ищу, я нахожу»? Он хотел сказать, что быть художником – в первую очередь, означает быть человеком, который трудится и не всегда знает, что делает и почему. Для меня избегать своего стиля, показать различные возможные стили одновременно, было способом воспротивиться абсурдности в идеологии современного искусства, и в то же время, это было выражением некоего отчаяния во мне самом, осознания множества существующих возможностей, которые я не смогу реализовать. И сознание это пришло ко мне в России.

НГ: В ателье множество портретов, написанных в гротескном, почти карикатурном стиле. Это вымышленные персонажи, воплощения идей, впечатления от встретившихся людей? И почему они преломляются в гротеске?

Жан-Кристоф Эмменегер: На портретах изображены гротескные персонажи, потому что это я, мы, в той абсурдной ситуации, в которую порой превращаем наше существование. Это не вымышленные персонажи, во всяком случае, я их воспринимаю всерьез, когда они рождаются в моем воображении. Я вижу манеры, поведение, они возникают в виде неких внутренних видений, которые у всех нас есть, и я должен перевести эти видения на язык живописи, чтобы сделать их понятными другим. Внутреннее видение – не вымысел воображения, оно более реально, чем политическая или техническая реальность, так как содержит в себе все возможности, по крайней мере, гораздо больше возможностей, чем та единообразная реальность, в которую любая власть должна заставить людей верить, чтобы сохранить власть. И персонажи получаются гротескными, потому что они страдают от искажения этой реальности. Они деформированы недостатком свободы, воздуха. Может быть, в этом смысле, они представляют собой коллективное бессознательное. Но не мне об этом судить.

 

Добавить комментарий

Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь , чтобы отправить комментарий
КУРСЫ ВАЛЮТ
CHF-USD 1.01
CHF-EUR 0.86
CHF-RUB 59.64
СОБЫТИЯ НАШЕЙ ГАЗЕТЫ

ПОПУЛЯРНОЕ ЗА НЕДЕЛЮ

Беременная беженка потеряла ребенка – швейцарский пограничник признан виновным

Трибунал вынес обвинительный приговор в отношении швейцарского пограничника, который в 2014 году отказал в медицинской помощи беременной беженке из Сирии, в результате чего она потеряла ребенка.
Всего просмотров: 1,628

Сообщил в налоговую о своей недвижимости за рубежом и плати еще больше?

В преддверии запуска автоматического обмена налоговой информацией резиденты Швейцарии массово сообщают в налоговые органы о своих иностранных активах. В связи с этим Конфедерация продлила срок амнистии до сентября 2018 года.
Всего просмотров: 1,289

Как швейцарская деревня Альбинен прославилась на весь мир

В последние дни о горной деревне Альбинен в кантоне Вале узнали во всех уголках планеты. Причиной такой популярности стали публикации в СМИ о том, что власти коммуны будут выплачивать всем новым жителям по 25 000 франков. Однако в реальности все оказалось немного иначе.
Всего просмотров: 1,253

СЕЙЧАС ЧИТАЮТ

Швейцарское гражданство – инструкция по получению

Фото - Наша газета Мы продолжаем серию публикаций об интересующих наших читателей правовых аспектах жизни в Швейцарии. Сегодня мы расскажем о новых правилах получения гражданства.
Всего просмотров: 103,545

Как швейцарская деревня Альбинен прославилась на весь мир

В последние дни о горной деревне Альбинен в кантоне Вале узнали во всех уголках планеты. Причиной такой популярности стали публикации в СМИ о том, что власти коммуны будут выплачивать всем новым жителям по 25 000 франков. Однако в реальности все оказалось немного иначе.
Всего просмотров: 1,253

Секс-игрушки для швейцарских детей

Такого мы еще не видели – наглядные пособия для курса сексуального воспитания роздадут детям от 4 до 10 и старше в Базеле. В комплект входят два пупса, книжки с картинками, а также «забавные» плюшевые игрушки, которые имитируют половые органы и вставляются друг в друга совсем по-взрослому.
Всего просмотров: 25,450
© 2015 Наша Газета - NashaGazeta.ch
Все материалы, размещенные на веб-сайте www.nashagazeta.ch, охраняются в соответствии с законодательством Швейцарии об авторском праве и международными соглашениями. Полное или частичное использование материалов возможно только с разрешения редакции. В случае полного или частичного воспроизведения материалов сайта Nashagazeta.ch, ОБЯЗАТЕЛЬНА АКТИВНАЯ ГИПЕРССЫЛКА на конкретный заимствованный текст. Фотоизображения, размещенные редакцией Nashagazeta.ch, являются ее исключительной собственностью. Полное или частичное воспроизведение фотоизображений без разрешения редакции запрещено. Редакция не несет ответственности за мнения, высказанные читателями в комментариях и блогерами на их личных страницах. Мнение авторов может не совпадать с мнением редакции.
Scroll to Top
Scroll to Top